×

Член СПЧ: Рекомендации Совета – срочный набор мер по пресечению пыток

Совет порекомендовал ввести в УК новый состав – «пытки», а также разработать Методические рекомендации по проверке заявлений о них
Фото: Комитет против пыток
Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков назвал рекомендации в целом достаточными для решения проблем, связанных с пытками, но их скорейшая реализация, по его мнению, требует объединения усилий органов государства и институтов гражданского общества.

Как ранее писала «АГ», Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека представил одобренный 14 декабря текст рекомендаций, подготовленных по итогам 64-го специального заседания по вопросам соблюдения принципов открытости и законности в учреждениях уголовно-исполнительной системы, которое состоялось в сентябре.

Предложения СПЧ

В частности, в целях приведения уголовного законодательства РФ в соответствие с Конвенцией ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания рекомендуется ввести в УК РФ новый состав должностного преступления – «пытки». Кроме того, в Закон об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы, предлагается внести дополнение об обязательной фиксации применения спецсредств и физической силы на видеорегистраторы.

Читайте также
СПЧ представил рекомендации по соблюдению принципов открытости и законности в учреждениях УИС
В распоряжение «Адвокатской газеты» поступил текст рекомендаций СПЧ, подготовленный по итогам сентябрьского заседания Совета
17 Декабря 2018 Новости

Также Совет считает необходимым ввести в практику незамедлительное этапирование лица, подавшего заявление о совершении в отношении него преступления сотрудником УИС, в другое исправительное учреждение, либо в единое безопасное место, либо в ИВС в целях обеспечения его безопасности и минимизации угрозы оказания давления на него. Единое безопасное помещение рекомендуется создать в каждом территориальном органе ФСИН. При этом сотрудники, от которых может исходить угроза безопасности осужденных, заявивших о пытках, и связанные с такими сотрудниками лица не должны иметь возможности влиять на положение этих заключенных и право доступа в единое безопасное помещение. О помещении лица в такое убежище должны незамедлительно уведомляться надзирающий прокурор, уполномоченный по правам человека в субъекте РФ и ОНК.

Также указывается на целесообразность усиления специализированных подразделений СК России, к ведению которых относятся доследственная проверка и предварительное расследование преступлений, совершенных сотрудниками правоохранительных органов и учреждений УИС, «опытными кадрами и иными ресурсами».

Предлагается ввести регулярное анонимное анкетирование заключенных на предмет применения неправомерного насилия, жестокого и унижающего обращения и иных нарушений прав человека в учреждениях УИС, проводимое помощниками начальников территориальных органов ФСИН России по правам человека совместно с ОНК и региональными уполномоченными по правам человека. Полученные результаты могут использоваться для оценки поступивших жалоб, а также составления и корректировки плана проверок соблюдения прав человека, считает Совет.

СПЧ обращает внимание на необходимость разработки Методических рекомендаций по проведению проверки обращений о применении пыток, жестокого обращения и незаконного насилия, предусмотрев в них тщательный и незамедлительный опрос заявителя и всех лиц, на которых он укажет как на очевидцев и свидетелей происшествия. При этом опрос должен производиться в отсутствие сотрудников пенитенциарного учреждения. Также одновременно и параллельно должны быть опрошены все сотрудники и заключенные, которые находились на месте происшествия, в том числе с постановкой перед ними вопросов, по которым они не могли выработать согласованную позицию. Указывается на необходимость тщательного описания выявленных у заключенных телесных повреждений и их судебно-медицинское исследование не позднее чем на следующий день. Также говорится о предоставлении незамедлительного допуска к заявителю адвоката или иного лица, оказывающего правовую помощь.

В каждом учреждении УИС предлагается ввести должность оперуполномоченного по проверке соблюдения прав человека, который рассматривал бы жалобы на пытки, жестокое и унижающее обращение и наказание. При этом он должен назначаться напрямую начальником территориального органа ФСИН России и находиться в его подчинении. Должностных лиц, указанных в сообщении о неправомерном применении насилия, рекомендуется немедленно отстранять от выполнения служебных обязанностей на период проведения служебного расследования, доследственной проверки и следствия по выявленному факту.

Кроме того, предлагается обеспечить внутриведомственное взаимодействие прокурора, надзирающего за СИЗО, с прокурорами, надзирающими за правоохранительными органами, соблюдением социальных прав, поддерживающими государственное обвинение, для учета ими тех обстоятельств, которые были выявлены при осуществлении надзора за СИЗО (применение пыток, жестокого обращения, иных нарушений прав человека при задержании, осуществлении следствия, конвоировании, нахождении в ИВС, семейном и ином социальном неблагополучии обвиняемого, отъем имущества или бизнеса), для учета в своей деятельности и принятия мер прокурорского реагирования.

Также СПЧ отметил, что Верховному Суду РФ в разъяснениях следует предусмотреть обязательную компенсацию жертвам неправомерного насилия, исходя из презумпции гражданско-правовой ответственности государства, если видеозаписи не позволяют идентифицировать инцидент либо не установлено отсутствие факта применения насилия со стороны должностных или третьих лиц. При этом Совет считает важным предусмотреть, что направление распоряжения о вступлении приговора в законную силу возлагается на суд, вынесший апелляционное постановление.

