×

Защищать необходимо интересы не только работников, но и контрагентов

Проект закона о порядке введения внешнего управления в иностранных компаниях в России требует доработки
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат АП г. Москвы, МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинского международного коммерческого арбитража

Правительством разработан проект федерального закона (далее – законопроект), регулирующий порядок введения внешней администрации по управлению организацией, которая отвечает совокупности следующих критериев:

  • ее контролирующими лицами являются иностранные лица, связанные с государствами, осуществляющими недружественные действия в отношении РФ;
  • совокупная стоимость активов превышает 1 млрд руб. и (или) среднесписочная численность работников не менее 100.
Читайте также
Адвокаты проанализировали поправки о введении внешнего управления в иностранных компаниях в России
Проект закона предусматривает введение внешней администрации, если управление организацией иностранным лицом фактически прекращено в отсутствие для этого очевидных экономических оснований
14 Марта 2022 Новости

законопроект призван обеспечить дальнейшее функционирование подобного рода организаций в случае, если контролирующие лица фактически прекратили управление компанией либо совершают действия, направленные на прекращение ее деятельности (в том числе исходя из их публичных заявлений).

Полагаю, что законопроект является попыткой оперативного ответа государства на отказ иностранных компаний осуществлять деятельность в России, в том числе в целях нивелирования негативных последствий, которые могут выразиться в тотальном сокращении работников данных предприятий и увеличении социальной напряженности. Представляя собой в некотором смысле «компиляцию» материальных и процессуальных норм, в том числе соприкасающихся с регулированием банкротной и корпоративной сфер, законопроект фактически возвращает нас в «постперестроечное» время, известное как период перераспределения собственности. Столь жестких перегибов, исходя из буквального толкования текста, не ожидается, но однозначно ясно, что активы, оставленные иностранными компаниями, без собственника не останутся.

Вкратце предлагаемая схема такова: в арбитражный суд направляется заявление о назначении временной администрации юрлица. При этом правом подачи такого заявления предлагается наделить члена совета директоров (наблюдательного совета) организации, налоговый орган, а также госкорпорацию «ВЭБ.РФ» или АСВ (в случае, если это касается финансовой организации). Рассмотрение указанных заявлений отнесено законопроектом к исключительной подсудности АС г. Москвы (иные арбитражные суды правом рассмотрения таких заявлений не обладают), который по итогам рассмотрения заявления удовлетворяет его либо отказывает в удовлетворении. При этом суд может отклонить заявление лишь в случае добровольного отказа контролирующих лиц прекращать деятельность юрлица либо продажи или передачи в доверительное управление акций или долей лицам, не подпадающим под определение «недружественных».

Временная администрация назначается сроком на три или шесть месяцев. После ее назначения к ней переходят все управленческие функции. Самое примечательное, что в ходе такой процедуры на основе имущественного комплекса компании создается новое хозяйственное общество в порядке, предусмотренном ст. 115 Закона о банкротстве. Впоследствии акции (доли в уставном капитале) созданного общества подлежат реализации на открытых торгах. Что касается «исходной» организации, то она либо ликвидируется, либо банкротится.

В комментируемой редакции законопроекта, на мой взгляд, не урегулирован порядок погашения долгов перед кредиторами. Да, в нем предусмотрен механизм формирования реестра требований (кстати, с довольно короткими сроками на их предъявление), который ведет временная администрация, уполномоченная решать вопрос о включении требований в список. Однако отсутствует четкий механизм, регулирующий, каким образом, в каком порядке и в какие сроки требования будут удовлетворены. И это при том, что, согласно законопроекту, гарантии прав кредиторов при реализации механизма замещения не предусмотрены. Остается лишь предполагать, что денежные средства, вырученные от продажи акций или долей в уставном капитале вновь созданного общества, как раз и будут направлены на погашение требований кредиторов.

В отсутствие законодательного регулирования в указанном вопросе налицо пробел, который – особенно в нынешних реалиях – несомненно, требует восполнения, тем более в свете того, что взаимоотношения такой организации с контрагентами после назначения временной администрации имеют явно выраженный перекос в сторону защиты интересов данного юрлица, поскольку, во-первых, контрагент не может расторгнуть договор во внесудебном порядке (даже если соответствующее правомочие предусмотрено в договоре), тогда как организация вправе сделать это, если исполнение договора может привести к банкротству или прекращению деятельности. Примечательно, что в обязанности внешней администрации не входит погашение долгов перед кредиторами – соответствующее указание в тексте законопроекта отсутствует. Из этого следует, что контрагенты подобных организаций имеют высокий риск невозврата задолженности.

На мой взгляд, законопроект требует доработки как в упомянутом аспекте, так и в части устранения коррупциогенных факторов, основными из которых видятся, во-первых, дискреция временной администрации на включение либо отказ во включении требования кредитора в реестр; во-вторых, оценка стоимости акций и долей вновь образуемого хозяйственного общества для целей их реализации на открытых торгах. Если первый аспект может быть преодолен в судебном порядке, то по второму такого механизма нет. Соответственно, не исключено, что вопрос об оценке рыночной стоимости ценных бумаг будет решаться кулуарно (между временной администрацией и привлеченным ею оценщиком), что, думаю, вызывает обоснованные сомнения в приемлемости такого подхода. Адвокатам и юристам, специализирующимся в области банкротства и исполнительного производства, знакомы опасения, связанные с возможностью реализации наиболее ценных активов (в данном случае – акций либо долей) по заниженной стоимости с получением «маржи» заинтересованными лицами. В связи с этим представляется целесообразным предусмотреть в законопроекте более высокие гарантии адекватной оценки активов «исходного» общества.

Еще один момент, на который хотелось бы обратить внимание: временная администрация отвечает лишь за причиненные ею убытки при доказанности умышленного нарушения или грубой небрежности. Возникает вопрос: какое нарушение должно быть допущено для привлечения администрации к ответственности в виде возмещения убытков? Если имеется в виду – принципов добросовестности и разумности при управлении, то, с учетом указания на грубый характер небрежности, оценка действий администрации будет производиться судом на основе общих оценочных категорий, смысл которых раскрыт в Постановлении Пленума ВАС РФ от 30 июля 2013 г. № 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица». В то же время маловероятно, что подобного рода споры вообще возникнут, а если все-таки возникнут, то будут разрешаться в большинстве своем в пользу временной администрации. Кстати, нормы Закона о банкротстве, касающиеся субсидиарной ответственности, к временной администрации, согласно законопроекту, также неприменимы.

Обсуждаемым законопроектом преодолено среди прочего право арбитражного суда на применение обеспечительных мер. Исходя из текста документа, указанное право фактически трансформировано в обязанность суда, что, во-первых, противоречит положениям ч. 1 ст. 90 АПК РФ, а во-вторых, обусловлено не правовыми, а скорее политическими мотивами. Нормы законопроекта, касающиеся процессуальных вопросов, несомненно, свидетельствуют о попытке законодателя оперативно реагировать на возможность замещения органов управления организаций, оставшихся без руководства, что с точки зрения обеспечения социальной защищенности работников таких организаций в большей степени видится оправданным.

Кроме того, законопроектом предусмотрен запрет на выплату действительной стоимости доли участнику «исходной» организации при назначении временной администрации. При этом из текста документа неясно, будет ли она вообще выплачиваться участникам (акционерам) такой организации.

Обобщая изложенное, предлагаемый законопроект, на мой взгляд, можно назвать новым витком приватизации, поскольку его реализация на практике может напоминать процессы акционирования госпредприятий в 90-е гг. ХХ в., когда часть акций распределялись среди работников, а часть реализовывалась на конкурсах, в том числе инвестиционных. Единственная гарантия для работников компаний, о которых идет речь в законопроекте, – перезаключение с ними трудовых договоров, в которых работодателем будет выступать вновь созданное общество.

Из текста законопроекта очевидно, что его подготовка велась в экстренном порядке, и это, несомненно, свидетельствует о попытке законодателя преодолеть возможный всплеск социальной напряженности в связи с массовым увольнением работников обсуждаемых компаний. Однако, полагаю, что даже в такой ситуации предлагаемое законодательное регулирование должно обеспечивать максимальную защиту законных интересов не только работников, но и контрагентов. В противном случае мы можем стать свидетелями необоснованного ущемления имущественных прав последних, что может повлечь неблагоприятные последствия в бизнес-среде.

Рассказать:
Другие мнения
Чертков Александр
Чертков Александр
Главный научный сотрудник Центра исследований проблем территориального управления и самоуправления Московского государственного областного университета, д.ю.н.
Сила – в единстве
Конституционное право
Важный шаг в урегулировании региональной составляющей единой публичной власти должен получить сбалансированное продолжение
21 Июня 2022
Мамров Феликс
Мамров Феликс
Адвокат АП Приморского края, партнер АБ «Рыженко, Мамров и партнеры»
Защита прав инвесторов или нарушение права собственности?
Гражданское право и процесс
Об ограничении обращения на организованных торгах ряда иностранных ценных бумаг
20 Июня 2022
Лебедева-Романова Елена
Лебедева-Романова Елена
Адвокат АП г. Москвы, почетный адвокат России, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры», член Общественного совета, эксперт Центра общественных процедур «Бизнес против коррупции» при Уполномоченном при Президенте РФ по защите прав предпринимателей
«Размытых» формулировок в УПК быть не должно
Уголовное право и процесс
О необходимости корректировки положений Кодекса об избрании меры пресечения
15 Июня 2022
Корсак Александр
Корсак Александр
Партнер, руководитель практики «Разрешение споров» фирмы GRATA International (Belarus)
Цессия в России и Беларуси
Законодательство
Сравнительный анализ правового регулирования
14 Июня 2022
Епатко Марк
Епатко Марк
Адвокат АП Санкт-Петербурга, управляющий партнер Санкт-Петербургской КА «Дернбург», преподаватель Санкт-Петербургского Института адвокатуры
К психологу или к психиатру?
Гражданское право и процесс
Не следует жертвовать стабильностью гражданского оборота ради учета правом индивидуальных психологических особенностей личности
14 Июня 2022
Коновалов Андрей
Проблемы воли
Гражданское право и процесс
Значение свободы и порока воли и обоснование их наличия или отсутствия
14 Июня 2022
Яндекс.Метрика