×

Договорное право и экономические отношения тесно связаны: именно договор регулирует и формализует бизнес-взаимодействие его сторон. В связи с этим любые внешние события – изменения экономической, геополитической, правовой обстановки и т.д. – неизменно отражаются на балансе имущественных интересов сторон договора. В настоящее время российские компании несут колоссальные потери от антироссийских санкций. Так, потери компаний – экспортеров угля оцениваются почти в 8 млрд евро в год. Внутренний рынок также испытывает сложности в связи с остановкой поставок из-за рубежа.

В рамках отношений между российскими компаниями неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору из-за внешних изменений влечет негативные последствия не только для должника, который будет нести ответственность за нарушение договорных обязательств. Пострадает и кредитор, оказавшийся в результате нарушения не в состоянии, например, в установленный срок ввести в оборот предмет (товар или услугу), который должен был получить от должника, и вынужденный понести убытки. В подобных случаях вопрос о минимизации негативных последствий не зависящих от сторон договора событий становится особо актуален.

В последние годы указанная проблематика постоянно находится в фокусе внимания как бизнес-сообщества, так и практикующих юристов и ученых. Начавшиеся в 2014 г. экономические колебания, вводимые как в отношении России, так и самой Российской Федерацией санкции и ограничения предпринимательской деятельности, пандемия COVID-19 и обусловленные ею изменения в бизнес-процессах – все эти явления наиболее ярко отражаются на договорном взаимодействии участников гражданского оборота. Этот тезис справедлив как для уже заключенных договоров, затронутых такими внешними процессами, так и для соглашений, которые стороны только планируют заключить и прорабатывают детали и юридические нюансы взаимодействия с контрагентом.

ГК РФ предусмотрены механизмы, позволяющие нивелировать или минимизировать потери сторон договора от негативного влияния внешних событий. К таким механизмам относятся три института обязательственного права:

  • обстоятельства непреодолимой силы (п. 3 ст. 401);
  • невозможность исполнения (ст. 416) и ее частный случай – прекращение обязательства на основании акта органа государственной власти или местного самоуправления (ст. 417);
  • институт существенного изменения обстоятельств (ст. 451).

Рассмотрим их подробнее.

Обстоятельства непреодолимой силы как основание для освобождения от договорной ответственности

Согласно п. 3 ст. 401 ГК, если иное не предусмотрено законом или договором, лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности, несет ответственность, если не докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие обстоятельств непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях. Указанные события по общему правилу не влияют на существование договора: не прекращают его автоматически и не позволяют расторгнуть или изменить.

В ГК указаны два критерия, которым должны отвечать обстоятельства непреодолимой силы, чтобы влечь правовые последствия. Это:

  • чрезвычайность, т.е. исключительность обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях (п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 г. № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее – Постановление Пленума ВС № 7);
  • непредотвратимость при данных условиях: если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий (п. 8 Постановления Пленума ВС № 7).

Обстоятельства, зависящие от воли и (или) действий стороны договора (например, нарушение обязанностей контрагентами должника, отсутствие на рынке нужных для исполнения товаров, отсутствие у должника необходимых денежных средств), не являются обстоятельствами непреодолимой силы (п. 3 ст. 401 ГК).

Таким образом, обстоятельства непреодолимой силы – это нетипичные, обычно не происходящие события, которые наступают независимо от воли и желания должника и не могут быть предотвращены им.

ГК не конкретизирует, какие именно обстоятельства могут признаваться непреодолимой силой (за исключением трех примеров того, что непреодолимой силой не является). Решение этого вопроса отдано на усмотрение правоприменителя.

Такой подход представляется логичным. Он позволяет в рамках судебного разбирательства проанализировать фактологию договорного взаимодействия сторон и принять решение о возможности освобождения должника от ответственности за нарушение обязательства. Иными словами, наличие обстоятельств непреодолимой силы, освобождающих должника от договорной ответственности, должно быть доказано ссылающимся на них лицом.

Для внешнеэкономических контрактов ключевым из таких доказательств является сертификат о форс-мажоре, который выдает ТПП РФ в соответствии с подп. «н» п. 3 ст. 15 Закона РФ «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации» и Положением о порядке свидетельствования Торгово-промышленной палатой Российской Федерации обстоятельств непреодолимой силы (форс-мажор)1. Аналогом данного сертификата для договоров, заключаемых между российскими контрагентами, является заключение об обстоятельствах непреодолимой силы, которое выдается ТПП субъекта Федерации или муниципального образования, уполномоченным на это в порядке подп. «н.1» п. 3 ст. 15 Закона о торгово-промышленных палатах в Российской Федерации. С 12 мая перечень таких торгово-промышленных палат должен быть опубликован на сайте ТПП РФ.

Важно отметить, что сертификат о форс-мажоре (заключение об обстоятельствах непреодолимой силы) является одним из возможных доказательств того, что соответствующие обстоятельства произошли. Этот документ оценивается наряду с иными доказательствами по делу в соответствии с положениями процессуального законодательства. Данное доказательство, хотя и является одним из ключевых в рамках соответствующего судебного спора, но не предопределяет факт подтвержденности обстоятельств непреодолимой силы. Судебной практике известны прецеденты, когда при наличии заключения ТПП о наличии обстоятельств непреодолимой силы внешние события не были признаны таковыми2.

Институт обстоятельств непреодолимой силы, на мой взгляд, на практике редко оказывается эффективным. Это обусловлено его правовой природой, рассчитанной на «точечное» использование. В связи с этим доказывание наличие обстоятельств непреодолимой силы в рамках конкретных договорных отношений составляет основную задачу и сложность соответствующих судебных споров.

Невозможность исполнения как способ прекращения обязательства

В силу п. 1 ст. 416 ГК обязательство прекращается невозможностью исполнения, если эта невозможность обусловлена наступившим после возникновения обязательства обстоятельством, за которое ни одна из сторон не несет ответственность. Иными словами, невозможность исполнения обязательства выступает способом прекращения обязательства, причем последнее прекращается автоматически в момент наступления невозможности исполнения.

Законодатель указал два признака невозможности исполнения обязательства: последующий характер и независимость от сторон обязательства. Постановление Пленума ВС от 11 июня 2020 г. № 6 «О некоторых вопросах применения положений Гражданского кодекса Российской Федерации о прекращении обязательств» (далее – Постановление Пленума ВС № 6) внесло большую ясность в вопрос о том, что признается невозможностью исполнения.

Согласно п. 36 и 37 данного постановления невозможность исполнения должна отвечать следующим критериям:

  • объективность (отсутствие у должника возможности исполнить обязательство как лично, так и с привлечением третьих лиц, по обстоятельствам, не зависящим от его воли или действий);
  • последующий характер (наступает после возникновения обязательства);
  • неустранимый (постоянный) характер;
  • должник не принял риск наступления невозможности исполнения обязательства.

То есть невозможность исполнения – это неспособность должника исполнить обязательство (как лично, так и с привлечением третьих лиц), обусловленная внешними, не зависящими от должника событиями, наступившая после возникновения обязательства и носящая неустранимый (постоянный) характер.

Неустранимый характер невозможности исполнения обязательства позволяет отграничить ее от обстоятельств непреодолимой силы3 – последние влекут временную невозможность исполнить обязательство: когда они пройдут, должник сможет осуществить исполнение (п. 9 Постановления Пленума ВС № 7). Невозможность исполнения означает окончательную неспособность должника исполнить обязательство.

Невозможность исполнения по общему правилу прекращает договор в целом. Исключение составляют случаи, когда соответствующие риски были приняты должником, или если он просрочил исполнение обязательства (п. 1 ст. 405 ГК). В этих ситуациях должник будет возмещать кредитору убытки, обусловленные нарушением обязательства по договору.

Нормой п. 1 ст. 417 Кодекса предусмотрен частный случай невозможности исполнения обязательства: прекращение на основании акта органа государственной власти или местного самоуправления. Если в результате издания такого акта обязательство становится невозможно исполнить полностью или частично, оно прекращается полностью или в соответствующей части. Спецификой данного способа прекращения обязательств является то, что в случае признания указанного акта недействительным либо отмены в установленном порядке, либо если кредитор в разумный срок не отказался от исполнения обязательства, оно не считается прекращенным, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа обязательства (п. 3).

На практике институт невозможности исполнения также применяется не очень активно. Это предопределено спецификой обстоятельств, влекущих невозможность исполнения, которые возникают довольно редко. Более того, наличие невозможности исполнения должно быть доказано должником4. Это обусловливает необходимость качественного и скрупулезного обоснования в суде соответствия фактических обстоятельств признакам невозможности исполнения, что на практике не всегда легко реализуемо.

Существенное изменение обстоятельств как основание для расторжения (изменения) договора

Согласно п. 1 ст. 451 ГК изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, то не заключали бы договор или заключили на иных условиях.

Таким образом, существенное изменение обстоятельств представляет собой ситуацию, когда ввиду внешних – не зависящих от сторон и не предвидимых ими событий – сохранение договора в неизменном виде становится для одной из сторон экономически нецелесообразным или бессмысленным. В связи с этим правила данной статьи Кодекса5 призваны главным образом защитить стороны договора от негативных последствий экстраординарного изменения внешней обстановки и восстановить нарушенный баланс их имущественных интересов.

Существенное изменение обстоятельств – довольно редкие явления и процессы, которые крайне негативно отражаются на договорном взаимодействии сторон и их экономических интересах. В связи с этим п. 2 ст. 451 ГК предусмотрены четыре признака юридически значимого (т. е. приводящего к расторжению или изменению договора) изменения внешней обстановки:

  • непредвидимость (в момент заключения договора стороны подразумевают, что обстоятельства не изменятся);
  • непреодолимость (изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота). Судебная практика толкует данный признак расширительно: юридически значимое изменение обстановки должно происходить независимо от воли и желания сторон договора – т.е. носить внешний по отношению к ним характер6;
  • нарушение баланса соотношении имущественных интересов сторон и возникновение значительного ущерба для заинтересованной стороны – т.е. исполнение договора без изменения условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что, заключая договор, была вправе рассчитывать;
  • отсутствие возложения риска изменения обстоятельств на заинтересованную сторону (из обычаев или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона).

При доказанности приведенных признаков суд расторгает договор.

Законодатель также допускает возможность изменения договора ввиду существенного изменения обстоятельств. Чтобы изменить договор, помимо четырех указанных признаков изменившейся обстановки необходимо установить наличие еще одного из критериев, предусмотренных в п. 4 ст. 451 ГК, – расторжение договора противоречит общественным интересам либо влечет ущерб для сторон, значительно превышающий затраты, необходимые для исполнения договора на измененных судом условиях.

Судебная практика применения правил ст. 451 ГК и расторжения (изменения) договора ввиду существенного изменения обстоятельств преимущественно отрицательная – даже экономические колебания во время мировых кризисов не признаются судами в качестве существенного изменения обстоятельств. Это обусловлено довольно жесткой направленностью судебной практики на поддержание стабильности гражданского оборота, даже если это подчас не согласуется с интересами сторон договора. Применительно к ст. 451 Кодекса расторжение (изменение) договора по общему правилу действует с момента заключения соглашения сторон или вступления в законную силу соответствующего решения суда. Это также не позволяет гибко (уже в момент изменения обстановки или с небольшой временной отсрочкой) реагировать на произошедшие события и минимизировать имущественные потери сторон в кратчайшие сроки.

Таким образом, ГК содержит инструментарий, способный защитить стороны договора от негативных последствий внешних изменений. Наличие обстоятельств непреодолимой силы освобождает должника от ответственности за нарушение договорных обязательств, а невозможность исполнения или институт существенного изменения обстоятельств влияют на динамику договора, позволяя прекратить договор или изменить его условия. Однако, исходя из действующего позитивного регулирования и сложившихся подходов судебной практики, эти инструменты в текущих реалиях сложно применить. Это обусловлено, во-первых, правовой природой анализируемых институтов: они a priori рассчитаны на редкое использование, что наблюдается уже на уровне юридически значимых признаков обстоятельств непреодолимой силы (невозможности исполнения, существенного изменения обстоятельств): они сформулированы достаточно жестко. Во-вторых, правоприменитель давно и последовательно исходит из необходимости обеспечения и поддержания стабильности гражданского оборота, что, на мой взгляд, также не способствует эффективному применению указанных инструментов. Наконец, правоприменительная практика в данном случае не отличается единообразием, что осложняет возможности бизнеса по защите в рамках предусмотренных ГК инструментов его имущественных интересов, нарушенных последующим кардинальным изменением внешней ситуации.

Возникают закономерные вопросы: есть ли альтернатива? Как не допустить потерь от ставшего невыгодным при изменении внешней ситуации договора?

Основополагающим принципом договорного права является принцип свободы договора (ст. 421 ГК). Он предоставляет участникам гражданского оборота широкие возможности в формулировке условий взаимодействия, поэтому уже на этапе заключения договора необходимо максимально подробно и детально просчитывать вероятные в будущем изменения и соответствующие им риски и предусмотреть в договоре оптимальные механизмы защиты интересов сторон в случае наступления таких событий.

Следует назвать несколько ключевых блоков договорных условий, детальная проработка которых на этапе заключения договора позволяет минимизировать (или даже избежать) в будущем потери от ставшего невыгодным договора и (или) оперативно адаптировать его к новой обстановке. Несмотря на очевидность указанных положений, на практике часто можно встретить недостаточную регламентацию таких условий в договоре. На этапе нарушения обязательства это приводит к значительным затруднениям, спорам и влечет экономические потери сторон.

Первое из таких условий – цена и порядок ее формирования.

Существует много способов ценообразования; они зависят и от типа договора, и от специфики взаимоотношений сторон. Отнюдь не всегда методика ценообразования хотя бы с некоторой степенью детализации урегулирована в тексте соглашения: корректировка цены зачастую не предусмотрена в договоре даже для предвидимых и типичных для конкретного договора изменений внешней ситуации. Например, в рамках договора аренды возможны ситуации, когда арендатор будет лишен возможности фактически владеть и (или) пользоваться объектом аренды, однако согласно условиям договора будет платить арендную плату в полном размере.

ГК предусмотрены способы защиты в подобных случаях (например, расторжение договора по правилам ст. 620), но их реализация не всегда возможна во внесудебном порядке и (или) требует значительных временных и организационных затрат. Договорная регламентация подобных ситуаций позволит решить подобные вопросы в кратчайшие сроки способами, максимально приемлемыми для сторон и согласованными ими.

Второе условие – сроки.

Одной из главных задач договора – помимо установления обязательств сторон – является фиксация сроков их исполнения. Это могут быть сроки исполнения регулятивных (например, обязательства поставить товар) или охранительных (к примеру, обязательства заплатить неустойку) обязательств.

Важно не просто устанавливать сроки, исходя из реальной возможности стороны придерживаться их при нормальном развитии событий, но и «закладывать» в них возможные риски и чрезвычайные ситуации.

Сроки исполнения обязательств стороной договора могут зависеть от исполнения обязательства бизнес-партнером (например, если должник будет передавать кредитору товар, который приобретет у третьего лица). Подобные риски также целесообразно минимизировать уже на этапе заключения договора.

Следует помнить, что сроки могут исчисляться как в календарных, так и в рабочих днях. Умолчание в договоре о том, о каких днях идет речь, может повлечь потери для должника – например, если срок исполнения обязательства в силу общих правил гл. 11 ГК исчисляется в календарных днях и начинает течь накануне продолжительных нерабочих дней, что блокирует или существенно затрудняет исполнение обязательства в согласованный срок.

Третье условие – ответственность за нарушение договорных обязательств и ее размер.

Условия договора, которые всегда несут максимальные риски для сторон, – положения об ответственности за нарушение обязательств. Здесь важно обращать внимание не только на размер санкции, но и на основания ее применения и порядок исчисления. Например, в договорах, предполагающих исполнение по частям или с определенной периодичностью, во избежание споров и неоднозначного толкования целесообразно устанавливать объем ответственности, исходя из размера «неисполненной части».

Также нужно регламентировать в договоре условия освобождения должника от ответственности. В частности, можно детализировать довольно лаконичные положения ст. 401 ГК, адаптировав их к специфике конкретного договорного взаимодействия. В этой части согласно п. 38 Постановления Пленума ВС № 6 договор может предусматривать специальные правила о прекращении обязательств на случай возникновения обстоятельств непреодолимой силы – например об автоматическом прекращении договорных отношений при наличии указанных обстоятельств либо о прекращении договорных отношений по истечении определенного срока с момента возникновения указанных обстоятельств (ст. 421 ГК).

Четвертое условие – прекращение договора.

Нередко участники гражданского оборота, столкнувшись с изменением внешней ситуации, заинтересованы в прекращении или изменении договора. Однако их контрагенты, которые остаются в выигрыше в результате таких событий, не желают адаптировать договорное взаимодействие под новые реалии.

Закон в этом случае не всегда позволяет во внесудебном порядке прекратить или изменить договор, поэтому при его заключении стоит предусмотреть удобный способ прекращения договорных отношений (например, при выполнении тех или иных условий либо в любой момент) или их адаптации при значимых для сторон изменениях параметров сотрудничества.


1 Приложение к постановлению правления ТПП РФ от 23 декабря 2015 г. № 173-14.

2 См., например, постановления АС Западно-Сибирского округа от 7 сентября 2020 г. № Ф04-3353/2020 по делу № А46-14976/2019; ФАС Северо-Западного округа от 2 июня 2014 г. № Ф07-4062/2014 по делу № А56-43161/2013; АС Центрального округа от 3 августа 2021 г. № Ф10-2912/2021 по делу № А84-4096/2020.

3 См.: Договорное и обязательственное право (общая часть) постатейный комментарий к статьям 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации. Под. ред. А.Г. Карапетова. М., 2017.

4 Cм., например, Определение ВАС РФ от 22 ноября 2013 г. № ВАС-13046/13 по делу № А06-5164/2012; постановление АС Северо-Западного округа от 18 августа 2021 г. № Ф07-10212/2021 по делу № А56-73140/2020.

5 Подробнее об институте существенного изменения обстоятельств и правилах ст. 451 ГК см.: Петрова Д. С. Последующее изменение обстановки и его влияние на договорные обязательства в российском праве: политико-правовой анализ и актуальные проблемы правоприменения // Вестник экономического правосудия РФ. 2021. № 05. С. 72–122.

6 См., в частности, постановления АС Центрального округа от 12 февраля 2018 г. № Ф10-6088/2017 по делу № А23-3005/2017; АС Московского округа от 5 декабря 2019 г. № Ф05-21279/2019 по делу № А41-99000/2018.

Рассказать:
Другие мнения
Черкесова Гульбарият
Черкесова Гульбарият
Адвокат АП Республики Дагестан
Защита «вслепую»…
Уголовное право и процесс
О противоречии норм УПК о правах адвоката в досудебном производстве и об ограничениях в их осуществлении
27 Июня 2022
Устюжанина Ольга
Устюжанина Ольга
Адвокат АП г. Москвы, КА «Совет столичных адвокатов»
Умышленное причинение вреда здоровью или необходимая оборона?
Уголовное право и процесс
УК РФ требуется корректировка в части права граждан на неприкосновенность жилища
24 Июня 2022
Сазонов Всеволод
Сазонов Всеволод
Адвокат АП Московской области, управляющий партнер АБМО «Сазонов и партнеры»
«Коллизия статусов» осталась неустраненной
Административное судопроизводство
ВС поддержал позицию Минфина о недопустимости применения адвокатами УСН
23 Июня 2022
Гаспарян Нвер
Гаспарян Нвер
Адвокат АП Ставропольского края, советник ФПА РФ
Восемь месяцев суда над Дианой Ципиновой: предварительные итоги
Уголовное право и процесс
Количество выявляемых по делу противоречий, несоответствий и нарушений растет
22 Июня 2022
Окулов Антон
Окулов Антон
Адвокат АП Кировской области, НО «Кировская областная коллегия адвокатов»
Противоречивость – не порок?
Уголовное право и процесс
Возвращая дело прокурору, суды не дали оценки доводам защиты относительно недостатков обвинительного заключения
21 Июня 2022
Васюхин Максим
Васюхин Максим
Адвокат КА Железнодорожного округа г. Хабаровска в Хабаровском крае, АП Хабаровского края
Не хищение, а умышленная порча имущества
Уголовное право и процесс
Следователь согласился с доводами защиты и переквалифицировал преступление на менее тяжкое
14 Июня 2022
Яндекс.Метрика