×

Выполнение гражданского долга или противозаконное деяние?

Незаконное уголовное преследование подзащитного по ч. 1 ст. 226 УК удалось прекратить
Бадмаев Эрдем
Бадмаев Эрдем
Адвокат АП г. Москвы, КА г. Москвы «Комаев и партнеры»

В первом квартале 2022 г. в г. Элисте Республики Калмыкия произошел уникальный случай, который запустил цепь событий, повлекших длительное незаконное уголовное преследование гражданина по обвинению в совершении тяжкого преступления против общественной безопасности. В нюансах этих событий пришлось детально разбираться как защитникам подозреваемого, впоследствии получившего процессуальный статус обвиняемого, так и должностным лицам городской прокуратуры.

10 февраля 2022 г. постановлением следователя СО УМВД России по г. Элисте по результатам проверки сообщения о преступлении в порядке ст. 144 и 145 УПК РФ было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 226 УК РФ (хищение огнестрельного оружия, комплектующих деталей к нему и боеприпасов). Заявитель, позвонивший в дежурную часть вечером 9 февраля, утверждал, что у него похитили охотничье ружье, заряженное одним патроном.

В тот же день по подозрению в совершении преступления в порядке ст. 91 и 92 УПК был задержан гражданин Б. По версии следствия, в день, когда было совершено преступление, Б., находясь в квартире соседа С., умышленно, из корыстных побуждений тайно похитил лежавшее на кровати ружье и патрон, принадлежащие С. С похищенным имуществом Б. скрылся. Указанными действиями обвиняемый причинил С. имущественный ущерб на сумму более 20 тыс. руб. В отношении Б. была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей сроком на два месяца.

К защите Б. по соглашению приступили мы с коллегой – адвокатом Калмыцкой Республиканской коллегии адвокатов Сананом Хулхачиевым.

С самого начала уголовного преследования Б. заявлял о своей невиновности в совершении инкриминируемого ему деяния. Подзащитный утверждал, что выполнял гражданский долг, изъяв у С., в тот момент находившегося в состоянии сильного алкогольного опьянения и агрессивно настроенного, не ружье, а лишь комплектующие детали к нему (двуствольное дуло и деревянный приклад) в целях предотвращения совершения С. умышленного преступления либо наступления несчастного случая в результате неосторожного обращения с охотничьим ружьем, снаряженным боевыми патронами. Об этом он предупредил как С., так и очевидца данного события – Б. М., находившегося совместно с ними в квартире С., сообщив им, что указанные детали ружья будут помещены на временное хранение у него (Б.) в соседней квартире.

На следующее утро Б. отнес указанные предметы в УМВД России по г. Элисте и сдал их в установленном порядке сотрудникам полиции.

Несмотря на очевидные правомерность, осмотрительность и последовательность действий Б., лишь на вторые сутки его задержания следователь с согласия руководителя следственного органа обратилась в Элистинский городской суд РК с ходатайством об избрании Б. меры пресечения в виде заключения под стражу до 10 апреля 2022 г.

Однако суд отказал в удовлетворении ходатайства, избрав в отношении обвиняемого, согласно ст. 105.1 УПК, меру пресечения в виде запрета определенных действий. В частности, ему запрещалось выходить в период с 21:00 до 07:00 за пределы жилого помещения, в котором он проживает; отправлять и получать почтово-телеграфные отправления; пользоваться средствами связи, включая стационарные и мобильные телефоны, факс, электронную почту и Интернет; общаться со свидетелями и потерпевшим по уголовному делу, их родственниками и близкими.

В дальнейшем защита была уведомлена об окончании следственных действий по уголовному делу и ознакомлена с его материалами.

Ходатайствуя о прекращении данного дела, защита подчеркивала, что в действиях обвиняемого отсутствует такой составообразующий признак преступления по ч. 1 ст. 226 УК, как субъективная сторона (поскольку в поведении Б. умысел на хищение комплектующих деталей оружия, корыстный мотив и иные противоправные побуждения установлены не были). Кроме того, из показаний свидетеля Б. М. (очевидца происшествия), «потерпевшего» С. и обвиняемого Б. было объективно установлено, что активные действия Б. по изъятию комплектующих деталей ружья были направлены исключительно на недопущение факта неправомерного использования огнестрельного оружия «потерпевшим» С., который в своих показаниях подтверждал, что изначально самостоятельно произвел сборку ружья и привел его в боевую готовность. Тем самым, как отмечала защита, Б. с учетом обстановки и непредсказуемого поведения С. с целью исключения возможности использования им данного ружья не по целевому назначению фактически устранил потенциальную угрозу для жизни и здоровья как находившихся в квартире людей, так и соседей.

Также защита обращала внимание, что логичность и разумность действий Б. в данной непредвиденной ситуации наглядно проявились и в добровольной сдаче им в орган внутренних дел по собственной инициативе, в разумный срок изъятых в квартире С. деталей ружья.

Вопреки поверхностному и формальному пониманию следственным органом исследуемой ситуации, с учетом собранных в ходе предварительного следствия доказательств, полученных в результате допроса участников происшествия и очных ставок между ними, содержащих исключительно объективные сведения об отсутствии у Б. намерений совершить преступление и посягнуть на общественную безопасность и личную собственность С., единственно законным и правильным итогом расследования представлялось прекращение уголовного дела по п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК и признание за Б., действовавшим в общественных интересах в условиях высокого риска уголовного преследования, права на реабилитацию.

К удивлению защиты, ходатайства о прекращении уголовного дела были отклонены следователем с приведением шаблонной аргументации.

Впоследствии защита в порядке ст. 124 УПК неоднократно обращалась с жалобами в городскую прокуратуру на незаконные действия (бездействие) и процессуальные решения следователя и руководителя следственного органа по данному делу, в которых ставился вопрос об отсутствии в действиях Б. состава преступления, незаконности его уголовного преследования, безальтернативности и категоричности анализа и толкования собранных при производстве по делу доказательств в пользу правомерности поведения Б.

Прокуратура последовательно удовлетворяла жалобы защиты и вносила в следственные органы требования о прекращении незаконного уголовного преследования Б. по реабилитирующему основанию.

В итоге постановлением следователя от 30 декабря 2022 г. уголовное дело было прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК за отсутствием состава преступления, с признанием за Б. права на реабилитацию. Таким образом, незаконное уголовное преследование Б. продолжалось свыше 10 месяцев – с 10 февраля до 30 декабря 2022 г.

Особое недоумение защиты вызывали попытки следственного органа нивелировать и скрыть собственные ошибки, допущенные в ходе производства по делу.

Так, 15 мая 2022 г. руководитель следственного органа отменил постановление о возбуждении уголовного дела от 10 февраля того же года, при этом постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении Б. на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК было вынесено 14 июня 2022 г.

Тем не менее право на реабилитацию указанные должностные лица признавать за Б. не решились, о чем свидетельствует отсутствие данной формулировки в резолютивной части постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 14 июня 2022 г., был проигнорирован, в частности, тот факт, что на иждивении Б. находятся трое малолетних детей и жена, оформившая отпуск по уходу за ребенком.

После подачи защитой Б. очередной жалобы в прокуратуру, несмотря на представление заместителя прокурора города, вышестоящий руководитель следственного органа уклонился от отмены постановления от 15 мая 2022 г. об отмене постановления от 10 февраля 2022 г. о возбуждении уголовного дела и постановления от 14 июня 2022 г. об отказе в возбуждении уголовного дела.

Вместо этого, как следует из постановления следователя от 30 декабря 2022 г. о прекращении уголовного преследования Б., 25 декабря следователем было возбуждено «новое» уголовное дело по ч. 1 ст. 226 УК в отношении неустановленного лица под другим регистрационным номером, но по тем же поводу и основаниям, – то есть по тождественной фабуле фактических обстоятельств инцидента 9 февраля 2022 г. в квартире С.

В заключение считаю важным отметить, что законность и справедливость в сфере производства по уголовным делам могут быть достигнуты в интересах подзащитных лишь при условии качественного изучения составообразующих признаков конкретного преступления применительно к исследуемой ситуации посредством синергии доктрины уголовного права и правоприменительной судебной практики и активности процессуального поведения стороны защиты, заключающегося в детально проработанной правовой позиции, своевременно, последовательно и в доступной форме доведенной не только до органа предварительного расследования, но и до уполномоченных должностных лиц прокуратуры, от которых надлежит настойчиво требовать неукоснительного устранения допущенных следственным органом существенных и фундаментальных нарушений уголовного и уголовно-процессуального законов.

При этом повышению уровня правовой защищенности граждан от незаконного уголовного преследования по делам о преступлениях, предусмотренных ч. 1 ст. 226 УК, могло бы, как представляется, способствовать дополнение Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. № 5 «О судебной практике по делам о хищении, вымогательстве и незаконном обороте оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств» пунктом, содержащим разъяснение о том, что правомерное завладение огнестрельным оружием, комплектующими деталями к нему, боеприпасами, взрывчатыми веществами или взрывными устройствами, их уничтожение, повреждение либо распоряжение ими по своему усмотрению любым способом с учетом обстановки и с намерением исключить возможность причинения их владельцем или иным лицом общественно опасных последствий в результате использования данных предметов или взаимодействия с ними влекут освобождение лица от ответственности за хищение оружия по реабилитирующему основанию.

Рассказать:
Другие мнения
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Тронин Андрей
Тронин Андрей
Руководитель практики юридической фирмы INTELLECT
Когда субсидия МУП правомерна
Конституционное право
Наличие нарушений требований антимонопольного законодательства требует тщательной проверки судами
09 июля 2024
Яндекс.Метрика