×
Курносов Сергей
Курносов Сергей
Адвокат ПА Нижегородской области, Нижегородской областной коллегии адвокатов

Учитывая, что адвокат может быть как представителем стороны, так и защитником (в зависимости от вида судопроизводства и процессуального статуса доверителя), представленные адвокатом в качестве доказательств документы иногда не вписываются в логику планируемого судом решения, в связи с чем находятся разные предлоги для их дисквалификации.

Полагаю, в такой ситуации следует обратиться к следующему.

Согласно положениям ст. 56, 59, 67 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне их надлежит доказывать; принимает только те доказательства, которые имеют значение для рассмотрения и разрешения дела; оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств; никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Суд при наличии в материалах дела протокола опроса лица адвокатом не может пренебрегать данным доказательством, которое добыто в установленном федеральным законом порядке, поскольку законодателем в ч. 2 ст. 67 ГПК РФ закреплено правило о том, что ни одно доказательство не имеет для суда заранее установленной силы.

Согласно положениям ч. 3, 4 ст. 67 ГПК РФ суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности. Результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими.

Аналогичные нормы об оценке доказательств закреплены в Арбитражном процессуальном и Уголовно-процессуальном кодексах.

Как отметил Конституционный Суд РФ в Определении от 22 марта 2012 г. № 555-О-О, «предоставление суду полномочий по оценке доказательств и отражению ее результатов в судебном решении вытекает из принципа самостоятельности судебной власти и является одним из проявлений дискреционных полномочий суда, необходимых для осуществления правосудия, что, вместе с тем, не предполагает возможность оценки судом доказательств произвольно и в противоречии с законом».

Аналогичная правовая позиция выражена в определениях от 17 июля 2007 г. № 566-О-О; от 18 декабря 2007 г. № 888-О-О; от 15 июля 2008 г. № 465-О-О.

Правовые позиции КС РФ применяются ко всем видам судопроизводства. В связи с этим следует отметить, что положениями ст. 7 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» определения КС РФ отнесены к виду его решений, а в силу ст. 79 этого же Закона его решение окончательно, не подлежит обжалованию и действует непосредственно. Следовательно, правовая позиция, выраженная в определениях КС РФ, является обязательной.

При таких обстоятельствах, учитывая прямое указание закона, что ни одно из доказательств заранее установленной силы не имеет, суд может отвергнуть доказательство только в том случае, если оно находится в противоречии с остальными доказательствами по делу.

Кроме того, ст. 303 УК РФ установлена уголовная ответственность за фальсификацию доказательств по гражданскому, административному и делу об административном правонарушении лицом, участвующим в деле, или его представителем, коим адвокат и является.

По этой причине можно считать установленными гарантии достоверности предоставляемых адвокатом протоколов опроса, полученных в порядке п. 1 ч. 3 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности. Тем более странно выглядит ситуация, когда, приобщив протокол опроса, составленный адвокатом и содержащий подпись адвоката и опрошенного лица, суд не принимает мер к вызову опрошенного лица в суд и допросу в заседании с целью все это проверить (согласно ст. 87 УПК РФ доказательства проверяются путем сопоставления друг с другом).

В свою очередь, согласно ст. 12 ГПК РФ, суд, сохраняя независимость, объективность и беспристрастность, осуществляет руководство процессом, разъясняет лицам, участвующим в деле, их права и обязанности, предупреждает о последствиях совершения или несовершения процессуальных действий, оказывает лицам, участвующим в деле, содействие в реализации их прав, создает условия для всестороннего и полного исследования доказательств, установления фактических обстоятельств и правильного применения законодательства при рассмотрении и разрешении гражданских дел. Аналогичные положения закреплены и в ч. 3 ст. 9 АПК РФ.

Соответственно, получив протокол опроса, суд должен принимать меры к его проверке.

В развитие идеи о том, что суд не должен бездействовать, если адвокат представил составленный им протокол опроса, а должен принимать меры к проверке этого протокола как доказательства, отмечаю следующее.

