×

Адвокат подал жалобу на судью в связи с недопуском к защите доверителя

В жалобе указывается, что судья грубо нарушил право доверителя на защиту при наличии заключенного соглашения с адвокатом и ордера, заблаговременно представленного суду
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» адвокат Виталий Зубенко рассказал, что суд поставил его участие в деле под условие наличия положительного ответа органов опеки и попечительства. И сделал это несмотря на то, что доверитель не признан недееспособным и выразил желание, чтобы именно он защищал его, поскольку у него нет доверия ни к органу опеки и попечительства, ни к назначенному адвокату.

Адвокат Международной правозащитной организации «Агора» Виталий Зубенко подал в Квалификационную коллегию судей Краснодарского края жалобу на Старощербиновского мирового судью судебного участка № 225 Щербиновского района Краснодарского края Евгения Башмака.

Как ранее писала «АГ», 11 декабря мировой судья отказался допустить Виталия Зубенко к защите Максима Соколова. В отношении последнего ранее было составлено заключение судебной психолого-психиатрической экспертизы с выводами о том, что он нуждается в лечении. Суд посчитал, что защитник должен был представить соглашение между ним и органом опеки и попечительства. 

Тогда адвокат рассказал «АГ», что основанием для возбуждения уголовного дела в отношении Максима Соколова стал его конфликт со старшим следователем Ейского межрайонного следственного отдела СУ СК РФ по Краснодарскому краю Ю.В. Овечко. Последний неоднократно вызывал Соколова на допрос по имеющемуся в его производстве делу о распространении в группе «ВКонтакте» «информации педофильского характера».

Читайте также
Суд не допустил адвоката к участию в заседании, а подзащитного выгнал из зала
По мнению суда, при отсутствии соглашения с органом опеки и попечительства защитник не может участвовать в заседании по вопросу помещения подзащитного в стационар
11 Декабря 2018 Новости

2 марта Соколов направил в СУ СК России по Краснодарскому краю обращение, адресованное председателю СК России, руководителю СК России по Краснодарскому краю, Генпрокурору России, прокурору Краснодарского края, ФСБ И МВД России, содержащее сведения, которые, по мнению следователя Ю.В. Овечко, порочат его честь и достоинство. 

В последующем за эти действия в отношении Максима Соколова было возбуждено уголовное дело. Согласно постановлению о направлении уголовного дела в суд для применения принудительной меры медицинского характера (имеется у «АГ») Соколов совершил в состоянии невменяемости общественно опасное деяние, подпадающее под признаки преступления, предусмотренные ч. 1 ст. 128.1 УК РФ, – клевета. 

Корме того, согласно этому же документу, 20 марта Соколов публично оскорбил начальника отдела участковых уполномоченных и по делам несовершеннолетних МВД РФ по Щербиновскому району С.Е Скворцова, когда тот подошел к нему и предложил проследовать в автомобиль для дачи объяснения по обстоятельствам вызова сотрудников полиции. По мнению следователя, Соколов в состоянии невменяемости совершил деяние, подпадающее под признаки ст. 319 УК РФ, – публичное оскорбление представителя власти при исполнении им своих должностных обязанностей. 

В постановлении имеется выдержка из заключения судебной психолого-психиатрической экспертизы, согласно которой Соколов на момент совершения инкриминируемых деяний страдал и до сих пор страдает шизотипическим расстройством. Отмечается, что он нуждается в применении к нему мер медицинского характера в виде принудительного лечения в медицинской организации. 

В связи с этим следователь постановил направить уголовное дело мировому судье судебного участка № 225 Щербиновского района Краснодарского края для применения принудительных мер медицинского характера.

Между тем адвокат Виталий Зубенко отметил, что в интересах Максима Соколова обратился к специалисту, доктору медицинских наук Владимиру Менделевичу, который указал на наличие в заключении ошибок, которые позволяют поставить под сомнение вывод о том, что Соколов нуждается в применении мер медицинского характера.

Как ранее отмечал адвокат, защите не удалось представить суду заключение специалиста. «Нам не дают в этой инстанции высказаться. Соколова выгнали, потому что он требовал защитника, а защитника, то есть меня, выгнали, потому что я требовал того, чтобы меня допустили к защите Соколова», – пояснил он. Виталий Зубенко указал, что, несмотря на ордер и удостоверение адвоката, судья стал требовать соглашение с органом опеки и попечительства. В итоге в зале судебного заседания остались представитель органа опеки и попечительства и защитник по назначению, позже суд был отложен на 13 декабря.

В результате заседания, состоявшегося 13 декабря в отсутствие защитника, суд признал, что Соколов оскорбил полицейского и оклеветал следователя, и постановил поместить подсудимого в психиатрический стационар общего типа.

В жалобе в Квалифколлегию судей (имеется в распоряжении «АГ») указывается, что на основании соглашения с Международной правозащитной группой «Агора» Виталию Зубенко был выдан ордер на защиту Максима Соколова. И адвокат, и подзащитный направили судье заявление о его допуске и об ознакомлении с материалами дела.

«После получения указанных заявлений судья не выполнил требования закона и, как мне стало известно в судебном заседании 11 декабря 2018 г., оставил мое заявление, а также заявление моего подзащитного без удовлетворения», – отмечается в жалобе.

Также указывается, что в суде на устное заявление Максима Соколова о допуске выбранного им адвоката к участию в деле судья Евгений Башмак ответил отказом. При этом он знал о том, что Виталий Зубенко находился в зале судебного заседания. «Более того, в ответ на повторное заявление Соколова М.В. по этому поводу судья Башмак Е.Н. удалил обвиняемого из зала судебного заседания. На мое повторное ходатайство о допуске к защите судья ответил удалением из зала суда уже и меня», – сообщил адвокат в жалобе.

По мнению защитника, своими действиями Евгений Башмак грубо нарушил право на защиту его доверителя Максима Соколова. Он попросил Квалификационную коллегию судей привлечь Евгения Башмака к ответственности.

В комментарии «АГ» Виталий Зубенко подчеркнул, что не столь важно и принципиально, какое наказание понесет судья. «Мы не знаем его послужной список, насколько он квалифицированный, но мы видим со своей стороны, что он поступил явно незаконно – грубо нарушил право на защиту», – указал адвокат.

Он отметил, что если Максим Соколов предположительно чем-то болен – а он защищается именно от этих предположений – то его право на защиту тем более должно быть обеспечено. «Непонятно, почему суд при наличии заключенного соглашения, при наличии ордера, который был заблаговременно представлен, и письменно, и устно ответил на мое ходатайство отказом. Я был в суде, он должен был допустить меня в процесс», – подчеркнул адвокат.

Виталий Зубенко также рассказал «АГ», что получил письменный отказ уже после судебного заседания, так как он был направлен по почте. По его словам, в документе указывается на то, что при отсутствии согласия органов опеки и попечительства он не может быть допущен к участию в судебном заседании. «То есть суд поставил мое участие в деле под условие наличия положительного ответа органов опеки и попечительства, по мнению которых, ему не нужен адвокат, – пояснил он. – Но мой доверитель не признан недееспособным, есть всего лишь заключение экспертизы. И он выразил желание, чтобы я участвовал в его деле и защищал его, поскольку у него нет доверия ни к органу опеки и попечительства, ни к назначенному адвокату».

Виталий Зубенко отметил, что на данный момент апелляционную жалобу подали Максим Соколов и его мать, он же ждет постановление суда, чтобы подготовить жалобу от своего имени.

Рассказать: