×

Границы пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам

Суды по-прежнему допускают существенные ошибки в их определении
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Партнер Юридической группы «Парадигма», адвокат

Институт пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам относится к формам реализации права на судебную защиту (средствам реализации права на судебную защиту1) и служит исправлению неправильно разрешенного дела. Указанная форма пересмотра допускается в связи с тем, что если бы при рассмотрении дела суду было известно о существовании определенного обстоятельства, он принял бы совершенно иное решение. Такие обстоятельства существовали на момент рассмотрения дела, но не были известны ни сторонам, ни суду по независящим от них причинам.

К объектам пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам относятся вступившие в силу решения судов первой инстанции, определения судов апелляционной инстанции, постановления и определения судов кассационной инстанции, а также постановления Президиума Верховного Суда РФ.

В науке выделяются общий и специальный объекты пересмотра. Общим объектом является гражданское дело в целом, специальным – судебный акт, вступивший в законную силу2. Также делается вывод о возможности пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного приказа вследствие отсутствия специальных изъятий в законе применительно к приказному производству3.

С заявлением о пересмотре уполномочены обращаться стороны спора, прокурор, иные лица, участвующие в деле, а также их правопреемники. Так, по одному из рассмотренных дел4 ВС подчеркнул ошибочность позиции нижестоящих судов, напомнив, что «поскольку в соответствии со статьей 44 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правопреемство допустимо на любой стадии гражданского судопроизводства, процессуальные правопреемники лиц, участвующих в деле, в установленных законом случаях также обладают правом на обращение с заявлениями о пересмотре судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам». Как можно увидеть в данном примере, нижестоящие суды порой допускают ошибки, даже когда соответствующий вопрос напрямую регламентирован разъяснениями ВС.

Кроме того, согласно п. 2 Постановления Пленума ВС от 11 декабря 2012 г. № 31 «О применении норм Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при рассмотрении судами заявлений, представлений о пересмотре по вновь открывшимся или новым обстоятельствам вступивших в законную силу судебных постановлений» правом обращения в суд с заявлением (представлением) о пересмотре дела по вновь открывшимся обстоятельствам обладают участники дела, а также другие лица, если судебными постановлениями разрешен вопрос об их правах и обязанностях. Таким образом, лица, не привлеченные к участию в деле, о правах и обязанностях которых был принят судебный акт, также уполномочены инициировать пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам.

В судебной практике выработан подход, согласно которому правом на подачу заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам обладает и специальный субъект банкротного производства – финансовый управляющий. Например, по одному из дел5 Верховный Суд подчеркнул, что «финансовый управляющий ведет в судах дела от имени должника и наделен правом обжалования судебных постановлений, на которых основаны требования кредиторов в соответствии с нормами Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе путем подачи заявления об их пересмотре в порядке главы 42 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, что, в свою очередь, не лишает должника права самостоятельного обжалования указанных судебных постановлений».

Указанное дело интересно и с той точки зрения, что нижестоящим судом по факту были рассмотрены сразу два заявления: и должника, и финансового управляющего. ВС посчитал такую позицию ошибочной, подчеркнув, что, «удовлетворяя как заявление должника, так и заявление финансового управляющего ввиду наличия оснований, предусмотренных пунктом 2 части 4 статьи 392 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, суд не учел, что заявление финансового управляющего могло быть подано им только от имени должника, в связи с чем судом фактически рассмотрены два заявления одного и того же лица, принимающего участие в деле, на одно и то же судебное постановление, в двух разных судебных заседаниях с принятием двух судебных постановлений об отмене одного и того же решения суда».

Сразу следует оговориться, что пересмотр по вновь открывшимся обстоятельствам не стоит в одном ряду с производствами, традиционно классифицируемыми в качестве проверочных (апелляционным, кассационным и надзорным). Концептуальное различие заключается в отсутствии в производстве по пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам судебной ошибки вследствие невозможности суда оценить конкретные обстоятельства в силу их неизвестности на момент рассмотрения дела.

