×

Экс-судья в четвертый раз попытался оспорить в КС нормы, позволившие досрочно прекратить его полномочия

Заявитель настаивал на том, что закон позволяет досрочно прекратить полномочия судьи в отсутствие судебного акта, которым подтверждены нарушения, являющиеся основанием для применения данного дисциплинарного взыскания
Одна из экспертов «АГ» заметила, что КС правомерно отказал в принятии жалобы к рассмотрению, поскольку в деле заявителя оспариваемые нормы не применялись. По мнению второго эксперта, заявитель прав в том, что допущенные судьей нарушения закона должны быть подтверждены судебным актом, без которого председатель суда и квалификационная коллегия не вправе преследовать судью в дисциплинарном порядке под предлогом грубого или систематического нарушения норм права.

Конституционный Суд отказался рассматривать жалобу Алисултана Рамазанова, который заявлял о неверном применении Закона о статусе судей при прекращении его судейских полномочий (Определение № 1011-О/2020).

В декабре 2013 г. по решению квалификационной коллегии судей Республики Дагестан досрочно были прекращены полномочия судьи Алисултана Рамазанова. В апреле 2014 г. Дисциплинарное судебное присутствие отказалось отменять указанный акт.

В мае 2018 г. экс-судья обратился с заявлением о пересмотре своего дела по вновь открывшимся обстоятельствам в Дисциплинарную коллегию Верховного Суда. Однако та Определением от 31 мая 2018 г. в удовлетворении заявления отказала. Апелляционная коллегия ВС с позицией Дисциплинарной коллегии согласилась. Добиться передачи надзорной жалобы на рассмотрение также не удалось.

Алисултан Рамазанов оспорил конституционность п. 1 и абз. 1 п. 2 ст. 3 Закона о статусе судей, устанавливающих, что судья обязан неукоснительно соблюдать Конституцию, федеральные конституционные законы и федеральные законы и при исполнении своих полномочий, а также во внеслужебных отношениях избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности.

Он также заявил о наличии противоречий между Конституцией и п. 5 ст. 12.1 Закона о статусе судей в редакции, действовавшей до вступления в силу Закона от 29 июля 2018 г. № 243-ФЗ. Согласно оспоренной редакции дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи могло налагаться в исключительных случаях за существенное, виновное и несовместимое с высоким званием судьи нарушение положений Закона о статусе судей или Кодекса судейской этики, в том числе за нарушение таких норм при осуществлении правосудия, если такое нарушение повлекло искажение принципов судопроизводства, грубое нарушение прав участников процесса, свидетельствует о невозможности продолжения осуществления судьей своих полномочий и установлено вступившим в законную силу судебным актом вышестоящей судебной инстанции или судебным актом, принятым по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

Алисултан Рамазанов также настаивал на неконституционности ч. 1 ст. 345 КАС, устанавливающей, что вступивший в законную силу судебный акт может быть пересмотрен по новым или вновь открывшимся обстоятельствам судом, его принявшим.

Заявитель обосновывал свою позицию тем, что оспоренные им нормы не содержат указания на предусмотренные процессуальным законом порядок и сроки проверки вступившего в законную силу судебного акта на предмет установления нарушений, допущенных судьей при осуществлении правосудия. И, соответственно, позволяют привлекать судью к дисциплинарной ответственности в виде досрочного прекращения полномочий без судебного акта вышестоящей судебной инстанции или судебного акта, принятого по заявлению об ускорении рассмотрения дела либо о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок, которыми в установленных процессуальных формах были бы подтверждены допущенные судьей нарушения.

Не найдя оснований для принятия жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что в силу ст. 96 и 97 Закона о Конституционном Суде жалоба признается допустимой, если этим законом затрагиваются конституционные права и свободы обратившегося гражданина и если оспариваемый закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде. При этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде.

Однако применение оспариваемых норм Закона о статусе судей в деле заявителя при вынесении судебных постановлений, которыми ему было отказано в удовлетворении заявления о пересмотре решения Дисциплинарного судебного присутствия от 21 апреля 2014 г., представленными документами не подтверждается, заметил КС. Кроме того, ранее Суд уже трижды отказывал в принятии к рассмотрению жалоб Алисултана Рамазанова на нарушение его конституционных прав теми же положениями Закона о статусе судей.

Что касается ч. 1 ст. 345 КАС, то она устанавливает подсудность дела по пересмотру вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся или новым обстоятельствам суду общей юрисдикции, его принявшему. Следовательно, будучи направленной на реализацию права каждого на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, она не может рассматриваться как нарушающая конституционные права заявителя, указанные в жалобе, указал КС.

Читайте также
ВС указал, какие ошибки и нарушения могут стать основаниями для прекращения полномочий судей
Опубликован Обзор судебной практики по рассмотрению административных дел о привлечении к дисциплинарной ответственности судей в 2017–2018 гг. и первом полугодии 2019 г.
28 Мая 2020 Обзоры и аналитика

Судья в отставке Татьяна Пирожкова с выводами Конституционного Суда согласилась. «Заявитель пытается оспорить решение Дисциплинарного присутствия от 21 апреля 2014 г. об отказе в принятии его жалобы на пересмотр дела по вновь открывшимся обстоятельствам, но ссылается на нормы, которые не применялись при вынесении этого решения и, соответственно, не могут нарушать его конституционные права», – пояснила она.

Профессор кафедры судебной власти факультета права НИУ ВШЭ, заслуженный юрист РФ, федеральный судья в отставке Сергей Пашин полагает, что КС в очередной раз ответил определением без позитивного содержания судье, нуждающемуся в конституционно-правовой защите. «В принятии жалобы к рассмотрению отказано со ссылкой на формальные соображения: мол, череда судебных инстанций не использовала в постановлениях по его делу нормы закона, которые оспаривает заявитель, КС РФ уже отклонял его обращения, да и из Конституции РФ “не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению той или иной процедуры судебной защиты”», – пояснил эксперт.

Между тем, уверен он, поднятые заявителем вопросы имеют высокую значимость для обеспечения несменяемости, независимости и неприкосновенности судьи, которые выступают не личной его привилегией, а средством ограждения интересов правосудия. «Заявитель правильно исходит из того, что допущенные судьей нарушения закона должны быть подтверждены судебным актом, в отсутствие которого председатель суда и квалификационная коллегия не вправе преследовать его в дисциплинарном порядке под предлогом грубого или систематического нарушения норм права», – подчеркнул Сергей Пашин.

Подобную позицию, напомнил он, занял в свое время и КС РФ, указавший в п. 3.2. Постановления от 28 февраля 2008 г. № 3-П, что квалификационные коллегии судей не могут быть признаны компетентным органом для оценки законности судебного акта и не наделены функцией осуществления правосудия посредством ревизии судебных актов. «Это представление несколько потускнело за давностью лет, и его обновление было бы своевременным», – считает эксперт.

Нужно также исправить искривление судебной практики, о котором Алисултан Рамазанов не писал в КС РФ, но которое угрожает справедливости дисциплинарного производства, заметил Сергей Пашин. «Дисциплинарная коллегия ВС РФ при установлении фактов упречного поведения судей придает преюдициальное значение не только определениям и постановлениям вышестоящих судебных инстанций, но и актам правоохранительных органов. Например, постановлениям об отказе в возбуждении уголовного дела или о прекращении производства об административном проступке. Такая практика разрушает баланс между судебной и исполнительной властью, а потому не может поддерживаться», – убежден эксперт.

Рассказать: