×

Если цена госконтракта оказалась завышена

Об установлении баланса интересов по искам госзаказчиков о взыскании неосновательного обогащения
Удовиченко Екатерина
Удовиченко Екатерина
Юрист АБ г. Сочи «Присяжный поверенный»

К настоящему времени по делам о взыскании неосновательного обогащения в результате завышения цены контракта по искам госзаказчиков сложилась определенная практика применения правовых позиций Верховного Суда РФ, изложенных в определениях от 7 сентября 2021 г. № 305-ЭС21-5987 и от 17 января 2022 г. № 302-ЭС21-17055.

Читайте также
ВС напомнил о контроле расходов бюджетных средств в условиях государственного заказа
Суд разъяснил, что при расходовании денежных средств, полученных от заказчика в рамках госконтракта, необходимо соблюдение принципа эффективного использования бюджетных средств с целью защиты публичных интересов
08 декабря 2022 Новости

В указанных определениях Верховный Суд отметил особое значение принципа эффективности использования бюджетных средств, установленного ст. 34 БК РФ. Тем самым ВС напомнил арбитражным судам о необходимости установления по данной категории дел баланса частноправовых и публично значимых интересов. Верховный Суд подчеркнул, что на установление подобного баланса ориентируют нормы не только бюджетного законодательства и законодательства о госзакупках, но и гражданского законодательства, а также судебная практика.

Представляет интерес применение указанной позиции арбитражными судами.

Фабула дел по подобным искам госзаказчиков содержит схожие обстоятельства. Между истцом (госзаказчиком) и ответчиком (подрядчиком) был заключен государственный контракт на выполнение работ. Ответчик работы выполнил, а истец –принял в полном объеме без замечаний, о чем свидетельствовал подписанный сторонами акт приемки выполненных работ (в некоторых случаях выполнение работ в полном объеме подтверждает составленное госзаказчиком заключение внутренней экспертизы результатов выполненных работ).

Подаче иска предшествует плановая проверка территориальным органом Федерального казначейства РФ соблюдения госзаказчиком требований законодательства о контрактной системе и вынесение впоследствии госзаказчику представления об устранении нарушений требований Федерального закона от 5 апреля 2013 г. № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд». Зачастую проверка проводится без привлечения подрядчика. Более того, до момента проведения проверки контролирующим органом и истечения гарантийного срока на результат выполненных работ госзаказчик не заявляет требований к качеству и объему выполненных работ. Госзаказчик заявляет требования по истечении гарантийного срока и срока исковой давности по требованию о взыскании задолженности в связи с ненадлежащим исполнением подрядчиком обязательств, возникших из договора подряда.

Исковые требования госзаказчик мотивирует тем, что в результате проверки территориальным органом Федерального казначейства РФ было выявлено завышение цены контракта и – соответственно – на стороне подрядчика образовалось неосновательное обогащение, которое, по мнению истца, возникло в результате излишне уплаченных ответчику денежных средств в счет выполнения работ. Отмечу, что в некоторых случаях истцы заявляют требования о взыскании задолженности по договору подряда, а суды по собственной инициативе квалифицируют данные требования как возникшие из неосновательного обогащения, выраженного в завышении подрядчиком цены контракта, изменяя тем самым по своему усмотрению предмет искового заявления с целью использования более эффективного способа защиты права.

Между тем сложившаяся судебная практика подтверждает, что под завышением цены контракта понимается оплата заказчиком работ, которые:

  • превышают цену контракта и не согласованы сторонами в порядке, установленном Законом о контрактной системе1;
  • связаны с фактическим отсутствием отдельных объемов и видов работ, отраженных в первичных учетных документах2.

Кроме того, максимальная (начальная) цена контракта может быть рассчитана с завышением ее стоимости в результате нарушений, допущенных при расчете сметной стоимости работ3.

В указанных случаях представляются обоснованными требования госзаказчика о взыскании неосновательного обогащения, возникшего в результате завышения цены контракта, при доказанности обстоятельств возникновения неосновательного обогащения.

Следует отметить, что суды зачастую не придают значения полному выяснению обстоятельств дела, если истец обосновывает завышение цены контракта формальным несоответствием использованного подрядчиком оборудования или заменой материалов, а также использованием подрядчиком (по предположению госзаказчика) более дешевых материалов.

Толкование законодательства, при котором заказчик наделяется правом в одностороннем порядке снизить цену договора после его исполнения на основании предположения о возможном исполнении договора по иной цене, противоречит нормам законодательства и смыслу правового регулирования подрядных отношений. Бюджетное законодательство и принцип эффективности использования бюджетных средств, закрепленный в Законе о контрактной системе, таким правом заказчика не наделяют, определяя приоритет твердой цены договора4. При этом суды ссылаются на позицию, отраженную в Определении ВС от 7 сентября 2021 г. № 305-ЭС21-5987, указывая, что добросовестный исполнитель всегда имеет возможность доказать законность и добросовестность своих действий: соразмерность стоимости работ их объему, обоснованность/экономность стоимости работ и материалов, соответствие качества выполненных работ согласованным условиям, а значит – соответствие полученных средств согласованным сторонами требованиям к качеству, соответствие оплаты фактически достигнутому качеству, равно как и иные обстоятельства, опровергающие чрезмерность расходов5.

Представляется обоснованной позиция судов о том, что при рассмотрении данной категории дел подлежит исследованию вопрос о стоимости качественно выполненных ответчиком работ и их потребительской ценности. Количественная характеристика неосновательного обогащения может быть доказана лишь при установлении разницы стоимости качественно выполненных подрядчиком работ и их стоимости, установленной контрактом, с использованием надлежащих средств процессуального доказывания, в частности заключения эксперта6.

Например, АС Северо-Кавказского округа в постановлении от 7 декабря 2022 г. № Ф08-12896/2022 по делу № А53-11755/2022, направляя дело на новое рассмотрение, пришел к следующему выводу: «…для принятия обоснованного и правильного судебного акта по делу апелляционному суду, отменяя решение суда первой инстанции со ссылкой на недостаточный объем доказательств обоснованности требований, надлежало поставить на обсуждение сторон вопрос о назначении судебной экспертизы с целью проверки фактов, изложенных в акте проверки, в том числе для определения действительной стоимости примененных материалов и проведенного объема работ по контракту».

На необходимость соблюдения частных и публичных интересов ссылается АС Северо-Кавказского округа в постановлении от 12 октября 2021 г. № Ф08-10371/2021 по делу № А15-3724/2020, отмечая, что наличие предписания или подписанных актов приемки работ не является основанием для удовлетворения или отказа в удовлетворении исковых требований.

Ранее судебной практикой был сформирован подход, при котором нарушение судами при рассмотрении данной категории дел признавалось существенным, если оно было выражено в предпочтении частного интереса публичному. Однако в деле № А15-3724/2020 суд кассационной инстанции, действуя вразрез со сложившейся практикой, направил дело на новое рассмотрение, подчеркнув, что в рассматриваемом деле баланс частных и публичных интересов суд не устанавливал, не анализировал соответствующие доказательства, отдав приоритет в данном случае публичным интересам. При новом рассмотрении допустимым доказательством признано заключение эксперта, которым установлен размер завышения стоимости работ7.

В некоторых случаях суды ориентируются на приведенные позиции Верховного Суда, указывая, что требование госзаказчика не подлежит удовлетворению при недоказанности им несоответствия качества фактически установленного оборудования требованиям контракта, установки оборудования меньшей стоимости и суммы, определенной как разница в цене оборудования. К доводу госзаказчика о том, что фактически установленное оборудование очевидно дешевле, поскольку не соответствует по формальным характеристикам контракту (в указанном случае является оборудованием отечественного производства), суд отнесся критически как к основанному на предположениях8.

Таким образом, позиции ВС, подчеркивая важность установления баланса частноправовых и публично значимых интересов, справедливо ориентируют суды на правильное рассмотрение и разрешение судами данной категории дел в условиях соблюдения принципов состязательности и равноправия сторон при осуществлении правосудия. Представляется, что при правильном применении судами данной позиции снизится нагрузка на предпринимательский сектор, претерпевающий значительные изменения ввиду кризисных явлений в экономике.


1 См. постановление Шестнадцатого ААС от 22 ноября 2017 г. № 16АП-2441/17 по делу № А63-11812/2014.

2 См. постановление АС Северо-Кавказского округа от 7 марта 2023 г. № Ф08-14149/2021 по делу № А53-515/2021.

3 См. постановления Девятого ААС от 2 июля 2021 г. № 09АП-33925/21 по делу № А40-196047/2020; Третьего ААС от 12 апреля 2023 г. № 03АП-205/23 по делу № А33-226/2022; АС Северо-Кавказского округа от 12 августа 2021 г. № Ф08-7699/21 по делу № А32-35456/2020.

4 Аналогичная правовая позиция отражена в постановлениях АС Волго-Вятского округа от 24 апреля 2023 г. № Ф01-1327/2023 по делу № А43-38242/2020 и АС Московского округа от 9 июня 2023 г. № Ф05-13484/2023 по делу № А40-235973/2022.

5 Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении АС Северо-Кавказского округа от 17 августа 2023 г. № Ф08-7885/2023 по делу № А15-3508/2022.

6 Аналогичная правовая позиция изложена в постановлениях АС Северо-Кавказского округа от 13 сентября 2022 г. № Ф08-8597/2022 по делу № А53-28007/2021 и от 12 октября 2021 г. № Ф08-10371/2021 по делу № А15-3724/2020; Восьмого ААС от 17 октября 2022 г. № 08АП-14307/2021 по делу № А46-4366/20210; АС Московского округа от 12 ноября 2021 г. № Ф05-27982/2021 по делу № А40-152124/2020.

7 См. постановление АС Северо-Кавказского округа от 22 декабря 2022 г. № Ф08-13119/2022 по делу № А15-3724/2020.

8 См. постановление Семнадцатого ААС от 2 ноября 2022 г. № 17АП-12586/2022-ГК по делу № А60-16416/2022.

Рассказать:
Другие мнения
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Тронин Андрей
Тронин Андрей
Руководитель практики юридической фирмы INTELLECT
Когда субсидия МУП правомерна
Конституционное право
Наличие нарушений требований антимонопольного законодательства требует тщательной проверки судами
09 июля 2024
Яндекс.Метрика