Необходимо четко понимать и границу между новыми и вновь открывшимися обстоятельствами. Так, применительно к последним лицо, участвующее в деле, не связывает с ними никаких материально-правовых требований и не доказывает их вследствие того, что соответствующие обстоятельства хотя и существовали, но стороне известны не были.

Квалифицирующие признаки производства по пересмотру судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам можно обнаружить на основании еще одного классификационного признака – границ (пределов) пересмотра. Их можно определить как пределы, в рамках которых компетентный суд уполномочен пересматривать судебные акты по вновь открывшимся обстоятельствам. В законодательстве такие пределы прямо не закреплены, однако они, во-первых, выводятся на основе положений об основаниях пересмотра, о квалификации конкретных обстоятельств в качестве вновь открывшихся, а также выработанных судебной практикой подходов.

Как указано в ч. 2 ст. 311 АПК РФ, к вновь открывшимся обстоятельствам относятся:

  • существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю;
  • установленные вступившим в силу приговором фальсификация доказательства, заведомо ложные заключение эксперта, показания свидетеля, а также заведомо неправильный перевод, которые повлекли принятие незаконного или необоснованного решения по данному делу;
  • установленные вступившим в силу приговором суда преступные деяния лица, участвующего в деле или его представителя, либо судьи, совершенные при рассмотрении данного дела. Похожий перечень закреплен и в ГПК РФ.

При этом границы пересмотра помимо объектных и субъектных критериев можно разделить на несколько групп.

Первая: пределы пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в части срока для пересмотра.

Лица, участвующие в деле, вправе обратиться в суд для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам в срок, не превышающий трех месяцев со дня открытия обстоятельств, являющихся основанием для пересмотра (ст. 312 АПК, ст. 394 ГПК). По-прежнему в науке продолжается дискуссия о необходимости существования предельного срока пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам. На фоне научной дискуссии судебная практика продолжает вырабатывать подходы, которые в наибольшей мере учитывали бы баланс интересов заинтересованных лиц при подаче заявления с нарушением установленного законом трехмесячного срока. Так, в подавляющем большинстве случаев суды не находят уважительных причин пропуска такого срока, отказывая заявителю в восстановлении процессуального срока6, не говоря уже об очевидных случаях, когда ходатайство о восстановлении пропущенного срока стороны не заявляли. В некоторых случаях ВС занимает еще более радикальную позицию (впрочем, закрепленную в разъяснениях Суда7), указывая, что предельный шестимесячный срок пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вне зависимости от причин пропуска ни при каких обстоятельствах не подлежит восстановлению8.

Между тем относительно трехмесячного и предельного шестимесячного срока подачи соответствующего заявления необходимо видеть тонкую грань и не возлагать неоправданных надежд на принятие заявления в случае соблюдения лишь предельного шестимесячного срока. Так, АС Московского округа подчеркнул9, что «обоснованно отклонен довод заявителя о том, что им не пропущен предельный 6-месячный срок на подачу заявления, поскольку данное обстоятельство без наличия уважительных причин само по себе не может являться основанием для восстановления срока».

Конечно, причины дискуссии о необходимости предельного срока пересмотра очевидны. Безусловно, отсутствие какого-либо срока пересмотра судебного акта вносит неопределенность в правоотношения сторон спора, уже разрешенного судом, и не добавляет стабильности общественным отношениям. В данном случае по аналогии с материально-правовым по своей природе сроком исковой давности процессуальные сроки являются неотъемлемой частью средств реализации права на судебную защиту, а также процессуальной формы защиты гражданских прав в целом.

Вместе с тем, учитывая необходимость сохранения баланса интересов сторон, представляется необходимым установить более продолжительный срок. Так, в литературе предлагается, следуя за традицией дореволюционного Устава гражданского судопроизводства Российской Империи, установить срок, не превышающий 10 лет с момента вступления решения суда в законную силу10. Вместе с тем, на мой взгляд, не оспаривая предложений об увеличении срока пересмотра, установление срока такой продолжительности не добавит упорядоченности и определенности в отношения сторон, когда по прошествии такого длительного периода судебный акт по-прежнему можно будет пересмотреть. Это во многих случаях повлечет необходимость повторного и полного рассмотрения всего дела, но уже с учетом вновь открывшихся обстоятельств.

Применительно к рассмотрению заявлений о восстановлении пропущенного срока при оценке уважительности пропуска, как отметил АС Уральского округа11, судам необходимо учитывать все конкретные обстоятельства, в том числе добросовестность заинтересованного лица, реальность сроков совершения им процессуальных действий; оценить характер причин, не позволивших лицу обратиться в суд в пределах срока, установленного законом. Впрочем, указанные разъяснения релевантны и в отношении уважительности причин пропуска процессуального срока для иных институтов цивилистического процесса. В данном деле интересно другое: АС Уральского округа согласился с заявителем жалобы в части уважительности причин пропуска срока подачи заявления о пересмотре – судебный акт находился на пересмотре в кассации, а срок был пропущен незначительно.

В деле, рассмотренном Тринадцатым арбитражным апелляционным судом12, залоговый кредитор обратился с жалобой на определение первой инстанции об отказе в восстановлении пропущенного срока. Апелляция признала в качестве уважительных причин то, что залоговый кредитор не был своевременно уведомлен о введении в отношении должника процедуры банкротства и о необходимости предъявления требований в суд, а несостоятельный должник намеренно умолчал о наличии у него залоговых обязательств.

Правовые позиции судов подчеркивают приведенное выше мнение о необходимости приведения дополнительных доводов в пользу уважительности пропуска трехмесячного срока даже в случае соблюдения предельного шестимесячного срока пересмотра судебного акта.

Вторая группа границ пересмотра: пределы пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам в части дискреции суда по квалификации обстоятельств в качестве вновь открывшихся.

В судебной практике встречаются случаи неверной квалификации судами обстоятельств как вновь открывшихся или – при наличии оснований для признания обстоятельств вновь открывшимися – неправомерного отказа заявителю в соответствующей квалификации.

Так, в деле13, рассмотренном АС Московского округа, заявитель полагал, что вновь открывшимся обстоятельством является определение суда об исправлении описки (опечатки) в реквизитах истца, с чем нижестоящий суд не согласился. Такой подход не был поддержан АС Московского округа, который подчеркнул: «принимая определение об исправлении описок, опечаток или арифметических ошибок, суд первой инстанции установил, что в тексте решения суда допущена опечатка ˂…˃. Уклонившись от исследования доказательств и установления обстоятельств, входящих в предмет доказывания, суд апелляционной инстанции тем самым не выполнил задачи правосудия (статья 2 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации), фактически лишив заявителя права на судебную защиту».

В другом деле14 АС Московского округа указал на ошибочность позиций нижестоящих судов, отказавшихся квалифицировать в качестве вновь открывшихся обстоятельств предоставления займа подконтрольному обществу в рамках дела о банкротстве.

На примере указанных судебных актов можно увидеть, что значительной ошибкой судов в части пределов (границ) пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам является не только выход за пределы пересмотра, но и то, что суд «не замечает» предметных границ пересмотра, даже когда они объективно имеются.

Границы пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам крайне важны с той точки зрения, что если заявитель «выйдет» за их пределы, то суд будет вынужден отказать в пересмотре судебного акта. Так, в одном из дел15 Верховный Суд указал, что «приведенные заявителем обстоятельства не являются вновь открывшимся, так как пределы рассмотрения заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам вступивших в законную силу судебных актов не предусматривают проверку и оценку ранее предоставленных сторонами в дело доказательств, положенных в основу выводов суда».

Таким образом, будучи одной из составных частей общего института пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, категория границ (пределов) пересмотра становится преемником проблематики, с которой сталкивается и общий институт. В частности, до сих пор не наблюдается определенности в части установления конкретного срока, в рамках которого лицо, участвующее в деле, уполномочено на подачу заявления. Кроме того, суды по-прежнему допускают существенные ошибки в определении границ (пределов) пересмотра судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, а также оснований для пересмотра.