В ч. 1 ст. 56 ГПК РФ предусмотрено, что каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом. Вместе с тем, как неоднократно указывал Верховный Суд РФ (определения Судебной коллегии по гражданским делам от 7 июня 2013 г. № 18-КГ13-38; Судебной коллегии по административным делам от 9 апреля 2013 г. № 5-КПЗ-2), ч. 2 ст. 56 ГПК РФ «возлагает на суд обязанность определить, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, и предписывает суду выносить такие обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались. В случае необходимости суд вправе предложить сторонам представить дополнительные доказательства, оказать им содействие в получении доказательств (ст. 57 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации)”1.

Невыполнение указанных императивных требований ч. 2 ст. 56 ГПК РФ и «непринятие мер к определению юридически значимых по делу обстоятельств» является нарушением процессуального права. Об этом свидетельствуют, например, определения кассационной инстанции ВС РФ от 14 мая 2013 г. № 5-КГ13-33; от 5 октября 2010 г. № 5-В10-67; от 7 июня 2013 г. № 18-КГ13-38; от 9 апреля 2013 г. № 5-КПЗ-2. В данных определениях Судебной коллегией ВС РФ дано четкое толкование ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, причем без привязки к конкретным делам либо спорам. Соответственно, данные требования закона должны выполняться неукоснительно – по всем приведенным определениям ВС РФ вынесенные судебные постановления были отменены, а дела направлены на новое рассмотрение с формулировками о невыполнении нижестоящими судами требований ч. 2 ст. 56 ГПК РФ.

Применительно к этому аспекту существуют и другие фундаментальные положения, на которые стоит обращать внимание, но которые, к сожалению, используются не всеми.

Как разъяснено в абз. 2 п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 г. № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству» (далее – Постановление Пленума № 11), в случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих юридическое значение, судья на основании подлежащих применению норм материального права разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывания.

Согласно абз. 1 п. 5 Постановления Пленума № 11 под уточнением обстоятельств, имеющих значение для дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и подлежащих применению норм материального права.

Невыполнение судом данных разъяснений представляет собой игнорирование требований ст. 148 ГПК РФ, установившей в качестве одной из задач подготовки гражданского дела к судебному разбирательству уточнение фактических обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела.

В п. 7 Постановления Пленума № 11 указано, что судья разъясняет, на ком лежит обязанность доказывания тех или иных обстоятельств. Установив, что представленные доказательства недостаточно подтверждают требования истца или возражения ответчика либо не содержат иных необходимых данных, судья вправе предложить им представить дополнительные доказательства. При этом судья должен выяснить, какими доказательствами стороны могут подтвердить свои утверждения, какие трудности для представления доказательств существуют.

Иное применительно к гражданским делам не соответствует установленным ст. 2 ГПК РФ задачам гражданского судопроизводства по правильному рассмотрению и разрешению дела и не отвечает задачам арбитражного судопроизводства по защите нарушенных или оспариваемых прав.

Помимо оснований к отмене вынесенных судебных постановлений и направлению дела на новое рассмотрение (о чем свидетельствуют названные определения ВС РФ), невыполнение судом первой инстанции требований по вынесению на обсуждение юридически значимых обстоятельств должно быть и уважительной причиной для принятия апелляционной инстанцией новых доказательств, которые не представлялись в районный суд. В этой части полезно ознакомиться с определениями Нижегородского областного суда от 24 июня 2014 г. № 33-2213/2014 и от 3 апреля 2015 г. № 33-2509/2015, в которых выражена позиция, что нераспределение судом бремени доказывания и невыполнение требований ст. 148 ГПК РФ являются основаниями для принятия новых доказательств. Еще одним следствием невыполнения судом указанных требований может стать удовлетворение ходатайства о допросе в заседании апелляционной инстанции лица, которое в суде первой инстанции не допрашивалось, но дисквалифицированный протокол опроса данного лица был представлен.

В связи с этим можно по аналогии привести следующий пример, который, по моему мнению, является примечательным. В определении от 24 июня 2014 г. № 33-2213/2014 Судебная коллегия по гражданским делам Нижегородского областного суда указала: «…. Между тем, придя к выводу о недостаточности имеющегося в материалах дела заключения…, суд 1 инстанции, тем не менее, на обсуждение сторон вопрос о назначении экспертизы не поставил…». По этой причине апелляционной инстанцией была назначена по делу судебная экспертиза.

То же самое касается и удовлетворения ходатайств о допросе тех лиц, которые не допрашивались судом первой инстанции, но были представлены протоколы их опроса, составленные адвокатами.

В недавнем Обзоре судебной практики Верховного Суда РФ № 2 (2018), утвержденном Президиумом 4 июля 2018 г., со ссылкой на определение Судебной коллегии по гражданским делам № 33-КГ17-10 выражен аналогичный подход (стр. 11–12) и прямо указано: «…суд апелляционной инстанции в нарушение положений ч. 2 ст. 56 ГПК РФ данные обстоятельства не учел, что повлияло на результат разрешения спора. Судом также не обсужден вопрос о том…».

Приведенные примеры показывают существенные нарушения процессуального законодательства, влияющие на исход дела, которые, соответственно, должны устраняться вышестоящими инстанциями, а при защите в суде интересов граждан и организаций будет весьма полезно (особенно при наличии не допрошенного в суде лица, протокол опроса которого представлен адвокатом) заявлять перед судом соответствующее ходатайство о вынесении на обсуждение в порядке ч. 2 ст. 56 ГПК РФ, ч. 2 ст. 65 АПК РФ юридически значимые по делу обстоятельства (по гражданским делам применительно к основанию и предмету иска), учитывая, что с учетом разъяснений п. 6 Постановления Пленума № 11 основанием иска являются именно фактические обстоятельства (а не доказательства).

В свою очередь, в соответствии с императивными требованиями ст. 166 ГПК РФ, ч. 2 ст. 159 АПК РФ ходатайства лиц, участвующих в деле, по вопросам, связанным с разбирательством дела, разрешаются на основании определений суда после заслушивания мнений других лиц, участвующих в деле.

Таким образом, вынесение протокольного определения по упомянутому ходатайству станет обязанностью суда, рассматривающего дело, это поможет избежать вероломной дисквалификации изложенных в протоколе опроса, составленного адвокатом, показаний лиц, не допрошенных в суде, поскольку будет вынуждать суды принимать меры к допросу таких лиц в судебном заседании.


1 Полностью аналогичные положения закреплены в АПК РФ (ч. 1, 2 ст. 65).

Рассказать:
Другие мнения
Тарасова Наталья
Тарасова Наталья
Адвокат МКА «ГРАД»
Не каждый участок, который нельзя приобрести в собственность, ограничен в обороте
Земельное право
ВС разъяснил условия льготной арендной платы за землю
17 Сентября 2019
Марткочаков Антон
Марткочаков Антон
Партнер, руководитель офиса Enforce Law Company в Москве
Особенности отчуждения акций по устной сделке
Арбитражное право и процесс
Постановление арбитражного суда заставило по-новому взглянуть на устоявшуюся правовую конструкцию
13 Сентября 2019
Маркин Константин
Маркин Константин
Адвокат АП Новгородской области
Почему мужчины обязаны служить по призыву?
Гражданское право и процесс
Закрепленная законом половая дискриминация нарушает баланс прав человека и интересов государства
11 Сентября 2019
Будылин Сергей
Будылин Сергей
Советник АБ «Бартолиус»
Дело о мировом соглашении: ВС не стал «открывать ящик Пандоры»
Арбитражное право и процесс
При этом коллегия уклонилась от решения чрезвычайно важной проблемы
10 Сентября 2019
Дергунова Виктория
Дергунова Виктория
Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н.
Ответственность за вред, причиненный школьнику
Гражданское право и процесс
Как решаются подобные споры в судебной практике
09 Сентября 2019
Зверева Юнна
Зверева Юнна
Юрист, руководитель Новосибирского регионального центра суррогатного материнства и донорства «СибАист»
Почему в рассмотренном ВС споре донора биоматериала следует признать отцом
Семейное право
Какие важные аспекты проведения ЭКО не учла высшая судебная инстанция
03 Сентября 2019