×

О допуске к работе нелегалов собственники помещений нередко узнают из постановлений МВД

Ошибки привлечения к ответственности по ст. 18.15 КоАП
Яблонская Алла
Яблонская Алла
Адвокат Московской коллегии адвокатов «СЕД ЛЕКС»

Проверки контролирующими органами деятельности юрлиц нередко сопровождаются выявлением административных правонарушений (мнимых или действительных). Далее следует административное расследование явно «инквизиционного» характера и вынесение постановления о назначении административного наказания – в большинстве случаев штрафа.

Один из наиболее частых случаев привлечения к административной ответственности юрлиц за нарушение миграционного законодательства – вменение составов правонарушений по ст. 18.15 КоАП РФ, предусматривающей назначение административной ответственности за «привлечение к трудовой деятельности в Российской Федерации иностранного гражданина или лица без гражданства при отсутствии у этих иностранного гражданина или лица без гражданства разрешения на работу либо патента, если такие разрешение либо патент требуются в соответствии с федеральным законом».

Для г. Москвы и Московской области, а также г. Санкт-Петербурга и Ленинградской области штраф, предусмотренный для юридических лиц, составляет от 400 тыс. до 1 млн руб., либо применяется санкция в виде приостановления деятельности на срок от 14 до 90 суток. Причем указанный штраф назначается отдельно по каждому факту выявленного правонарушения по ч. 1–3 ст. 18.15 КоАП РФ. В результате юрлица часто сталкиваются с многомиллионными штрафами.

Судебная практика по данной категории дел свидетельствует о многочисленных нарушениях, допускаемых как органами МВД на стадии административного расследования, так и судами.

Проанализируем наиболее распространенные ошибки при рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях по ст. 18.15 КоАП РФ.

Основная проблематика привлечения юрлиц к ответственности связана с тем, что, несмотря на формулировку нормы, предусматривающую необходимость доказать факт привлечения юрлицом иностранных граждан (то есть фактического допуска к трудовой деятельности) без необходимых разрешений, к ответственности привлекаются – причем зачастую одновременно за одно правонарушение – следующие лица:

  • собственники и арендаторы (субарендаторы) помещений, где были обнаружены иностранный гражданин или лицо без гражданства, у которых отсутствовали разрешение на работу либо патент;
  • частные охранные предприятия, осуществлявшие на основании договора охрану помещений и территории, где были обнаружены указанные лица.

В силу п. 3 ст. 26.1 КоАП РФ выяснению подлежит виновность лица в совершении правонарушения. Однако, как следует из приведенного перечня, юрлица зачастую привлекаются к ответственности без достоверного выяснения в рамках административного расследования и судебного рассмотрения, какой субъект фактически допустил к трудовой деятельности указанных лиц (постановления отдела миграции УВД по ЮВАО ГУ МВД России по г. Москве от 21 ноября 2017 г. по делам № 03/16-989, № 03/16-975, № 03/16-998; Замоскворецкого районного суда г. Москвы о назначении административного наказания от 8 июня 2018 г. по делам № 5-1226/2018, № 5-1211/2018, № 5-1218/2018).

В итоге ответственность нередко несут юридические лица, не совершавшие правонарушения, предусмотренного ст. 18.15 КоАП РФ, субъективная сторона которого выражается в умысле. При этом при обжаловании судебных актов в апелляцию и кассацию в резолютивной части процессуальных решений указывается не на установление судом вины юрлица, а на «наличие у него возможности для соблюдения правил и норм, за несоблюдение которых предусмотрена административная ответственность, но непринятие им всех зависящих от него мер по их соблюдению» (решения Мосгорсуда от 16 ноября 2018 г. по делам № 7-13001/2018 и № 7-13012/2018). Указанная формулировка, на мой взгляд, противоречит как ст. 18.15 КоАП РФ, так и общим принципам привлечения к административной ответственности.

Стандарт доказывания органами МВД виновности юрлиц в совершении обсуждаемого правонарушения крайне низок. В соответствии с правоприменительной практикой для привлечения к ответственности по ст. 18.15 КоАП РФ достаточно доказательств обвинения: протокола о совершении правонарушения и постановления районного суда об административном наказании для иностранца (апатрида) в виде штрафа и выдворения за пределы РФ.

Постановлению об административном выдворении органы МВД и суды придают преюдициальное значение, в связи с чем доказательства защиты имеют априори меньший юридический вес при рассмотрении дел по существу.

Однако КоАП РФ и процессуальные законодательные нормы не предусматривают правил о преюдиции, в связи с чем постановления об административном выдворении и содержащиеся в них формулировки не могут быть основным доказательством вины при вынесении постановлений о виновности юрлица в совершении рассматриваемого правонарушения и должны оцениваться наряду с другими доказательствами.

Кроме того, органы МВД и суды игнорируют факт отсутствия причинно-следственной связи между административным выдворением иностранного гражданина или лица без гражданства и фактическим допуском его к трудовой деятельности определенным юрлицом. В частности, не выясняют, кто фактически привлекал (допускал) его к работе – собственник помещений, арендатор или субарендатор? Как правило, ответственность возлагается на собственника, невзирая на фактические обстоятельства дела – к примеру, иностранцев или апатридов при отсутствии разрешения на работу либо патента часто нанимают на работу арендаторы или субарендаторы, о чем собственники узнают, как правило, только из постановлений о привлечении к административной ответственности.

