×

Поворот исполнения решения суда: правоприменительная практика

Законодатель не ограничил заявителя в выборе способов восстановления права

Вышестоящий суд может отменить принятое нижестоящими судами решение либо решение впоследствии может быть пересмотрено по новым или вновь открывшимся обстоятельствам. В обеих ситуациях может случиться так, что судебный акт к моменту его отмены уже будет частично или полностью исполнен. Получить обратно взысканное можно путем предъявления заявления о повороте исполнения (ст. 443 ГПК, ч. 1 ст. 325 АПК, ст. 361 КАС).

Вопрос о возможности предъявления отдельного иска (вне рамок поворота исполнения) остается неразрешенным. Законодательство не содержит разъяснений на этот счет. Судебная практика, в свою очередь, склоняется к тому, что заявитель вправе самостоятельно определить, каким способом восстанавливать свои права.

Высший Арбитражный Суд РФ в 2010 г. указывал: «Лицо, чьи права нарушены, вправе требовать их защиты любыми способами, установленными законом, в том числе и путем предъявления заявления в порядке, предусмотренном статьей 325 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, о повороте исполнения судебного акта, в связи с этим общество вправе было обратиться как с самостоятельным требованием к инспекции о возврате из бюджета неосновательно полученных денежных средств, так и направив заявление о повороте исполнения решения…1». Аналогичная позиция содержится и в более позднем Определении ВАС по спору между двумя юрлицами о взыскании штрафных процентов: «Суды указали, что правоотношения сторон по возврату денежных средств, перечисленных во исполнение судебного акта в порядке исполнительного производства, регулируются статьями 325, 326 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации на основании заявления о повороте судебного акта, однако это не исключает право истца на выбор иного способа защиты нарушенного права, в частности, право требовать возврата имущества (денежных средств), полученных ответчиком по исполненному, но впоследствии отмененному судебному акту2».

Верховный Суд, ссылаясь на практику ВАС, формирует следующий подход (впрочем, практикой такое ограничительное толкование не воспринято): «В отношении дел, связанных с уплатой налогоплательщиками налогов, пеней и штрафов, такой способ защиты нарушенного права может быть использован лицом, чье право нарушено, наряду с возможностью заявления самостоятельного требования к налоговому органу о возврате из бюджета неосновательно полученных денежных средств3».

Некоторые нижестоящие суды до сих пор цитируют практику Высшего Арбитражного Суда и подтверждают, что если заявитель решил предъявить требование, основанное на факте отмены судебного акта, то он вправе сделать это путем подачи иска: «Довод ответчика о том, что в рассматриваемом случае возврат денежных средств надлежит провести путем поворота исполнения решения на основании ст. ст. 325, 326 АПК РФ, не может служить основанием для отмены обжалуемых актов, поскольку истец не лишен права на выбор иного способа правовой защиты нарушенного права, в частности, права требовать возврата имущества (денежных средств), полученных ответчиком по исполненному, но впоследствии отмененному судебному акту, то есть истцом был избран верный и правомерный способ защиты нарушенных прав – обращение с исковым заявлением о взыскании неосновательного обогащения4».

Таким образом, практика исходит из того, что законодатель не ограничивает заявителей в выборе способов восстановления права, нарушенного отмененным судебным актом. Право разрешить возникающую конкуренцию заявления о повороте исполнения и самостоятельного иска предоставлено лицу, чьи права были нарушены. Примечательно, что независимо от способа, который выберет заявитель, по денежным требованиям он все равно будет вправе начислить проценты за незаконное пользование чужими денежными средствами (момент, с которого определяется начало срока начисления процентов, определяется, исходя из добросовестности истца)5.

Институт поворота исполнения судебного акта встречается в гражданском, арбитражном и административном судопроизводстве. Сравнивая формулировки, можно отметить, что никаких отличительных особенностей институт в зависимости от вида судопроизводства не обретает (с небольшими исключениями, о которых речь пойдет далее). В общих чертах условия поворота исполнения выглядят следующим образом:

  • вступившее в силу решение суда отменено и:
    • принято новое решение о полном или частичном отказе в иске либо
    • производство по делу прекращено либо
    • исковое заявление оставлено без рассмотрения;
  • отмененное решение было исполнено (полностью или частично);
  • ответчику должно быть возвращено все то, что взыскано в пользу истца по отмененному или измененному в соответствующей части решению.

На первый взгляд формулировки, содержащиеся в процессуальных кодексах, не вызывают вопросов. Однако при более внимательном изучении либо уже на практике приходится сталкиваться с определенными сложностями.

Первая – отсутствие конкретизации в вопросе, возможен ли поворот исполнения нематериальных требований. Вторая сложность так или иначе связана с первой – возможен ли поворот исполнения, если истец не получал материального исполнения (например, последствием вынесения решения является совершение регистрирующим органом определенных действий или судебным актом признан незаконным ненормативный акт). Дело в том, что формулировки во всех процессуальных кодексах содержат следующее: «возвращается все то, что было взыскано с него в пользу истца». Указанная формулировка присутствует даже в ст.  361 КАС, хотя предъявление материальных требований не является основной характеристикой административного процесса.

В первые годы после принятия новых процессуальных кодексов (на тот момент АПК и ГПК) практика исходила из буквального толкования текста статей, поэтому признавала невозможным поворот исполнения нематериальных требований6. Тем не менее встречалась и иная практика (даже в пределах одного суда), исходившая из того, что запрет поворота нематериальных требований не установлен7. Позднее суды также придерживались этой позиции8.

Впоследствии практика немного смягчилась после опубликования текста КАС, в котором, как отмечалось, нематериальные требования преобладают над материальными, однако в тексте статьи о повороте исполнения никаких ограничений все равно не было. В связи с этим суды без проблем применяли ст. 361 КАС к проведению собраний о досрочных выборах9 и к исключению кандидата из предвыборных списков10. Очевидно, что указанные требования носят нематериальный характер, но, тем не менее, у Верховного Суда не возникло трудностей с применением поворота исполнения по ним.

В отношении гражданского судопроизводства ВС в 2019 г. сформулировал четкую позицию: «Вывод суда апелляционной инстанции о невозможности использования института поворота исполнения судебного акта по неимущественным требованиям в силу того, что поворот исполнения возможен только в отношении судебных актов имущественного характера, основан на ограничительном толковании положений статьи 443 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, по смыслу которой подлежат отмене принятые во исполнение ранее действовавшего судебного постановления акты несудебных органов11». Опираясь на это Определение, Суд по результатам рассмотрения заявления о повороте исполнения обязал Росреестр отменить внесенную ранее запись о праве собственности и таким образом окончательно подтвердил, что нематериальные требования могут быть обращены вспять, а положения процессуального закона подлежат расширительному толкованию.

Третья сложность обусловлена вопросом: возможно ли в рамках заявления о повороте исполнения предъявить требование к лицу, которое не участвовало в первоначальном процессе? Подобные вопросы возникают, когда истцами допущены злоупотребления, направленные на сокрытие имущества. Иными словами, у заявителя есть выбор: предъявить самостоятельный иск либо обратиться с заявлением о повороте исполнения. От рассмотренной ситуации эта отличается наличием лиц, которые не участвовали при первоначальном рассмотрении дела, но владеют предметом спора на момент отмены судебных актов, вынесенных в пользу истца. Верховный Суд указал, что в такой ситуации у заявителя нет выбора, и остается только право на обращение с иском: «Судебная коллегия полагает, что нижестоящими инстанциями <…> в настоящем случае допущены существенные нарушения норм процессуального права, выразившиеся в том, что судами произведена виндикация спорной доли в рамках института поворота исполнения судебного акта без привлечения владельца доли к участию в деле. Однако, во-первых, виндикационное требование не может быть рассмотрено в рамках института поворота исполнения судебного акта, а требует инициирования отдельного искового производства, и, во-вторых, истребование имущества из чужого незаконного владения без привлечения владельца истребуемого имущества к участию в деле в качестве ответчика является незаконным12». В контексте всего Определения утверждение «виндикационное требование не может быть рассмотрено в рамках института поворота исполнения судебного акта» необходимо толковать ограничительно и только применительно к рассмотренной ситуации. Действующее правовое регулирование и приведенные ранее разъяснения не запрещают обращение в рамках заявления о повороте исполнения с требованием о возврате истцом имущества, которым он владеет в силу отмененного судебного акта.

Тем не менее не любые удовлетворенные судом требования могут быть отменены в рамках заявления о повороте исполнения. Так, в абз. 2 ч. 3 ст. 445 и ч. 3 ст. 445.1 ГПК содержатся ограничения13: в отношении отмены решений суда по делам о взыскании денежных сумм по требованиям, вытекающим из трудовых отношений; о взыскании вознаграждения за использование прав на произведения науки, литературы и искусства, исполнения, открытия, изобретения, полезные модели, промышленные образцы; о взыскании алиментов; о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья либо смертью кормильца, поворот исполнения решения допускается, если отмененное решение суда было основано на сообщенных истцом ложных сведениях или представленных им подложных документах. Конституционный Суд РФ толкует это положение расширительно и также относит к выплатам, не подлежащим возврату, денежные средства, полученные как ежемесячные страховые выплаты при несчастном случае на производстве14. Из приведенного следует, что запрет установлен в отношении прав, которые считаются неотчуждаемыми и не могут быть переданы иным лицам.

Интересная «лазейка» была выявлена в деле, где ответчик добровольно исполнил судебный акт до его вступления в силу, не дождавшись результатов обжалования, и выплатил истцу денежную сумму в качестве компенсации за понесенное увечье. Апелляционная инстанция отменила акт первой инстанции, и таким образом обстоятельства для выплаты отпали. Судебные инстанции, разрешающие заявление о повороте исполнения, не пришли к единому мнению. Верховный Суд в этой ситуации сформулировал следующую позицию: «…в данном случае к спорным отношениям подлежал применению абзац первый части 1 статьи 445 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, так как решение суда <…> о возмещении вреда, причиненного здоровью, было отменено судом апелляционной инстанции <…> до вступления решения суда в законную силу. Следовательно, с учетом положений абзаца первого части 1 статьи 445 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. <…> поворот отмененного в суде апелляционной инстанции решения суда по иску Б. о возмещении вреда, причиненного здоровью, был возможен15».

Таким образом, институт поворота исполнения судебного акта применяется в случаях, когда исполненный судебный акт был впоследствии отменен. При этом сам по себе институт не является исключительным и может быть заменен предъявлением иска в рамках отдельного производства. Также поворот исполнения не является безграничным и предусматривает исключения, связанные с необходимостью защиты прав сторон, которые традиционно считаются «слабыми» в правоотношениях.


1 Постановление Президиума ВАС РФ от 14 декабря 2010 г. № 3809/07.

2 Определение ВАС РФ от 28 сентября 2011 г. № ВАС-12562/11.

3 Определение ВС РФ от 29 июля 2016 г. № 305-ЭС16-3264.

4 См., в частности, постановление АС Московского округа от 13 мая 2022 г. № Ф05-4167/2022 по делу № А40-83463/2021. Аналогичная практика: постановления АС Западно-Сибирского округа от 20 августа 2020 г. № Ф04-2938/2020 по делу № А70-8111/2019, Одиннадцатого ААС от 21 января 2021 г. № 11АП-14490/2020 по делу № А55-16265/2020.

5 Пункт 59 Постановления Пленума ВС от 24 марта 2016 г. № 7 (ред. от 22 июня 2021 г.) «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

6 Например, постановления ФАС Поволжского округа от 16 ноября 2009 г. по делу № А06-947/2009 и ФАС Северо-Кавказского округа от 20 марта 2012 г. по делу № А32-20528/2009.

7 Постановление ФАС Поволжского округа от 29 июля 2010 г. по делу № А12-2621/2009.

8 Постановления Пятого ААС от 1 сентября 2016 г. № 05АП-5529/2016 по делу № А51-3852/2016, АС Московского округа от 8 сентября 2016 г. № Ф05-7185/2013 по делу № А40-87935/2012, Десятого ААС от 19 августа 2014 г. по делу № А41-47768/2012.

9 Определения ВС от 23 сентября 2015 г. № 58-АПГ15-33, от 30 сентября 2015 г. № 58-АПГ15-34 и от 7 октября 2015 г. № 58-АПГ15-39.

10 Апелляционное определение ВС от 5 сентября 2016 г. № 75-АПГ16-6.

11 Определение ВС от 29 октября 2019 г. № 19-КГ19-16.

12 Определение ВС от 25 мая 2015 г. по делу № 305-ЭС15-1030.

13 Как для отмены решений вышестоящими судами, так и в связи с пересмотром по новым и вновь открывшимся обстоятельствам.

14 Постановление Конституционного Суда РФ от 12 ноября 2018 г. № 40-П.

15 Пункт 22 Обзора практики рассмотрения судами дел о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел РФ, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы (утвержденного Президиумом ВС 23 декабря 2015 г.).

Рассказать:
Другие мнения
Бабинцева Ирина
Бабинцева Ирина
Патентный поверенный РФ, сооснователь юридической компании «ИНТЕЛАЙТ»
Не занижена ли цена?
Право интеллектуальной собственности
Оспаривание сделок по отчуждению исключительных прав и оценка товарного знака как нематериального актива
22 июля 2024
Владимиров Вячеслав
Владимиров Вячеслав
Адвокат АП Ставропольского края, КА «Дзалаев и Партнеры»
«Неопределенный» ущерб
Уголовное право и процесс
Кассация поддержала доводы защиты, отменив приговор и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию
19 июля 2024
Бибиков Сергей
Бибиков Сергей
Старший юрист МГКА «Бюро адвокатов "Де-юре"», преподаватель Университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА), к.ю.н.
Добросовестность – прежде всего
Третейское разбирательство
КС конкретизировал понятие публичного порядка для целей выдачи исполнительного листа по решению третейского суда
18 июля 2024
Романов Роман
Романов Роман
Адвокат АП Краснодарского края, управляющий партнер АБ «РОМАНОВ И ПАРТНЕРЫ»
Стратегии защиты по уголовным делам о мошенничестве
Уголовное право и процесс
Разграничение уголовной и гражданской ответственности
18 июля 2024
Щедрова Людмила
Щедрова Людмила
Адвокат АП Рязанской области, АБ ЕМПП
Важность превентивных мер
Уголовное право и процесс
Признаки состава мошенничества – обман, безвозмездность и направленность умысла
18 июля 2024
Шулдеев Сергей
Шулдеев Сергей
Адвокат АП Санкт-Петербурга, АБ «Q&A»
К защите с особым вниманием
Уголовное право и процесс
Привлечение к ответственности лиц, создающих инструмент для совершения иных преступлений
18 июля 2024
Яндекс.Метрика