По мнению члена СПЧ, председателя МРОО «Комитет против пыток» Игоря Каляпина, меры, предложенные СПЧ, «безусловно, не являются исчерпывающими, более того, они даже не являются достаточными». Он пояснил, что для радикальной и бесповоротной реформы ФСИН необходимо перевести все учреждения службы, находящиеся в удаленных от цивилизации местах, ближе к городам, ближе к центрам культуры. «Необходимо раз и навсегда отказаться от идеи экономической целесообразности и самоокупаемости пенитенциарной системы. Нерешаемую задачу экономической эффективности колоний необходимо заменить на вполне решаемую задачу занятости осужденных, – пояснил он. – Таких предложений в рекомендациях СПЧ нет. Мы понимаем, что для решения этих задач потребуются огромные средства и даже при их наличии на реализацию ушли бы годы».

Игорь Каляпин
Член СПЧ, председатель МРОО «Комитет против пыток»
То, что предлагает СПЧ, – срочные меры, направленные исключительно на реализацию ст. 21 и 52 Конституции РФ, – на реальный запрет пыток и реальный доступ к правосудию для тех лиц, которые все-таки были подвергнуты пыткам, бесчеловечному обращению или наказанию.

Игорь Каляпин рассказал, что эта проблема во многих учреждениях УИС стоит острее всего – обсуждение проблем ФСИН в аспекте соблюдения прав человека чаще всего касается не питания или занятости, а именно применения незаконного насилия либо сотрудниками учреждений, либо осужденными по подстрекательству сотрудников. «Проверка жалоб осужденных на пытки, как правило, проводится неэффективно (не полно и не всесторонне), уголовные дела не возбуждаются, – пояснил он. – В результате пытки не пресекаются, а практика применения пыток в качестве средства принуждения или наказания воспроизводится вновь и вновь. Фактически пытки оказываются разрешенными, несмотря на их категорический запрет».

Член СПЧ подчеркнул, что предложения Совета направлены как раз на изменение этой порочной правоприменительной практики. «Специальный состав в уголовном законе; специальный субъект, проводящий проверки и предварительное расследование; набор средств, необходимых для обеспечения безопасности участников расследования; эффективное и независимое от ФСИН оперативное сопровождение предварительного следствия – этот тот минимальный набор мер, которые, по нашему мнению, смогут переломить пыточную тенденцию в местах принудительного содержания», – указал Игорь Каляпин.

Дмитрий Казаков, юрист МРОО «Комитет против пыток», считает, что сильная сторона озвученных рекомендаций СПЧ – комплексный характер. «Для решения проблемы пыток не существует единого “волшебного” средства, – отметил он. – Однако именно комплексный подход к реализации тех или иных мер способен оказать существенное позитивное влияние на ситуацию с применением пыток и иных видов жестокого, унижающего обращения». Между тем он выразил обеспокоенность по поводу реализации предложенных Советом мер.

Юрист МРОО «Комитет против пыток»
Мы сталкиваемся с суровой реальностью. В тексте прямо говорится, что прошлые рекомендации Совета (после событий 2012 г. в челябинской ИК № 6) «в значительной степени остались невыполненными». Поэтому самый первый вопрос: будут ли озвученные рекомендации восприняты органами власти и реализованы? Если да, то какие? А второй вопрос – как выбранные рекомендации будут реализованы, в какую окончательную форму они выльются и будут ли работать на практике? К сожалению, в этой части имеются серьезные основания для беспокойства.

Юрист Фонда «В защиту прав заключенных» Надежда Раднаева поддержала указанную в рекомендациях необходимость криминализации пыток как должностного преступления. «В связи с отсутствием на сегодняшний день такого состава преступления невозможно собрать статистическую информацию по данной категории дел, обозначить масштаб проблемы, что препятствует принятию необходимого комплекса мер по превенции пыток», – пояснила она.

Вместе с тем она заметила, что рекомендации нельзя назвать исчерпывающими. В частности, по ее мнению, следует кардинальнее реформировать действующую систему формирования общественных наблюдательных комиссий, отменив «монополию» на это Общественной палаты РФ.

Эксперт фонда «В защиту прав заключенных»
Одним из реальных способов превенции пыток является общественный контроль за местами принудительного содержания, который в настоящее время в абсолютном большинстве регионов страны носит имитационный характер. Эта ситуация стала возможна в результате непрозрачной процедуры формирования общественных наблюдательных комиссий, при которой комиссии сформированы из людей, отстаивающих интересы системы, а не права заключенных.

Отдельно она отметила, что необходимо законодательно регламентировать статус видеозаписей, которые ведутся в учреждениях УИС. «Отсутствие видеозаписи при заявлении о применении физической силы к осужденным должно расцениваться как доказательство в пользу аргументов заключенного о применении к нему пыток», – пояснила она.

Комментируя «АГ» рекомендации СПЧ, исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков отметил, что считает их в целом достаточными для решения существующих на настоящий момент проблем в части пресечения пыток в местах содержания под стражей и отбывания наказания в виде лишения свободы.

Исполнительный вице-президент ФПА РФ
Возможно их дополнить, к примеру, положениями о доступе осужденных к квалифицированной юридической помощи, в том числе и оказываемой бесплатно. Остается также нерешенной проблема цензуры переписки адвоката и находящегося под стражей лица, невозможности обмена процессуальными документами между адвокатом и доверителем.

Однако, по мнению исполнительного вице-президента ФПА, на данном этапе стоит воздержаться от критики или предложений по дополнению документа. «Крайне важным сегодня является объединение усилий органов государства и институтов гражданского общества по принятию скорейших и действенных мер, предложенных в рекомендациях», – подчеркнул Андрей Сучков, отметив важную роль адвокатуры в этом процессе. 

Напомним, ранее он обозначил ряд мер, которые должны быть приняты адвокатским сообществом для предотвращения пыток, в частности указав на необходимость разработки законопроекта об уголовной ответственности за пытки и методики расследования данного вида преступлений.

Рассказать:
Дискуссии