×

Адвокат добился присуждения бизнесмену 350 тыс. руб. компенсации за 4 года уголовного преследования

При этом в течение всего расследования и рассмотрения уголовного дела предприниматель ни дня не провел в СИЗО
В комментарии «АГ» адвокат Рамиль Газитуллин, представлявший интересы предпринимателя по делу о взыскании компенсации, назвал его достаточно редким, поскольку присужденная его доверителю сумма превышает среднюю по России, при том что сам бизнесмен в настоящее время объявлен в международный розыск по другому делу.

24 апреля Верховный Суд Республики Башкортостан оставил в силе решение Ленинского районного суд г. Уфы о взыскании в пользу предпринимателя компенсации морального вреда в результате незаконного уголовного преследования, длившегося более четырех лет.

Обстоятельства дела и приговор

В 2010 г. бизнесмен Алексей Громов был осужден за мошенничество в особо крупном размере и подделку документов и приговорен условному сроку лишения свободы.

Согласно приговору Кировского районного суда г. Уфы (имеется у «АГ»), Алексей Громов с 2003 г. являлся директором ООО «Сельскохозяйственное предприятие “Агрогалс”». В период с ноября по декабрь 2005 г. он дал подчиненным указание, чтобы те подготовили договор поставки семян от 23 ноября 2005 г. между предприятием и ООО «Галс», в котором он, согласно уставу, владел 51% доли. Кроме того, были подготовлены спецификации и дополнительное соглашение от 7 декабря 2005 г., согласно которому общество до 10 декабря 2015 г. обязуется передать предприятию «Агрогалс» семена на сумму более 39 млн руб.

В последующем была подписана товарная накладная и счета-фактуры. В одних из документов стояли подписи не уполномоченных на то лиц.

28 ноября 2005 г. и 15 декабря 2005 г. Громов получил кредиты на сумму более 39 млн руб. Данную сумму по частям он перевел на счет общества «Галс», указав в назначении платежа, что это оплата по договору поставки семян.

После этого, как указано в приговоре, Алексей Громов представил в Министерство сельского хозяйства Республики Башкортостан заявку на возмещение из федерального и республиканского бюджета части затрат на уплату процентов по договорам с банками. В ней он указал, что целью привлечения кредитных ресурсов явилось приобретение семян для проведения посевной кампании 2006 г. Кроме того, Громов представил товарную накладную, согласно которой общество «Галс» осуществило поставку. В итоге предприятию на счет было перечислено более 3,5 млн руб.

15 мая 2006 г. Громов был назначен гендиректором ООО «Управляющая компания “Аграрные Современные Системы”». С 1 января 2007 г. по 22 июля 2008 г. он не осуществлял обязанности налогового агента, в связи с чем образовалась задолженность по перечислению НДФЛ в размере около 1 млн руб.

В 2008 г. в отношении Громова было возбуждено уголовное дело. Следствие посчитало, что Алексей Громов совершил преступления, предусмотренные ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 199.1 и ч. 2 ст. 327 УК РФ. По версии следствия, Громов приказал подчиненным составить мнимый договор поставки, подписать товарные накладные и счета-фактуры, которые позднее представил в Минсельхоз РБ для возмещения из федерального и республиканского бюджета части затрат на уплату процентов по договорам с банками. Ему была избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении.

В суде Алексей Громов виновным себя не признал и указал, что сделки были проведены, земельные площади посеяны, получен урожай, который был передан обществу «Галс». Никаких документов он не подделывал и указаний на это не давал. Кроме того, он отметил, что налоги хоть и с задержкой, но выплачивались.

Однако большинство свидетелей в суде пояснили, что поставка семян не осуществлялась. Между тем руководитель общества «Галс» А. Васильчугов отметил, что семена, которые по договору поставки должны были быть поставлены, уже по факту находились на складах предприятия «Агрогалс», но до заключения договора принадлежали обществу. Главный бухгалтер общества Н. Максимова указала, что сделка не была отражена в отчете 2005 г. из-за большого оборота документов, однако о ее наличии она знала. Женщина отметила, что подпись в договоре поставки принадлежит ей, однако в каких обстоятельствах она ее поставила, не помнит.

