×

Спорные формулировки

ВС поддержал доводы защиты о том, что апелляция фактически предрешила выводы первой инстанции при новом рассмотрении дела
Матюхин Денис
Матюхин Денис
Управляющий партнер АБ Ростовской области «Советник», член Комиссии по защите профессиональных прав адвокатов АП Ростовской области

В декабре 2023 г. зам. Председателя Верховного Суда РФ Владимир Давыдов вынес постановление по уголовному делу № 41-УД23-42-К4 в отношении моего подзащитного П., которым отменил постановление судьи ВС и передал кассационную жалобу для рассмотрения в заседании кассационного суда общей юрисдикции. Согласно данному постановлению суд может с целью уточнения позиции защиты выйти из совещательной комнаты, не возобновляя предварительное следствие. В постановлении также указано на то, что недопустимо предрешать вопросы о доказанности или недоказанности обвинения судом апелляционной инстанции при отмене решения первой инстанции с передачей дела на новое рассмотрение.

Читайте также
Зампред ВС поддержал жалобу адвоката на отмену постановления об освобождении от уголовной ответственности
Направляя кассационную жалобу в Четвертый КСОЮ на рассмотрение, он, в частности, указал, что суждения апелляции о возможности назначения судебного штрафа сводятся к переоценке выводов первой инстанции, что не является основанием для пересмотра состоявшегося решения в сторону ухудшения
07 февраля 2024 Новости

10 апреля 2023 г. Таганрогский городской суд Ростовской области по результату рассмотрения уголовного дела в отношении П., обвинявшегося в совершении преступления по ч. 1 ст. 228 УК РФ, вынес постановление о прекращении уголовного преследования и уголовного дела в связи с назначением подсудимому меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа.

Стороной защиты, исходя из занятой подзащитным позиции о признании вины, был представлен внушительный материал, характеризующий личность обвиняемого, который по объему листов практически соответствовал объему доказательств, собранных дознавателем.

Обосновывая решение, суд в описательно-мотивировочной части постановления указал на отсутствие у обвиняемого судимостей, его раскаяние в содеянном, активное способствование расследованию преступления, положительные характеристики П. по месту жительства и учебы, наличие места постоянной работы, неоднократные награждения грамотами и дипломами за достижения в спорте и учебе, нахождение на иждивении престарелой родственницы, которая страдает рядом заболеваний и требует постоянного ухода. Также суд принял во внимание, что подсудимым приняты и иные меры по заглаживанию причиненного преступлением ущерба: внесен добровольный взнос в фонд помощи оказавшимся в трудной жизненной ситуации с целью оказания помощи лицам, имеющим различного рода зависимости, в том числе наркотическую.

Председательствующий в заседании судья после последнего слова подсудимого, удалившись в совещательную комнату, спустя минуту вернулся в зал заседания с целью уточнить, согласен ли подсудимый на прекращение уголовного дела и уголовного преследования с применением судебного штрафа.

Подсудимый выразил согласие. Высказал свою позицию и гособвинитель, после чего подсудимому была предоставлена возможность выступить с последним словом. Далее председательствующий вновь удалился в совещательную комнату.

Впоследствии постановление суда было обжаловано гособвинителем в апелляционном порядке в связи с необоснованным, по мнению стороны обвинения, освобождением П. от уголовной ответственности. В дополнительном апелляционном представлении прокурор также указал на незаконность обжалуемого постановления, мотивируя тем, что судья вернулся из совещательной комнаты, однако в нарушение требований ст. 294 УПК РФ судебное следствие не возобновил и, не проведя повторные прения, предоставил сторонам право реплики, а подсудимому – последнее слово.

По итогам рассмотрения представления прокуратуры апелляция отменила обжалуемое постановление, передав уголовное дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе.