Составляя протоколы, правоохранители зачастую допускают множество неточностей, одна из которых – неполное указание места совершения правонарушения. Например, указывается общий адрес – без номера помещений, а иногда и этажей, где были обнаружены нелегалы. Это не позволяет точно установить субъекта, фактически привлекшего к трудовой деятельности указанных лиц, и позволяет незаконно применить меры ответственности к лицам, не совершавшим нарушений.

Органы МВД и суды полностью игнорируют возможность применения ст. 4.1.1 и ч. 2 ст. 3.4 КоАП РФ при назначении наказания за нарушение ст. 18.15 КоАП РФ.

Так, согласно ст. 4.1.1 Кодекса юрлицам, являющимся субъектами малого и среднего предпринимательства, за впервые совершенное правонарушение, выявленное в ходе осуществления госконтроля (надзора), наказание в виде штрафа подлежит замене на предупреждение при наличии обстоятельств, предусмотренных ч. 2 ст. 3.4 КоАП РФ. Предупреждение назначается при отсутствии причинения вреда или возникновения угрозы вреда жизни и здоровью людей, объектам животного и растительного мира, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, безопасности государства, угрозы чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, а также имущественного ущерба.

В нарушение указанных норм органы МВД и суды необоснованно отказывают в замене штрафа предупреждением, используя формулировку о том, что «в данном случае угроза причинения вреда заключается не в наступлении каких-либо материальных последствий от правонарушения, а в пренебрежительном отношении Общества к исполнению своих публично-правовых обязанностей, возложенных на него законодательством, регламентирующим порядок привлечения иностранных граждан к осуществлению трудовой деятельности» (решения Мосгорсуда по делам от 30 ноября 2018 г. № 7-13763/2018 и № 7-13761/2018).

Таким образом, при назначении наказания органы МВД и суды необоснованно расширительно трактуют понятие «причинение вреда» применительно к ч. 2 ст. 3.4 КоАП РФ, в то время как согласно общей теории права расширительное толкование уголовно-правовых и административно-правовых норм недопустимо.

Полагаю, что перечисленные проблемы свидетельствуют о крайне формальном подходе органов МВД и судов к рассмотрению дел об административных правонарушениях по ст. 18.15 КоАП РФ. Это в сочетании с общей тенденцией к обвинительному уклону при рассмотрении и разрешении дел об административных правонарушениях усложняет защиту.

Наиболее эффективными, на мой взгляд, являются следующие методы:

  • начало осуществления защиты на стадии проведения административного расследования: участие в составлении протокола об административном правонарушении и других процессуальных документов (протокола осмотра территории, протокола опроса, объяснений свидетеля и др.), которые станут доказательствами обвинения, с целью фиксации в них достоверных юридических фактов и препятствования внесению недостоверной либо неполной информации о событии правонарушения;
  • представление доказательств защиты на стадии административного расследования для наиболее полного и всестороннего рассмотрения дела органами МВД. Как показывает практика, суды при вынесении процессуальных решений, в том числе апелляционных определений, большое значение придают моменту представления защитой доказательств. Доказательства, полученные на стадии административного расследования, чаще признаются судами достоверными и заслуживающими доверия в сравнении с представленными при судебном разбирательстве;
  • представление защитой максимально широкого круга доказательств. Суды признают достоверными следующие доказательства: договоры аренды (субаренды) и акты приема-передачи помещений к ним, платежные поручения, подтверждающие факт внесения арендаторами (субарендаторами) арендной платы и наличие фактических арендных отношений, акты сверок взаимных расчетов. Особое место занимают выписки из банка, подтверждающие достоверность платежных документов по оплате арендных платежей.

Также к достоверным доказательствам суды относят штатное расписание юрлица, действовавшее в период совершения правонарушения, отчетность перед ПФР (сведения о застрахованных лицах) за тот же период, подтверждающие отсутствие в компании иностранных работников, привлеченных к трудовой деятельности по трудовым или гражданско-правовым договорам.

Рассказать:
Другие мнения
Милосердов Александр
Милосердов Александр
Старший юрист судебно-арбитражной практики Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры»
Арбитражный суд на страже природы
Природоохранное право
Без положительного заключения государственной экологической экспертизы строить мусорный полигон запрещено
27 Ноября 2020
Горин Егор
Горин Егор
Партнер, руководитель практики судебной защиты КСК групп
Правомерен ли зачет неустойки против основного долга?
Арбитражное право и процесс
ВС рассмотрел взаимные претензии комиссионера и комитента под неформальным углом
26 Ноября 2020
Базаров Дмитрий
Базаров Дмитрий
Адвокат, партнер BGP Litigation
Оспаривание зачета в банкротстве: новый подход Верховного Суда
Арбитражное право и процесс
Есть ли разница между сальдо и зачетом?
25 Ноября 2020
Семикина Елена
Семикина Елена
Адвокат Томской объединенной коллегии адвокатов

«Мучительная агония преюдиции» в гражданском процессе
Арбитражное право и процесс
Применение норм о преюдиции в актах высших судебных инстанций
24 Ноября 2020
Козенков Александр
Решение о сносе мусорного полигона в Архангельской области устояло в апелляции
Арбитражное право и процесс
Суды выявили ряд нарушений, допущенных при строительстве объекта
23 Ноября 2020
Болдинова Екатерина
Болдинова Екатерина
Адвокат, партнер Five Stones Consulting
Не ухудшает, но и не улучшает…
Конституционное право
Конституционный Суд пока не разрешил коллизию позиций судов и ФНС
20 Ноября 2020