Как указал суд, показаниями свидетелей подтверждается, что фактически поставка семян произведена не была и в складских книгах учета предприятия «Агрогалс» не отражена. Кроме того, согласно заключению эксперта подписи в счет-фактуре и товарной накладной выполнены неуполномоченными лицами. Суд указал, что совокупностью собранных по делу доказательств достоверно установлено, что официальные документы были подделаны и представлены в Минсельхоз РБ.

Также суд пришел к выводу, что вина Громова в совершении преступления по ч. 1 ст. 199.1 УК доказана. Но при этом суд отметил, что в примечание ст. 199 УК были внесены изменения, согласно которым крупным размером в ст. 199.1 УК признается сумма налогов и (или) сборов, составляющая за финансовый период в пределах трех лет подряд более 2 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов и (или) сборов превышает 10% подлежащих уплате сумм, либо превышающая 6 млн руб. Таким образом, Громов был оправдан по ч. 1 ст. 199.1 УК.

В связи совершением преступлений по ч. 4 ст. 159 и ч. 2 ст. 327 УК ему было назначено наказание по совокупности в виде лишения свободы на срок 5 лет и 3 месяца условно с испытательным сроком в 3 года.

Обжалование приговора и прекращение уголовного дела

В последующем приговор был обжалован в кассационную инстанцию Верховного Суда Республики Башкортостан, однако был оставлен без изменения.

Спустя некоторое время надзорная инстанция ВС РБ направила уголовное дело в кассационную инстанцию. Президиум Суда принял во внимание доводы адвоката Эдуарда Асянова, защищавшего Алексея Громова, о том, что выводы, изложенные в приговоре суда, не соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Защитник отмечал, что вина осужденного не доказана, а документы, признанные судом подложными, были изготовлены директором ООО «Галс». Тот факт, что переход товара не был отражен в складских книгах, связан с большим объемом документооборота.

В своем постановлении (имеется у «АГ») Президиум ВС РБ указал, что суд кассационной инстанции, оставляя жалобу в отношении Громова без удовлетворения, не изложил в полном объеме ее доводы и не привел в судебном акте обоснованных и убедительных мотивов, опровергающих эти доводы, а также доказательств, в силу которых эти они признаны неправильными или несущественными.

«В части доводов жалобы о незаконности осуждения Громова А.А. по ч. 4 ст. 159 УК, суд кассационной инстанции ограничился фактически констатацией лишь того факта, что вина осужденного Громова А.А. судом первой инстанции доказана», – указал Президиум Верховного Суда РБ.

Рассмотрев кассационную жалобу, ВС РБ отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию. Кировский районный суд г. Уфы вынес постановление о возвращении уголовного дела прокурору для устранения нарушений, а тот, в свою очередь, направил его следователю.

В декабре 2012 г. следователь вынес постановление о прекращении уголовного дела (имеется у «АГ»). В нем указывается, что в ходе предварительного следствия не были установлены фактические обстоятельства совершенного преступления, которые подлежали доказыванию в соответствии с требованиями ст. 73 УПК и которые должны быть указаны в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого в соответствии с требованиями ст. 171 УПК и в обвинительном заключении в соответствии с требованиями ст. 220 УПК. Кроме того, отмечается, что не было добыто достаточных доказательств, подтверждающих вывод о мнимости или фиктивности сделок.

Взыскание компенсации морального вреда

В конце 2018 г. Алексей Громов обратился в Ленинский районный суд г. Уфы с иском о компенсации морального вреда за незаконное уголовное преследование. Его интересы по этому делу представляли адвокат АП Республики Башкортостан Рамиль Гизатуллин и дочь Е. Белова.

В жалобе отмечалось, что на протяжении 56 месяцев Громов был подвергнут незаконному уголовному преследованию в отсутствие достаточных на то оснований. Предъявленное обвинение и незаконное осуждение причинили ему моральный вред в виде нравственных и физических страданий, что выразилось в переживаниях, моральной травме и дискомфорте. Причиненный моральный вред истец оценил в 8,4 млн руб.

В отзыве на иск представитель Минфина указал, что уголовное дело возбуждено ввиду обнаружения признаков преступления. Следовательно, все процессуальные действия в отношении истца совершены в рамках УПК РФ. Отмечалось, что обстоятельства по возмещению морального вреда в соответствии с ч. 1 ст. 1070 УК РФ возникают только при наличии одновременно следующих условий, наличие которых должно быть доказано истцом: претерпевание вреда, неправомерное действие (бездействие) причинителя вреда, причинная связь между ними. По мнению представителя ведомства, сумма компенсации была завышена и не соответствовала требованиям разумности и справедливости, предусмотренным ч. 2 ст. 1101 ГК РФ. Кроме того, оснований для возмещения вреда не имеется.

Представитель СУ СК РФ по РБ С. Капустина возражала против удовлетворения исковых требований. Она отметила, что уголовное дело в отношении Громова прекращено не по реабилитирующим основаниям, а в связи с увеличением суммы неперечисления налоговым агентом суммы налога, превышающей 2 млн руб.

В то же время представитель третьего лица – старший помощник прокурора Ленинского района г.Уфы Р. Мурзин указал, что иск обоснован, однако сумма компенсации морального вреда должна быть существенно снижена.

Выслушав доводы сторон, суд отметил, что прекращение уголовного дела в отношении Громова по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК в связи с отсутствием в деянии состава преступления, свидетельствует о незаконности уголовного преследования, что является основанием для возмещения государством причиненного вреда.

Он сослался на Постановление Пленума ВС от 20 декабря 1994 г. № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда», в котором указывается, что при определении размера компенсации вреда необходимо учитывать характер, объем и длительность причиненных истцу нравственных страданий, индивидуальные особенности истца, в том числе его возраст и состояние здоровья, степень вины ответчика, требования разумности и справедливости.

«На основании изложенного суд считает, что возбуждение в отношении Громова А.А. уголовного преследования по обвинению в совершении преступлений по ч. 2 ст. 327, ч. 4 ст. 159 и ч. 1 ст. 199.1 УК РФ, безусловно, причинило истцу нравственные страдания, выразившиеся в пребывании в постоянном нервном напряжении и психотравмирующей ситуации», – отмечается в решении суда от 19 января 2019 г. Суд определил размер денежной компенсации морального вреда в размере 350 тыс. руб.

Не согласившись с таким решением, Минфин и СУ СК России по РБ обратились с апелляционными жалобами в ВС РБ. Представитель Минфина попросил отменить решение суда, поскольку сумма, взысканная в пользу истца, является завышенной и не отвечает критериям разумности и справедливости. Представитель следственного органа попросил принять новое решение о значительном снижении компенсации морального вреда.

Заслушав доводы ответчика и третьей стороны, Верховный Суд Республики Башкортостан указал, что определенный судом первой инстанции размер компенсации морального вреда соответствует требованиям разумности и справедливости и характеру понесенных нравственных страданий. Он отметил, что истец реабилитирован полностью, при этом необоснованно в течение достаточно длительного периода времени подвергался уголовному преследованию, обязан был являться для участия в процессуальных действиях к следователю и для участия в судебных заседаниях, что не могло не повлечь появление стрессового состояния.

«Размер компенсации морального вреда не поддается точному денежному подсчету, он взыскивается с целью смягчения эмоционально-психологического состояния потерпевшего. Выводы суда мотивированны и обоснованны, вопрос о соответствии определенного судом размера компенсации морального вреда принципу разумности и справедливости носит оценочный характер, в связи с чем доводы апелляционных жалоб в части несогласия с указанным размером компенсации морального вреда не влекут отмены или изменения решения суда», – указывается в определении.

Кроме того, судебная коллегия отметила, что в апелляционных жалобах не приведены обстоятельства, которые бы суд первой инстанции не учел при определении размера компенсации морального вреда. Таким образом, ВС РБ оставил решение Ленинского районного суда г. Уфы в силе.

Комментируя решения по делу, Рамиль Гизатуллин назвал его уникальным, поскольку размер взысканной компенсации превышает средний по России. Кроме того, как отметил адвокат, в момент разрешения вопроса о присуждении компенсации Алексей Громов был объявлен в международный розыск по другому уголовному делу, но это не помешало восстановлению справедливости. Рамиль Гизатуллин добавил, что прокурор принес официальные извинения его доверителю за незаконное осуждение.

Рассказать: