×

29 июля в Госдуму ФС РФ внесен проект федерального закона № 764260-7 о внесении в КоАП РФ поправок, касающихся ответственности водителей за оставление места ДТП (далее – законопроект).

Читайте также
Ответственность водителей за оставление места ДТП предлагается смягчить
Внесенным в Госдуму проектом поправок в КоАП предусматривается, что альтернативным видом наказания может стать штраф
30 Июля 2019 Новости

В частности, предлагается убрать нижний порог наказания в виде лишения права управления транспортным средством, который сейчас составляет год (максимальный срок лишения прав – полтора года).

С учетом того что минимальный срок лишения специального права – месяц, судье предоставляется возможность назначать административное наказание сроком от одного месяца. Устроит ли водителей такое положение? Безусловно, да, причем всех – и тех, кто добросовестно заблуждается относительно своей причастности к ДТП, и тех, кто в состоянии алкогольного (или иного) опьянения не выдержал боковой интервал и соприкоснулся с другим автомобилем. Относительно последних отмечу, что если такие водители и раньше скрывались с места ДТП, то в случае принятия поправок они станут уезжать еще быстрее. Кроме того, административное наказание в виде лишения специального права на срок от одного месяца может повлечь рост количества апелляционных жалоб от потерпевших, поскольку наказание скрывшихся водителей в таких пределах устроит далеко не каждого из них.

Как отмечено в пояснительной записке, водитель может не знать, что покидает место ДТП, – это может произойти на парковке, а также на дороге с высоким уровнем шума.

Безусловно, такие случаи встречаются, но они происходят со всеми водителями: и с теми, кто действительно не заметил ДТП, и с теми, кто заметил, но в «трубочку» дышать желания не имеет. При этом в пояснительной записке подразумевается, что механические повреждения на автомобиле потерпевшего являются незначительными – такими, которые из-за того же шума можно не заметить. Добавлю, что именно на это (среди прочих) обстоятельство, как правило, и ссылаются водители, покинувшие место ДТП.

Создается впечатление, что авторы законопроекта предлагают водителей, покинувших место ДТП без умысла, наказывать, но не строго – например, штрафом или лишением прав на месяц. Но разве это правильно?

Если водитель не заметил ДТП, в его действиях нет вины. Нет вины – нет состава правонарушения. Отсутствие состава – обстоятельство, исключающее производство по делу об административном правонарушении. В этом случае водителя нельзя привлекать к административной ответственности в принципе.

В то же время в пояснительной записке справедливо указано, что даже в экстренных случаях оставления места ДТП (например, пассажир, получивший травму, нуждается в срочной медицинской помощи, в машине присутствует женщина в предродовом состоянии) водитель сможет доказать свою невиновность только в суде. Но что мешает ему по пути следования уведомить о случившемся ГИБДД, назвав свои данные и номер телефона, а также сообщить о намерении вернуться к месту происшествия и впоследствии сделать это? Кроме того, доказать свою невиновность, к сожалению, не всегда получается в суде первой инстанции.

Случаи незаконного привлечения водителей по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ нередки. Однако, на мой взгляд, проблему не следует решать столь сомнительным способом – достаточно правильно применять закон.

Так, в сентябре 2014 г. постановлением мирового судьи судебного участка № 5 Заволжского района г. Ульяновска С. Богдашкин был привлечен к административной ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ и подвергнут административному наказанию в виде лишения права управления транспортными средствами сроком на год.

Богдашкин – водитель реанимобиля. Он вез бригаду медиков на вызов с включенными спецсигналами. Перед внезапно выехавшим автомобилем ему пришлось резко затормозить, отчего медсестра ударилась головой о борт реанимобиля, однако сказала, что все нормально и можно ехать дальше. Ее также осмотрела реаниматолог. По прибытии на подстанцию женщина вновь была осмотрена реаниматологом, после чего госпитализирована в больницу, а Богдашкин продолжил работать на смене. Диспетчер «скорой» сообщила в ГИБДД о происшествии. Позже подъехал сотрудник ГИБДД, который опросил всех лиц, находившихся в реанимобиле. Дело об административном правонарушении было передано мировому судье, который признал Богдашкина виновным.

Решением Заволжского районного суда г. Ульяновска постановление мирового судьи было отменено, а производство по делу прекращено в связи с малозначительностью правонарушения.

Другой пример. В июне 2014 г. постановлением судьи судебного участка № 5 по Ленинскому району г. Барнаула водитель седельного тягача с прицепом А. Ракшенко был признан виновным в совершении правонарушения по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ.

Суд апелляционной инстанции, рассматривая жалобу Ракшенко, указал, что водитель, двигаясь на автовозе с полуприцепом, мог при опережении другого автомобиля причинить ему повреждения, однако, учитывая обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что о произошедшем ДТП Ракшенко не знал и не мог знать. Как было установлено в заседании, столкновение было допущено задней правой частью автовоза, следовательно, кабина тягача далеко отстояла от опережаемой машины. Таким образом, Ракшенко действительно не мог наблюдать столкновения автомобилей.

Кроме того, отмечено в судебном акте, необходимо учитывать, что наличие полуприцепа значительно увеличивает массу автовоза, поскольку полуприцеп имеет специфическое соединение с тягачом, поэтому водитель мог не почувствовать столкновения задней правой стороны полуприцепа с автомобилем.

Решением Ленинского районного суда г. Барнаула постановление мирового судьи было отменено, производство по делу в отношении Ракшенко прекращено за отсутствием в его действиях состава правонарушения.

Еще один пример. Постановлением мирового судьи А. Лихарев был признан виновным и привлечен к ответственности по ч. 2 ст. 12.27 КоАП РФ. Потерпевший в суде пояснил, что в ходе драки из автомобиля, двигавшегося задним ходом, вытащили водителя (Лихарева), и оставшаяся без управления машина въехала в его автомобиль.

Суд счел, что оставление Лихаревым места ДТП было вызвано крайней необходимостью для предотвращения более существенного вреда, связанного с устранением опасности, непосредственно угрожающей личности гражданина. Кроме того, как следовало из показаний потерпевшего, вред, причиненный автомобилю вследствие ДТП – помято правое крыло, – был незначительным и устранен без каких-либо денежных вложений.

Решением Шкотовского районного суда г. Большой Камень Приморского края от 11 июня 2014 г. по делу 12-68/2014 постановление мирового судьи было отменено, а производство по делу прекращено на основании ч. 1 п. 3 ст. 24.5 КоАП РФ в связи с действиями Лихарева в состоянии крайней необходимости.

В пояснительной записке к законопроекту также упомянуты так называемые «автоподставы» (искусственное создание факта ДТП, которого в действительности не было).

Тут не совсем понятно, какую именно проблему пытаются решить авторы законопроекта, однако «… действующая в корыстных целях преступная группа лиц» своими действиями вторгается в сферу уголовно-правовых правоотношений. Их интерес, как правило, – «решить вопрос» на месте (дороге) и без участия сотрудников полиции. Если же водитель уехал с места ДТП, подумав, что с ним случилась «автоподстава», то на дороге остается реальный потерпевший, который сообщает о ДТП в ГИБДД, и ни в какую преступную группу он не входит.

Рассказать:
Другие мнения
Касаткин Алексей
Касаткин Алексей
Адвокат, старший партнер АБ «ЗКС»
Чем руководствуются суды
Конституционное право
О мотивах судей, рассматривающих ходатайства о заключении под стражу
18 Ноября 2019
Золотухин Борис
Золотухин Борис
Адвокат, член Совета АП Белгородской области
Бороться с обвинительным уклоном
Конституционное право
Долг адвоката – делать все для соблюдения прав подзащитного
18 Ноября 2019
Бушманов Игорь
Бушманов Игорь
Управляющий партнер АБ «АВЕКС ЮСТ» 
Препятствие для защиты
Конституционное право
Решение о помещении обвиняемого в СИЗО формирует обвинительный приговор
18 Ноября 2019
Гришин Артем
Гришин Артем
Адвокат, заместитель управляющего партнера ALLIANCE LEGAL CG
Формальный подход судей
Конституционное право
Суды одобряют заключение под стражу без проверки обоснованности подозрения
18 Ноября 2019
Сустина Татьяна
Сустина Татьяна
Руководитель семейной практики КА г. Москвы № 5, адвокат
Взыскание алиментов: в поисках справедливости
Семейное право
Почему помимо предложенного минимального размера выплат необходим максимальный
18 Ноября 2019
Поляков Виктор
Поляков Виктор
Адвокат АП Ставропольского края
Почему обязанность суда направлять копии апелляционных жалоб участникам дела – излишняя
Гражданское право и процесс
Комментарий к действующим с 1 октября поправкам в ГПК
08 Ноября 2019