×

11 июня был опубликован проект постановления Пленума Верховного Суда РФ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных главой 12 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – проект).

Напомню, что Пленум неоднократно обобщал практику по вопросам указанной главы КоАП РФ: например, в Постановлении от 24 октября 2006 г. № 18 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Постановление № 18), а также в Постановлении от 24 марта 2005 г. № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (далее – Постановление № 5).

Некоторые наиболее значимые разъяснения «перекочевали» из указанных постановлений в проект. В целом при подготовке экспертных заключений адвокаты положительно оценили содержащиеся в проекте положения. Однако некоторые вопросы, возникающие на практике, либо вовсе не были освещены экспертами, либо проанализированы не до конца.

О малозначительных правонарушениях

Так, согласно абз. 7 п. 13 проекта, при привлечении к административной ответственности за правонарушения, предусмотренные ст. 12.8 и 12.26 КоАП, следует учитывать, что они не могут быть отнесены к малозначительным, а виновные в их совершении лица – освобождены от административной ответственности, поскольку управление водителем, находящимся в состоянии опьянения, транспортным средством, являющимся источником повышенной опасности, существенно нарушает охраняемые общественные правоотношения независимо от поведения правонарушителя (например, наличия раскаяния, признания вины), размера вреда, наступления последствий и их тяжести. Кроме того, повторное совершение указанных правонарушений уголовно наказуемо.

Читайте также
Адвокаты оценили проект разъяснений ВС об ответственности за нарушения в области дорожного движения
Пленум ВС доработает проект постановления о рассмотрении дел об административных правонарушениях, предусмотренных гл. 12 КоАП
14 Июня 2019 Новости

Приведенное разъяснение перешло в проект из Постановления № 5, согласно которому (абз. 3 и 4 п. 21) малозначительным правонарушением является действие или бездействие, хотя формально содержащее признаки состава административного правонарушения, но с учетом характера совершенного нарушения и роли нарушителя, а также размера вреда и тяжести наступивших последствий не представляющее существенного нарушения охраняемых общественных правоотношений. При этом необходимо иметь в виду, что с учетом признаков объективной стороны некоторых правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. К ним, в частности, относятся правонарушения, предусмотренные ст. 12.8, 12.26 КоАП РФ.

Таким образом, в Постановлении № 5 упомянутые нормы КоАП РФ приведены в качестве примеров, которыми не исчерпываются составы нарушений, ни при каких обстоятельствах не являющиеся малозначительными (при этом необходимо учитывать, что Постановление № 5 посвящено не только гл. 12 КоАП РФ).

Напротив, абз. 7 п. 13 проекта сформулирован как numerus clausus, поэтому его расширительное толкование не допускается (к слову, аналогичное разъяснение содержалось в п. 10 Постановления № 18).

Насколько последовательной была правоприменительная практика в этом вопросе? Когда действовали оба постановления (№ 5 и № 18), практикой соответствующие разъяснения ВС РФ были восприняты довольно странно. В большинстве случаев, когда возникал вопрос об освобождении от административной ответственности в связи с малозначительностью правонарушений, предусмотренных гл. 12 КоАП РФ, но не относящихся к ст. 12.8, 12.26 Кодекса, суды расширительно толковали соответствующие разъяснения и указывали следующее: «учитывая, что административные правонарушения в области дорожного движения представляют особую опасность для окружающих и в силу состава административного правонарушения содержат существенное нарушение охраняемых общественных отношений, нет правовых оснований для признания деяния малозначительным». Такие выводы содержались, в частности, в постановлении Саратовского областного суда от 23 мая 2017 г. по делу № 4А-418/2017 (ч. 1 ст. 12.29 КоАП РФ), Решении ВС Республики Коми от 14 марта 2018 г. по делу № 21-185/2018 (ч. 4 ст. 12.16 КоАП РФ), решении Кингисеппского городского суда Ленинградской области от 18 октября 2017 г. по делу № 2-99/2017 (ч. 1 ст. 12.29 КоАП РФ).

На мой взгляд, правоприменители не просто совершенно неверно истолковали разъяснения Пленума ВС РФ, а не поняли, что именно хотела донести до судов высшая судебная инстанция. Если бы ВС РФ изначально задумывал разъяснить, что абсолютно все правонарушения, содержащиеся в гл. 12 КоАП РФ, представляют особую опасность для общества, в связи с чем лица, их совершившие, не могут быть освобождены от административной ответственности по малозначительности, то выразился бы, думается, следующим образом: «При этом необходимо иметь в виду, что с учетом признаков объективной стороны некоторых административных правонарушений они ни при каких обстоятельствах не могут быть признаны малозначительными, поскольку существенно нарушают охраняемые общественные отношения. К ним, в частности, относятся административные правонарушения, предусмотренные гл. 12 КоАП РФ ».

Однако Пленум ВС РФ не имел в виду такое толкование не только ни в одном из указанных постановлений, но и в обсуждаемом проекте – его выработала сама практика, которая на данный момент идет по неверному пути. В связи с этим соглашусь с адвокатом Ольгой Башковой в том, что пока преждевременно делать выводы относительно того, что положения проекта не вызовут вопросов при применении в конкретном деле.

Разъяснение, содержащееся в проекте и сделанное ранее в названных постановлениях, само по себе верно и не требует возражений. Однако с появлением проекта возникла необходимость направить практику в нужное русло, в том числе при помощи обзоров практики по таким делам, где:

– лицо было привлечено сотрудниками правоохранительных органов к административной ответственности (например, по ч. 1 ст. 12.29 КоАП РФ);

– далее оно оспорило постановление, указывая на малозначительность деяния, поскольку при совершении правонарушения отсутствовала опасность причинения вреда жизни и здоровью людей, их имуществу и т.д.;

– при обжаловании не вступившего в законную силу постановления суд не применил положения КоАП РФ о малозначительности исключительно на том основании, что ч. 1 ст. 12.29 КоАП РФ – это правонарушение в области безопасности дорожного движения;

– при обжаловании вступившего в законную силу постановления вышестоящий суд указал, что при рассматриваемых обстоятельствах совершения правонарушения нижестоящий суд необоснованно отказал в прекращении производства по делу в связи с малозначительностью нарушения и неверно применил разъяснения Пленума ВС РФ по этому вопросу. На этом основании вышестоящий суд истолковал разъяснения ВС РФ буквально, а не расширительно, и отменил постановление со ссылкой на ст. 2.9 КоАП РФ, прекратив производство по делу.

Только такой алгоритм действий, по моему мнению, способен привести как к всестороннему, полному и объективному рассмотрению дела, так и к решению задач, установленных в ст. 1.2, 24.1 КоАП РФ.

О преимущественном праве движения

Хотелось бы также обратить внимание на абз. 2 п. 14 проекта, согласно которому водитель транспортного средства, движущегося в нарушение Правил дорожного движения РФ (далее – ПДД) по недопустимой траектории (например, по обочине, во встречном направлении по дороге с односторонним движением) либо въехавшего на перекресток на запрещающий сигнал светофора, жест регулировщика, не имеет преимущественного права движения, и у других водителей (например, выезжающих с прилегающей территории или осуществляющих поворот) отсутствует обязанность уступить ему дорогу.

В дополнение к комментарию адвоката Ярослава Самородова отмечу, что практика ВС РФ уже не первый год складывается таким образом, что если водитель нарушает конкретное положение ПДД, независимо от наличия в его действиях признаков правонарушения у него не может быть преимущества перед другими участниками дорожного движения (Постановление от 28 ноября 2017 г. № 18-АД17-33, Постановление от 4 сентября 2015 г. № 46-АД15-29).

Указанная тенденция относительно новая и воспринимается нижестоящими судами довольно скептически. В основном суды, отчасти снимая с себя груз ответственности, направляют дело на новое рассмотрение, чтобы нижестоящий орган, принявший первоначальное решение, сам распределил ответственность между участниками ДТП.

С одной стороны, такая строго формализованная позиция судов соответствует п. 4 ч. 1 ст. 30.7 КоАП РФ, поскольку если оценить данный подход судов с научной точки зрения, можно прийти к выводу, что в рамках судебного контроля в сфере вмешательства в свободу усмотрения административных органов (с точки зрения открытой модели административного права) суды не выходят за пределы собственных полномочий (ultra vires), очерченных в ст. 30.7 КоАП РФ.

С другой стороны, суды не ограничены количеством возможностей возвращения дела на новое рассмотрение и в случае обжалования того же самого решения, оценивая деяние водителя, который имел бы преимущественное право, если бы не нарушил ПДД, применяют уже ставшую шаблонной формулу: «При прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с отсутствием в деянии лица события/состава административного правонарушения решение вопроса о виновности лица в нарушении ПДД нормами КоАП РФ не предусмотрено».

Кроме того, неоднократное возвращение дела на новое рассмотрение повышает вероятность истечения срока давности привлечения к административной ответственности. В такой ситуации водитель, которому изначально вменялось невыполнение установленного ПДД требования уступить дорогу транспортному средству, пользующемуся преимущественным правом проезда, оказывается в двусмысленном положении, поскольку при истечении срока давности вопрос о том, кто кому должен был уступить дорогу, суды уже не исследуют – они формально ссылаются на п. 6 ч. 1 ст. 24.5 КоАП РФ и прекращают производство по делу.

Таким образом, в абз. 2 п. 14 проекта содержится действительно полезное и необходимое для судов разъяснение. Однако подлинные механизмы воплощения подобных разъяснений в жизнь нередко сталкиваются с проблемами административно-процедурного рода. Поэтому будет интересно наблюдать за тем, по какому пути в решении указанных вопросов пойдет практика. Тем не менее уже сейчас можно с уверенностью утверждать: проблемы, связанные с производством по такому делу, неизбежно возникнут. А значит, водителям, которым ошибочно вменялось нарушение требований ПДД о представлении преимущества другому участнику дорожного движения, впоследствии самому нарушившему ПДД и лишившемуся преимуществ, будет довольно трудно доказать их правоту.

Рассказать:
Другие мнения
Батура Ольга
Батура Ольга
Руководитель практики недвижимости и ГЧП «ДювернуаЛигал»
Реформа проектов развития территорий: большая перемена
Жилищное право
Законопроект упорядочивает и упрощает механизм КРТ, но ряд вопросов остались нерешенными
13 Октября 2020
Водопьянов Юрий
Водопьянов Юрий
Юрист «Содружества Земельных Юристов»
Редевелопмент промзон – по новым правилам
Градостроительное право
Какие недостатки призван устранить проект поправок в ГрК РФ
07 Октября 2020
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Цена утечки персональных данных
Производство по делам об административных правонарушениях
Защита информации ограниченного доступа требует комплексного подхода
06 Октября 2020
Макейчук Антон
Макейчук Антон
Адвокат, партнер юридической компании Tenzor Consulting Group
Платить дивиденды или не платить по долгам?
Арбитражное право и процесс
«Вилка» законодательных мер о моратории как возможность злоупотребления правом
05 Октября 2020
Яни Павел
Яни Павел
Научный руководитель Научно-образовательного центра «Уголовно-правовая экспертиза» Юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член Научно-консультативного совета при ФПА РФ, д.ю.н., профессор
Ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвоката: проблемы квалификации
Уголовное право и процесс
Какие новые вопросы повлечет введение ст. 294.1 УК
30 Сентября 2020
Борохова Наталья
Борохова Наталья
Адвокат, доцент кафедры уголовно-процессуального права РГУП (Уральский филиал), к.ю.н.
Первый шаг – не повод почивать на лаврах
Уголовное право и процесс
Будет ли работать норма о воспрепятствовании деятельности адвоката без реформы правоохранительной системы?
24 Сентября 2020