×

Важен момент исполнения обязательства, а не его возникновения

ВС разъяснил нюансы привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности
Фурсова Елизавета
Фурсова Елизавета
Старший юрист практики разрешения споров Lidings

В Определении от 23 августа 2021 г. № 305-ЭС21-7572 по делу № А40-6179/2018 Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вновь подчеркнула два важных обстоятельства, имеющих значение при привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц, а именно:

  • привлечение к субсидиарной ответственности возможно и после завершения процедуры банкротства;
  • для привлечения к субсидиарной ответственности существенное значение имеет момент исполнения обязательства, а не его возникновения.
Читайте также
Когда нельзя привлечь к субсидиарной ответственности учредителя общества, о банкротстве которого он не заявил
Верховный Суд указал, что обязательство у общества возникло задолго до банкротства, а апелляция и кассация ошибочно отождествили срок возникновения обязательства со сроком его исполнения
10 Сентября 2021 Новости

Относительно первого вопроса ВС в очередной раз напомнил, что привлечение контролирующих лиц к субсидиарной ответственности возможно и после завершения процедуры банкротства. К такому выводу Суд пришел еще в Определении от 19 октября 2015 г. № 309-АД15-6092. Впоследствии он был включен в Обзор судебной практики № 1 за 2016 г. (п. 8).

В 2017 г. Закон о банкротстве был дополнен ст. 61.14, закрепившей право на подачу заявления о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц после завершения процедуры банкротства1. Более того, в Постановлении Пленума от 12 декабря 2017 г. № 53 ВС подробно разъяснил применение срока исковой давности на подачу такого заявления.

Такой подход направлен на защиту интересов кредиторов, которые желают хоть как-то восполнить свои потери за счет конкурсной массы. Позиция конкурсного управляющего, заявившего в рассматриваемом деле (№ А40-6179/2018) ходатайство о прекращении производства на указанном основании, представляется необоснованной, так как противоречит сложившейся судебной практике и ст. 61.14 Закона о банкротстве. Позиция Верховного Суда, с точки зрения последовательности, сомнений не вызывает.

Читайте также
Пленум ВС РФ принял постановление о субсидиарной ответственности
Разъяснены вопросы привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве
21 Декабря 2017 Новости

В отношении второго вопроса Суд подчеркнул важность установления причинно-следственной связи между моментами возникновения обязательства, наступления объективного банкротства и невозможности исполнить обязательство.

Установление причинно-следственной связи между действиями контролирующих должника лиц и наступлением объективного банкротства неоднократно подчеркивалось при рассмотрении данной категории споров. Суды исходят из того, что при наличии доказательств такой связи контролирующее лицо несет бремя доказывания обоснованности и разумности своих действий и их совершения без цели причинения вреда кредиторам подконтрольной организации2. Анализ практики показывает также, что при рассмотрении вопроса о привлечении к субсидиарной ответственности суд оценивает существенность влияния действий (бездействия) контролирующего лица на положение должника, проверяя наличие причинно-следственной связи между названными действиями (бездействием) и фактически наступившим объективным банкротством3.

В рассматриваемой ситуации ВС обратил внимание, что на момент заключения договора банковской гарантии у общества отсутствовали признаки объективного банкротства и контролирующие лица не могли заранее предположить наличие негативных обстоятельств. Нормы ст. 9 и 61.12 (ранее – п. 2 ст. 10) Закона о банкротстве отвечают на этот вопрос предельно ясно. Для привлечения контролирующего лица к ответственности за неподачу заявления существенное значение имеет именно дата возникновения обязательства, а не день, когда должник должен был исполнить обязательно, но не смог.

Судами установлено, что контролирующее лицо должно было подать заявление не позднее 21 сентября 2015 г. Договор банковской гарантии был заключен в июне 2014 г., на тот момент обязанность по подаче заявления отсутствовала, в связи с чем в действиях руководителя не усматриваются обман кредиторов и попытки скрыть финансовое состояние общества-должника.

Схожие ситуации уже рассматривались ранее, и суды также подчеркивали необходимость установления причинно-следственной связи. Например, Определением от 15 мая 2020 г. № 307-ЭС20-5614 по делу № А52-4062/2017 ВС оставил в силе судебные акты об отказе в привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц ввиду недоказанности причинно-следственной связи между их действиями по заключению договора купли-продажи и невозможностью компании рассчитаться по долгам. Так, нижестоящие суды установили, что в отсутствие доказательств причинения вреда имущественным правам кредиторов в результате совершения контролирующими лицами сделки в период отсутствия у общества какой-либо кредиторской задолженности не может являться основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. Обязательства перед кредиторами, послужившие основанием для возбуждения дела о банкротстве, возникли гораздо позже заключения договора купли-продажи, т.е. на момент совершения сделки стороны договора не могли знать о возникновении обстоятельств, при которых их действия оценивались с позиции возможности причинения вреда.

Читайте также
ВС пояснил основания для привлечения к субсидиарной ответственности руководителей ликвидированного ООО
Суд указал, что неосуществление контролирующими лицами ликвидации ООО при наличии на момент исключения из ЕГРЮЛ долгов общества перед кредиторами, когда их исковые требования уже удовлетворены, может свидетельствовать о попытке избежать рисков привлечения к субсидиарной ответственности
12 Августа 2021 Новости

Кроме того, в одном из определений Верховный Суд указал, что принудительное исключение из ЕГРЮЛ по решению налогового органа сведений о компании, имеющей кредиторскую задолженность, не может являться основанием для привлечения контролирующих лиц к субсидиарной ответственности и не устанавливает причинно-следственную связь между их действиями и невозможностью компании исполнить обязательства, так как подать возражения против исключения сведений о компании из ЕГРЮЛ могли также кредиторы, обязательства перед которыми исключенной организацией не исполнены4. То есть одного лишь факта того, что контролирующие должника лица вовремя не подали возражения в налоговую против исключения компании из ЕГРЮЛ, не будет достаточно для привлечения их к субсидиарной ответственности по долгам перед кредиторами, поскольку, во-первых, кредиторы не лишены возможности также заявить возражения против исключения, а во-вторых, необходимо доказать намеренные действия (или бездействие) контролирующих лиц, направленные на принудительное исключение сведений из Реестра.

Таким образом, Определение от 23 августа 2021 г. можно расценить как дополнительную гарантию для контролирующих должника лиц, так как в нем в очередной раз подчеркивается необходимость установления причинно-следственной связи между их действиями и причинением вреда кредиторам. Учитывая тенденцию все большего привлечения к субсидиарной ответственности, названный судебный акт, как представляется, может «умерить пыл» особо рьяных кредиторов и арбитражных управляющих, стремящихся пополнить конкурсную массу за счет денежных средств руководителей, которые не всегда виновны в банкротстве компании-должника.


1 Федеральный закон от 29 июля 2017 г. № 266-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “О несостоятельности (банкротстве)” и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях».

2 Пункт 1 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2016), утвержденного Президиумом ВС РФ 13 апреля 2016 г.

3 Пункт 12 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 4 (2020), утвержденного Президиумом ВС РФ 23 декабря 2020 г.

4 Определение от 13 июля 2021 г. № 305-ЭС21-10245 по делу № А40-250097/2019.

Рассказать:
Другие мнения
Быков Александр
Быков Александр
Адвокат МКА «РОСАР», эксперт pro bono publico при Уполномоченном по защите прав предпринимателей в г. Москве
Дисбаланс правомочий эксперта и специалиста в судопроизводстве
Производство экспертизы
Какие изменения в УПК способствовали бы его устранению
27 Октября 2021
Хасанов Марат
Хасанов Марат
Адвокат АП г. Москвы, партнер Юридической группы «Парадигма»
Границы пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам
Арбитражное право и процесс
Суды по-прежнему допускают существенные ошибки в их определении
25 Октября 2021
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph. D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Увольнение за «утечку информации»
Международное право
Стремление к максимизации прибыли нередко приводит компании к нарушениям законодательства
22 Октября 2021
Батурина Ирина
Батурина Ирина
Заместитель руководителя юридической службы по вопросам правового обеспечения медицинской деятельности ГК «Садко»
Срок исковой давности по «медицинским» спорам: проблемы исчисления
Медицинское право
Как на его определение влияют особенности предмета договора оказания медуслуг
21 Октября 2021
Сальникова Вероника
Сальникова Вероника
Адвокат, партнер МКА «Яковлев и партнеры»
Интересы и мнение ребенка – разные категории
Семейное право
Всегда ли мнение психолога в споре о месте проживания детей является решающим?
20 Октября 2021
Косян Артем
Косян Артем
Адвокат АП Краснодарского края
Когда «неравноценность» – не порок
Арбитражное право и процесс
Развитие института оспаривания сделок по «банкротным» основаниям: опасные тенденции
19 Октября 2021
Яндекс.Метрика