×

Несовершенство правовой регламентации видов организованной группы

Назрела необходимость внесения в УК соответствующих изменений
Саркисов Валерий
Саркисов Валерий
Адвокат АП г. Москвы, АК «Судебный адвокат»

Действующий УК РФ предусматривает четыре формы соучастия, которые дифференцированы законодателем в зависимости от наличия предварительной договоренности о совершении преступления между соучастниками, степени устойчивости связей между ними и сплоченности преступного коллектива. Так, исходя из названных критериев, преступление может быть совершено группой лиц, группой лиц по предварительному сговору, организованной группой и преступным сообществом (преступной организацией).

Указание в ст. 35 УК закрытого перечня форм соучастия преследовало цель облегчения квалификации преступных деяний. Однако дальнейшее изменение законодательства привело к появлению в Особенной части Кодекса статей, предусматривающих уголовную ответственность за совершение преступлений в составе иных форм соучастия, что привело к противоречивости и несовершенству уголовного закона. Речь идет о разновидностях организованных групп – то есть высшей формы в иерархии соучастия. Да, есть еще и преступная организация (преступное сообщество), однако вследствие того, что она обладает всеми признаками организованной группы, то и рассматривать ее, полагаю, следует не в качестве самостоятельной формы соучастия, а как один из видов организованной группы.

Анализ норм, закрепленных в статьях как Общей, так и Особенной частей УК, позволяет выделить следующие виды организованных групп:

  • простая организованная группа, которая, согласно ч. 3 ст. 35 УК, представляет собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений;
  • преступная организация (преступное сообщество), которая является той же организованной группой, но структурированной, либо может выступать в качестве объединения организованных групп под единым руководством. Согласно ч. 4 ст. 35 Кодекса, чтобы организованная группа (объединение организованных групп) могла рассматриваться в качестве преступной организации, также необходимо установление нацеленности объединения участников группы на совместное совершение одного или нескольких тяжких или особо тяжких преступлений для получения прямо или косвенно финансовой или иной материальной выгоды;
  • банда, то есть устойчивая вооруженная группа лиц. Согласно ст. 209 УК уголовная ответственность наступает только за бандитизм – то есть за создание банды в целях нападения на граждан и организации, а также за участие в деятельности банды, созданной в указанных целях;
  • незаконное вооруженное формирование – вооруженное формирование, не предусмотренное законодательством РФ либо иностранных государств в случае, когда указанное формирование осуществляет деятельность за пределами России;
  • террористическое сообщество – устойчивая группа лиц, заранее объединившихся для осуществления террористической деятельности, подготовки или совершения одного или нескольких преступлений террористической направленности, перечисленных в ст. 205.4 УК, либо в целях оправдания и поддержки терроризма;
  • экстремистское сообщество, под которым, согласно ст. 282.1 УК, понимается организованная группа лиц, созданная в целях подготовки или совершения преступлений экстремистской направленности (совершенных по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды к определенной социальной группе).

Из шести перечисленных видов организованных групп в ст. 35 УК указаны только две – простая организованная группа и преступное сообщество (преступная организация). При этом второй вид выделен законодателем в самостоятельную форму, хотя оставшиеся четыре из перечисленных видов организованной группы вовсе не обозначены в нормах Общей части УК.

Указанное противоречие породило ряд вопросов, имеющих практическое значение.

Первый: возможно ли вменение совершившим преступление участникам незаконного вооруженного формирования (банды, экстремистского сообщества, террористического сообщества) отягчающего наказание обстоятельства, предусмотренного п. «в» ч. 1 ст. 63 УК (совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации))?

Оппонируя, можно было бы указать на то, что участники данных видов организованных групп и так подлежат уголовной ответственности по специальной статье УК. В то же время уголовная ответственность участников преступной организации (преступного сообщества) также предусмотрена специальной ст. 210 Кодекса, что не помешало законодателю включить в перечень обстоятельств, отягчающих наказание, совершение преступления в составе преступной организации (преступного сообщества). Отчасти обозначенная проблема решается на практике путем вменения участникам экстремистского сообщества, террористической организации, незаконного вооруженного формирования и банды иных отягчающих наказание обстоятельств – например, совершение преступления в целях пропаганды, оправдания и поддержки терроризма (в отношении участников террористического сообщества); по мотивам ненависти или вражды (в отношении участников экстремистского сообщества); с применением оружия (в отношении участников банды). Однако такой подход не может учесть всех возможных вариантов совершения конкретных преступлений.