В обоснование принятого решения суд апелляционной инстанции указал: «Согласно ст. 295 УПК РФ, заслушав последнее слово подсудимого, суд удаляется в совещательную комнату для постановления приговора либо иного судебного акта. Как следует из протокола судебного заседания по настоящему делу, после проведения прений сторон и последнего слова П. председательствующий удалился в совещательную комнату для принятия решения, а затем вернулся для уточнения позиции стороны защиты. Между тем, в нарушение требований ст. 294 УПК РФ суд при этом не возобновил судебное следствие, а, выслушав реплики сторон, вновь удалился в совещательную комнату, тем самым нарушив права участников судебного разбирательства. По смыслу закона, при освобождении от уголовной ответственности с назначением судебного штрафа, суд обязан не просто констатировать наличие и отсутствие указанных в законе оснований для освобождения от уголовной ответственности, а принять справедливое и мотивированное решение с учетом всей совокупности данных, характеризующих, в том числе особенности объекта преступного посягательства, обстоятельства его совершения, конкретные действия, предпринятые лицом для возмещения ущерба или иного заглаживания причиненного вреда, изменение степени общественной опасности деяния вследствие таких действий, личность виновного, а также обстоятельства смягчающие и отягчающие наказание. Вышеуказанные требования закона судом первой инстанции при рассмотрении настоящего дела не учтены».

Возвращая дело на новое рассмотрение в первую инстанцию, апелляция, как представляется, фактически предрешила выводы первой инстанции при новом рассмотрении. Основанием для такого вывода является указание апелляции: «Установленные в суде первой инстанции обстоятельства совершения П. преступления свидетельствует о его повышенной общественной опасности и, по мнению суда апелляционной инстанции, не допускают освобождение П. от уголовной ответственности, поскольку одно лишь пожертвование в общественный фонд недостаточно для восстановления социальной справедливости».

Защита последовательно обжаловала апелляционное постановление в Четвертый кассационный суд общей юрисдикции, а также в Верховный Суд.

В кассационных жалобах, в частности, указывалось, что дело рассмотрено в особом порядке уголовного судопроизводства. В соответствии с требованиями ст. 294 УПК, если участники прений сторон или подсудимый в последнем слове сообщат о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, или заявят о необходимости предъявить суду для исследования новые доказательства, суд вправе возобновить судебное следствие. По окончании возобновленного судебного следствия суд вновь открывает прения сторон и предоставляет подсудимому последнее слово.

В то же время после возвращения из совещательной комнаты в зал судебного заседания председательствующий уточнил у стороны защиты позицию относительно прекращения уголовного преследования подсудимого с назначением меры уголовно-правового характера в виде судебного штрафа. Каких-либо новых, имеющих существенное значение для дела сведений судом получено не было, не приобщались какие-либо документы, не оглашались показания, не допрашивались свидетели и подсудимый. В связи с изложенным оснований, предусмотренных ст. 294 УПК для возобновления судебного следствия, не имелось. Уточнение судом позиции стороны защиты не требовало возобновления судебного следствия. Как стороне защиты, так и стороне обвинения после возвращения судьи из совещательной комнаты в зал заседания была предоставлена возможность обратиться к суду, высказав позицию. При этом гособвинитель ограничилась лишь тем, что обратила внимание суда на то, что любое прекращение уголовного дела недопустимо. Каких-либо заявлений, ходатайств и иных обращений о необходимости возобновления судебного следствия, как и проведения повторных прений, не поступало.

Также в кассационных жалобах обращалось внимание, что судом апелляционной инстанции предрешены выводы первой инстанции при повторном рассмотрении уголовного дела.

Постановлениями судьи Четвертого КСОЮ, а также судьи ВС в передаче кассационных жалоб на рассмотрение было отказано.

Решение судьи Верховного Суда я обжаловал Председателю ВС. Постановлением зам. Председателя ВС обжалуемое постановление судьи было отменено, а кассационная жалоба в защиту П. вместе с уголовным делом переданы для рассмотрения в судебном заседании Четвертого КСОЮ. Как отмечается в постановлении от 7 декабря 2023 г., «Суд апелляционной инстанции, признав нарушенными положения ст. 294 УПК РФ, не указал в своем решении, в чем выразилась существенность нарушения судом первой инстанции норм уголовно-процессуального закона и каким образом данное обстоятельство повлияло на принятие итогового решения. Из протокола судебного заседания первой инстанции следует, что уголовное дело рассматривалось в порядке главы 40 УПК РФ, после изложения государственным обвинителем сущности предъявленного П. обвинения и поддержания подсудимым ходатайства о рассмотрении уголовного дела в особом порядке, были исследованы обстоятельства, характеризующие личность подсудимого, завершено судебное следствие, проведены прения сторон, П. предоставлено последнее слово, затем суд удалился для принятия решения. При этом ни в ходе прений сторон, ни в последнем слове стороны не сообщали о новых обстоятельствах, имеющих значение для уголовного дела, и не заявляли о необходимости исследования новых доказательств. В дальнейшем у суда возникла необходимость в уточнении позиции защиты относительно оснований прекращения уголовного дела, в связи с чем председательствующим по выходу из совещательной комнаты был задан уточняющий вопрос, после ответа на который стороны не были лишены возможности высказать свою позицию, чем и воспользовался государственный обвинитель, заявив об отсутствии оснований для прекращения уголовного дела, после чего подсудимому было предоставлено последнее слово. Принимая во внимание особенности судебного следствия, проводимого в особом порядке принятия судебного решения, а также то, что возвращение суда из совещательной комнаты было вызвано лишь уточнением позиции защиты, после которого стороны высказали свое мнение, а подсудимому было предоставлено последнее слово, не имеется оснований полагать, что отсутствие в протоколе указания суда о возобновлении судебного следствия, не проведение прений сторон в полном объеме с повторным изложением государственным обвинителем и стороной защиты своих позиций по делу, лишило или ограничило гарантированные права участников уголовного судопроизводства либо повлияло или могло повлиять на вынесение итогового решения по делу.

Кроме того, суд апелляционной инстанции, принимая решение о направлении уголовного дела на новое рассмотрение, допустил существенное нарушение норм уголовно-процессуального закона, регламентирующих пределы прав суда апелляционной инстанции. Из апелляционного постановления усматривается, что суд второй инстанции сделал категоричный вывод о том, что “установленные в суде первой инстанции обстоятельства совершения П. преступления свидетельствуют о его повышенной общественной опасности, и, по мнению суда апелляционной инстанции, не допускают освобождение П. от уголовной ответственности”. Таким образом, в нарушение вышеприведенных требований уголовно-процессуального закона судом апелляционной инстанции были использованы формулировки, которые при новом рассмотрении уголовного дела означают обязательные для выполнения указания о преимущественном выборе наказания как меры уголовно-правовой ответственности за содеянное, чем были предрешены выводы суда первой инстанции».

Также отмечу, что до вынесения заместителем Председателя ВС решения уголовное дело было повторно рассмотрено первой инстанцией и вынесен приговор, которым П. признан виновным в совершении преступления по ч. 1 ст. 228 УК. Приговор был обжалован в апелляционном порядке, однако постановлением Ростовского областного суда от 24 октября 2023 г. он оставлен без изменения, а апелляционная жалоба – без удовлетворения.

В заключение добавлю, что после вынесения постановления заместителем Председателя ВС стороной защиты было принято решение о нецелесообразности дальнейшего обжалования приговора с учетом его возможной отмены Четвертым КСОЮ с учетом позиции Верховного Суда. На момент публикации материала решение Четвертым КСОЮ еще не принято.

Рассказать:
Другие мнения
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Тронин Андрей
Тронин Андрей
Руководитель практики юридической фирмы INTELLECT
Когда субсидия МУП правомерна
Конституционное право
Наличие нарушений требований антимонопольного законодательства требует тщательной проверки судами
09 июля 2024
Яндекс.Метрика