×

Стандартизация – бич или спасение?

Необходимость стандартизации адвокатской деятельности носит не только нормативный характер, она имеет все признаки объективной закономерности
Завораживающему слову «стандарт», вытеснившему набивший оскомину в период позднейшей советской стабильности термин «план», ныне всецело подчинено осуществление медицинской и образовательной деятельности. Плохо это или хорошо – решат наши внуки. Как педагог по первому образованию могу лишь констатировать прозорливость собственных учителей, прогнозировавших в начале 90-х годов прошлого века, что внедрение американских подходов к обучению приведет к массовой функциональной неграмотности в среде слабых и средних учащихся, при одновременном расширении возможностей к саморазвитию для наиболее одаренной категории детей.

Не избежит подобного ранжирования и наш юридический труд. Можно сколько угодно рассуждать об исключительности каждого конкретного уголовного дела, необходимости индивидуального подхода к подзащитному и сугубо творческом характере адвокатской профессии, но факт остается фактом: в условиях повсеместного введения электронного документооборота, внедрения программного обеспечения, унифицирующего договорную, кадровую, претензионную и даже исковую работу, в условиях, когда крупнейшие западные юридические корпорации начинают привлекать для решения сугубо правовых задач искусственный интеллект, уголовная защита не сможет бесконечно игнорировать тенденцию по подчинению непосредственной жизни власти алгоритма, ставшую доминирующей в постинформационную эпоху.

Иначе необходимость стандартизации адвокатской деятельности носит не только нормативный характер, она имеет все признаки объективной закономерности.

Об особенностях правовой техники и стиле изложения
Строго говоря, представленный на обсуждение проект Стандарта участия адвоката-защитника в уголовном судопроизводстве сложно назвать стандартом – слишком уж общий характер носят его положения. С одной стороны, понятно, что, вводя правила, касающиеся выбора позиции и тактики защиты, и их согласования с подзащитным, при одновременном выносе «за скобки» вопроса о необходимости и объеме документирования указанного процесса, в том числе в целях обеспечения досудебного интереса на случай возможного спора с клиентом, авторы поступают мудро. Слишком уж в последнее время принижено, в том числе стараниями органа конституционного правосудия, значение и возможность фактического сохранения адвокатский тайны. С другой стороны, введение в качестве показателя соответствия деятельности защитника стандарту многочисленных оценочных понятий, например, «наиболее эффективная позиция защиты», вряд ли приемлемо. Возражения относительно подобных формулировок можно выдвигать очень долго, начав с вопроса об исчерпывающих критериях такой эффективности.

Хотелось бы также видеть более четкие указания на то, что правовая помощь по делу не должна приводить к навязыванию подзащитному позиции по вопросу о психологическом отношении к инкриминируемому деянию.

Давно ждем-с
Пожалуй, лучшими частями проекта являются те, которые затрагивают порядок и последствия вступления и выхода адвокатов-защитников из дела. Унификация этих правил давно назрела, а наиболее значимым их положением лично для меня является п. 2 разд. 13 проекта, предоставляющий адвокату-защитнику право отказаться от участия в судебном заседании, следственных и иных процессуальных действиях, когда правосудие или законность расследования уголовного дела превращаются в свою антитезу.

Уверен, что многим коллегам давно претит выступать эдаким «фиговым листком», обеспечивающим видимость демократичности суверенных уголовных процедур, построенных по принципу: «сначала казнь, а приговор потом».

Будет непростительной ошибкой, если эти, безусловно, неоднозначные с точки зрения классической теории процесса, предписания не войдут в конечную редакцию стандарта. Ведь безропотное участие в профанации производства по уголовному делу способно только навредить клиенту. В чем объективная ценность такой защиты? В предоставлении возможности суду второй инстанции иезуитски констатировать: адвокат присутствовал в судебном заседании – значит нарушения права на защиту не допущено.

Хотя упомянутые предложения во взаимосвязи с текстом стандарта в целом также не лишены нормативной неопределенности. Например, не вполне ясно, обязан ли адвокат продолжить защиту после перерыва в судебном заседании, при назначении нового или повторного следственного (процессуального) действия? Вправе ли после отказа одного защитника другой адвокат вступить в дело, в том числе действуя по назначению органов предварительного расследования или суда? Как поступать на случай отказа другим коллегам, если по делу участвует несколько адвокатов, в том числе при защите двух и более лиц? Как соотносится право на такой отказ с недопустимостью уклонения от участия в прениях?

Как быть с общепринятым пониманием недопустимости отказа от защиты, спросят противники подобного решения, которых, подозреваю, будет не мало. Ответ прост. У права как универсального социального регулятора есть своя иерархия норм, на вершине ценностной пирамиды которых находятся концепция естественных прав и теория общественного договора. Соответственно, адвокатура как фундаментальный институт гражданского общества не может оставлять без внимания их систематическое умаление со стороны государства.

Рассказать:
Другие мнения
Соловьёва Елена
Соловьёва Елена
Адвокат АП г. Москвы,  директор центра медиации Института судебного представительства Российской академии адвокатуры и нотариата
Дискуссионный вопрос
Методика адвокатской деятельности
Может ли адвокат, участвующий в деле, быть медиатором в рамках указанного дела?
26 Декабря 2018
Морозов Сергей
Морозов Сергей
LL.M., юрист международной юридической фирмы Beiten Burkhardt, сопредседатель Young IMA при Российском арбитражном центре (комитет по медиации)
Адвокат как медиатор
Методика адвокатской деятельности
Все больше адвокатов будет задействовано в медиации
26 Декабря 2018
Зурабян Артур
Адвокат, руководитель практик разрешения споров и международного арбитража ART DE LEX
В условиях доверия
Методика адвокатской деятельности
О формах участия адвоката в процедуре медиации
26 Декабря 2018
Никитин Дмитрий
Никитин Дмитрий
Адвокат, канд. юрид. наук
Следственный эксперимент и судебная экспертиза
Методика адвокатской деятельности
О расследовании дел о ДТП
26 Декабря 2018
Гончар Дмитрий
Гончар Дмитрий
Государственный судебный эксперт, врач, судебно-медицинский эксперт СПБ ГБУЗ «БСМЭ», канд. мед. наук, доцент кафедры судебной медицины СЗГМУ им. И.И. Мечникова
Значение медицинской документации
Методика адвокатской деятельности
Об актуальности данных, содержащихся в медицинских документах
26 Декабря 2018
Гриценко Ирина
Гриценко Ирина
Адвокат КА «Адвокат», учредитель АНО «Центр урегулирования конфликтов в медицине»
Медицинский документ как «кривой конструктор»
Методика адвокатской деятельности
О возможных последствиях электронного медицинского документооборота
26 Декабря 2018