Второй: возможна ли конфискация имущества, используемого в деятельности банды, на основании п. «в» ч. 1 ст. 104.1, согласно которой в числе прочего подлежит конфискации имущество, используемое или предназначенное для финансирования терроризма, экстремистской деятельности, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступной организации (преступного сообщества)?

Несмотря на то что предусматривающая ответственность за бандитизм ст. 209 УК (как и статьи Особенной части Кодекса, предусматривающие уголовную ответственность за создание и участие в преступной организации и иных видах организованных групп), указана в числе статей, перечисленных в п. «а» ч. 1 ст. 104.1 Кодекса, возможности конфискации имущества, используемого членами банды или предназначенного для финансирования ее деятельности, закон не предусматривает. Такой подход, полагаю, не сообразуется с позицией законодателя о необходимости конфискации имущества, используемого участниками любой организованной группы.

На практике указанная проблема решается единообразно. В связи с тем что банда, не будучи выделенной в Общей части УК в качестве одного из видов организованной группы, является одной из старейших форм соучастия и всегда определялась – как в теории, так и на практике, – как вид организованной группы, правоприменители не усматривают препятствий для конфискации имущества членов банды на основании п. «в» ч. 1 ст. 104.1 УК.

Третий: допустимо ли вменение участникам преступной организации (преступного сообщества), банды, незаконного вооруженного формирования, террористического и экстремистского сообществ квалифицирующего признака, влекущего более строгую ответственность, – совершение организованной группой преступления, предусмотренного Особенной частью УК?

С учетом действующего правового регулирования и исходя из буквы закона, утвердительный ответ на данный вопрос может быть дан только в отношении участников банды.

Как видим, несовершенство уголовного закона в части определения форм соучастия привело к появлению вопросов, которые могут иметь существенное значение на практике. Полагаю, для решения обозначенной проблемы и обеспечения единообразного применения закона необходимо внести поправки в ст. 35 УК, выделив три основные формы соучастия: группа лиц, группа лиц по предварительному сговору и организованная группа.

Преступную организацию (преступное сообщество), банду, незаконное вооруженное формирование, террористическое и экстремистское сообщество следует определить как специальные виды организованной группы. В целях унификации законодательного подхода в отношении указанных видов организованных групп в части дачи определений представляется целесообразным избрать один из двух вариантов: перенести определение преступной организации (преступного сообщества) в ст. 210 УК (в диспозицию ч. 1 ст. 210 или в примечания к указанной статье) либо, оставив определение преступного сообщества (преступной организации) в ст. 35, дополнить данную статью определениями иных названных видов организованной группы.

Возможный альтернативный – и более кардинальный в части изменения закона – вариант, заключающийся в ограничении форм соучастия до двух основных форм (а именно: группы лиц и группы лиц по предварительному сговору), думаю, вряд ли может быть принят, так как в случае его реализации способен повлечь дополнительные сложности, поскольку разделение форм соучастия по отличающему организованную группу признаку устойчивости имеет самостоятельное значение для усиления уголовной ответственности по ряду составов преступлений.

Рассказать:
Другие мнения
Романова Валерия
Романова Валерия
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., доцент НИУ ВШЭ и РАНХиГС
Проект поправок в АПК: договорная подсудность и судебные расходы
Арбитражный процесс
Плюсы и минусы законопроекта
29 ноября 2022
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Пути совершенствования российского природоохранного законодательства
Природоохранное право
Экоделикт как специальный деликт в системе гражданского права
24 ноября 2022
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП Г. Москвы, адвокат МКА «ВЕРДИКТЪ», основатель юридической компании «ДИГМАР ГРУПП»
Важные, но неоднозначные предложения
Административное судопроизводство
Некоторые из предлагаемых изменений в КАС РФ представляются дискуссионными
23 ноября 2022
Пашкевич Татьяна
Пашкевич Татьяна
Адвокат АП г. Москвы
Проблемы применения межотраслевой преюдиции
Уголовное право и процесс
Почему редакцию ст. 90 УПК нельзя признать оптимальной
22 ноября 2022
Дёмин Юрий
Проблемы защиты трудовых прав осужденных
Уголовно-исполнительное право
Если заключенный не выполнил нормы выработки, это должно быть подтверждено документально
16 ноября 2022
Бузин Максим
Бузин Максим
Руководитель направления «Госзакупки: сопровождение и споры» АБ КИАП
Регулирование цифровых платформ: анализ пятого «антимонопольного пакета»
Арбитражный процесс
Вопросы, которые ставит проект поправок в Закон о защите конкуренции
15 ноября 2022
Яндекс.Метрика