1 Сахнова Т.В. Пересмотр по вновь открывшимся или новым обстоятельствам судебных постановлений, вступивших в законную силу: о сущности и законодательных противоречиях // Вестник гражданского процесса. 2014. № 1.

2 Гражданское процессуальное право России: Учебник для вузов / Под ред. С.Ф. Афанасьева. М., 2013.

3 Терехова Л.А. Объекты пересмотра по новым и вновь открывшимся обстоятельствам и субъекты, инициирующие пересмотр // Вестник гражданского процесса. 2016. № 3.

4 Определение Судебной коллегии по гражданским делам от 22 июня 2021 г. № 11-КГ21-18-К6.

5 Определение Судебной коллегии по гражданским делам от 13 июля 2021 г. № 56-КГ21-8-К9; № 2-2643/2016; № 2-69/2021.

6Определения ВС от 26 марта 2021 г. № 308-ЭС21-2649 по делу № А32-33256/2018 и от 8 июня 2021 г. № 310-ЭС19-25076 по делу № А14-1860/2018.

7 См. п. 13 Постановления Пленума ВС от 30 июня 2011 г. № 52.

8 Определение от 8 июня 2021 г. № 310-ЭС19-25076 по делу № А14-1860/2018.

9 Постановление от 15 октября 2020 г. № Ф05-17108/2015 по делу № А40-199408/2014.

10 Забрамная Н.Ю. К вопросу о предельном сроке для пересмотра судебных постановлений по вновь открывшимся или новым обстоятельствам в гражданском процессе // Адвокат. 2016. № 12.

11 Постановление от 8 апреля 2021 г. № Ф09-7765/19 по делу № А07-1947/2019.

12 Постановление от 30 марта 2021 г. по делу № А56-29511/2019.

13 Постановление от 26 апреля 2021 г. № Ф05-7610/2021 по делу № А41-18044/2020.

14 Постановление от 25 июня 2020 г. № Ф05-4315/2018 по делу № А40-211646/2014.

15 Определение от 15 января 2020 г. № 305-ЭС19-12880(6) по делу № А40-233741/2017.

Рассказать:
Другие мнения
Осипов Михаил
Осипов Михаил
Адвокат АП Саратовской области, управляющий партнер Osipov Legal
Когда доверенность становится препятствием…
Арбитражный процесс
О необходимости приведения процессуальных кодексов к единообразию в части полномочий представителя
10 Августа 2022
Коженков Максим
Коженков Максим
Адвокат АП Республики Татарстан, АБ «Партнер по праву»
Проблемы адвенального соучастия
Уголовное право и процесс
Поступок конкретного лица не всегда однозначно можно трактовать как выражающий волю в совершении преступления
09 Августа 2022
Морозова Екатерина
Морозова Екатерина
Юрист юридической фирмы LegisUniversum
Проблема избыточных требований к участникам госзакупок
Арбитражный процесс
Практика ВС последних лет позволит сформировать единообразный подход судов в этой области
08 Августа 2022
Сазонов Станислав
Ошибочное толкование законодательства и связанные с этим проблемы
Гражданское право и процесс
Какие поправки стоит внести в Закон о защите прав потребителей
05 Августа 2022
Гладышева Елена
Гладышева Елена
Управляющий партнер АБ «РИ-Консалтинг», адвокат АП г. Москвы
Проблемы правовой квалификации неосновательного обогащения
Гражданское право и процесс
В вопросах распоряжения имуществом суды нередко отождествляют брак и сожительство
04 Августа 2022
Васюхин Максим
Васюхин Максим
Адвокат КА Железнодорожного округа г. Хабаровска в Хабаровском крае, АП Хабаровского края
Компенсация морального вреда за незаконную стражу
Уголовное право и процесс
Суд согласился, что изменение обвинения дает реабилитированному право требовать компенсации
03 Августа 2022
Яндекс.Метрика