×

Исполнение неисполнимого

Верховный Суд напомнил, когда закрепленное договором обязательство по предоставлению банковской гарантии не является объективно неисполнимым
Эксперты отметили значимость решения ВС РФ для правоприменителей в сфере закупок. По мнению одного из них, интенсивное изменение правоприменительных «тенденций» в закупках не позволяет оперативно разрешать вопросы, возникающие в процессе их осуществления. Решение полезно и ново именно тем, что связывает правовые основы, закрепленные в ГК РФ, и специальное законодательство сферы закупок.


Как следует из материалов дела, опубликованных в Обзоре судебной практики ВС РФ, предприятие-поставщик обязалось предоставить обществу-покупателю обеспечение исполнения договора в виде банковской гарантии. Ввиду того что данные гарантии так и не были предоставлены, общество через суд попыталось принудить предприятие исполнить свое обязательство, а также взыскать предусмотренную договором неустойку.

Судом первой инстанции исковые требования были удовлетворены. Суд апелляционной инстанции отменил это решение в части обязания предприятия предоставить банковскую гарантию, а в части взыскания с ответчика неустойки оставил решение без изменения. При этом суд второй инстанции исходил из того, что обязательство по предоставлению банковской гарантии является неисполнимым, так как поставлено в зависимость от воли третьего лица (банка); требование покупателя о взыскании с предприятия неустойки обоснованно, поскольку договором установлена ответственность предприятия за непредоставление, нарушение порядка и срока предоставления обеспечения.

Арбитражный суд округа поддержал вывод о том, что не подлежит удовлетворению требование покупателя об обязании поставщика предоставить банковскую гарантию, но посчитал, что неустойка не может быть направлена на обеспечение неисполнимого обязательства. На этом основании он отменил оба решения и отказал в удовлетворении исковых требований общества.

Судебная коллегия ВС РФ, изучив материалы дела, указала на то, что по смыслу ст. 416 ГК РФ «Прекращение обязательства невозможностью исполнения» невозможность исполнения обязательства наступает в случае, если действие, являющееся содержанием обязательства, объективно не может быть совершено ни одним лицом. Согласно Постановлению Пленума ВС РФ от 24 марта 2016 г. № 7, разрешая вопрос о допустимости понуждения должника исполнить обязанность в натуре, необходимо учитывать не только положения ГК РФ, иного закона или договора, но и существо соответствующего обязательства, напомнила Судебная коллегия.

Также указывается, что выдача банковских гарантий коммерческим организациям является типичной операцией, поэтому обращение поставщика к тому или иному кредитному учреждению с просьбой ее предоставить не может нарушать права банка или налагать на него дополнительные обязательства. Доказательства обращения предприятия за указанной гарантией и наличия объективных обстоятельств, препятствующих ее получению, в деле отсутствуют.

На основании вышесказанного Судебная коллегия отменила постановления суда апелляционной инстанции и арбитражного суда округа и оставила в силе решение суда первой инстанции. Таким образом, ВС РФ сделал вывод о том, что исполнение обязательства по предоставлению банковской гарантии в обеспечение исполнения обязательств по договору зависит от воли третьего лица (банка), не может являться основанием для отказа в удовлетворении требований кредитора об обязании должника исполнить в натуре это обязательство и уплатить неустойку за его неисполнение.

По мнению старшего юриста Независимой юридической группы «Стрижак и Партнеры» Дмитрия Печагина, данным разъяснением ВС РФ исключил возможные трактовки ст. 416 ГК РФ, которые могли бы дестабилизировать гражданский оборот действиями недобросовестных контрагентов, которые в любом удобном случае могли ссылаться на волю третьих лиц, на которую они не имеют никакого воздействия.

При этом он отметил, что возникает вопрос исполнения решения суда в случае отказа в выдаче третьими лицами независимой гарантии и вследствие этого ответственности за неисполнение решения суда, в то время когда сторона договора добросовестно предприняла всевозможные действия по исполнению данной обязанности.

«Возможным выходом из ситуации будет изменение способа исполнения решения суда в случае невозможности его исполнения в первоначальном виде. Либо на ранней стадии рассмотрения спора предоставить максимальное количество доказательств невозможности получения независимой гарантии, к примеру, ответы кредитных организаций в регионе нахождения кредитора и должника, что делает вполне возможным применение ст. 416 ГК РФ», – пояснил он.

Старший юрист корпоративной и арбитражной практики «Качкин и Партнеры» Александра Улезко указала на то, что ситуация, рассмотренная ВС РФ, возникает на практике довольно часто. «Кредитор требует от должника обеспечение исполнения обязательства, которое уже возникло, но должник уклоняется от исполнения данного обязательства», – пояснила эксперт и добавила, что в настоящее время в практике встречаются чаще всего дела об обязании должников предоставить обеспечение исполнения обязательств по государственным контрактам. В большинстве случаев суды удовлетворяют такие иски.

Юрист юридического агентства «Представитель» Мария Захарова считает, что разъяснение ВС РФ в том числе связывает правовые основы, закрепленные в ГК РФ, и специальное законодательство сферы закупок. По ее мнению, оно полезно в существующих условиях, когда интенсивное изменение правоприменительных «тенденций» в закупках не позволяет оперативно разрешать вопросы, возникающие в процессе их осуществления.

По словам юриста, выводы безусловно верны, кроме того, соответствуют и прочим положениям закона, подтверждающим позицию Суда. Так, законодательство о закупках не ограничивает участников в перечне банков, предоставляющих банковские гарантии, более того, позволяет предоставлять обеспечение контракта посредством перечисления денежных средств на счет заказчика до завершения контракта как альтернативу банковской гарантии.



Рассказать: