×

Избиение при задержании оценили в 50 тысяч евро

Европейский Суд указал, что чрезмерное применение силы при задержании может расцениваться как пытки
Эксперты отметили, что постановление ЕСПЧ свидетельствует о сохраняющихся проблемах превышения должностных полномочий полицейскими и нежелания правоохранительной системы расследовать дела против своих сотрудников. Кроме того, по их мнению, высокая сумма компенсации должна показать, что такие нарушения недопустимы и будут резко осуждаться Европейским Судом.

ЕСПЧ вынес постановление по делу «Девяткин против России», заявитель по которому указал, что, будучи несовершеннолетним, он подвергся физическому насилию со стороны сотрудников органов внутренних дел, а его жалобы по этому поводу не рассматривались властями должным образом. Тем самым была нарушена ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Согласно материалам дела, 4 ноября 2003 г. 16-летний Николай Девяткин вместе с братом был остановлен сотрудниками милиции на автозаправочной станции. Один из них схватил подростка за шею, начал душить, ударил несколько раз головой о землю, затем задержанных доставили в отдел на служебном автомобиле. В отношении Николая Девяткина был составлен протокол об административном правонарушении, в котором указывалось, что он нецензурно выражался в общественном месте, а в отношении его брата – протокол об административном правонарушении в виде вождения мотоцикла без водительских прав.

На следующий день эксперт судебно-медицинского бюро зафиксировал у Николая Девяткина ссадины на шее, синяки на руках и на лице. Через день при осмотре врачами в поликлинике ему диагностировали множественные повреждения мягких тканей лица, шеи, гортани и гортанных хрящей, а после рентгенологического обследования у него был дополнительно диагностирован перелом обеих ветвей подъязычной кости.

Мать Николая Девяткина обратилась в районную прокуратуру с жалобой на жестокое обращение сотрудников ОВД в отношении ее сына, на что последовал отказ в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в их действиях состава преступления. В общей сложности в прокуратуру подавалось семь заявлений на протяжении нескольких лет, по каждому из которых выносились одинаковые отказы.

При этом четвертое постановление об отказе в возбуждении уголовного дела было отменено: старший прокурор республиканской прокуратуры указал, что в ходе дополнительного расследования следователь должен установить действия каждого из сотрудников милиции, а также дать юридическую оценку вопросу о необходимости задержания заявителя, который являлся несовершеннолетним. Однако в последнем постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела от 29 ноября 2005 г. требования прокурора не были выполнены и вновь говорилось о том, что утверждения заявителя не были подтверждены результатами предварительного расследования.

Также осенью 2005 г. мать Николая Девяткина обратилась в районный суд с жалобой на отказ в возбуждении уголовного дела против сотрудников ОВД, применивших насилие в отношении ее сына. Сперва суд вынес решение об отказе в удовлетворении  жалобы,  однако Верховный Суд Республики Адыгея отменил его, после чего суд вынес новое решение, которым прекратил производство по делу в связи с тем, что жалоба не подлежала рассмотрению в соответствии со ст. 125 УПК РФ. За этим последовало обращение с жалобой в ЕСПЧ.

Правительство РФ в отзыве на жалобу Николая Девяткина заявило о том, что внутренние средства правовой защиты не были исчерпаны. В частности, что не было обжаловано последнее постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела. Кроме того, документы, касающиеся расследования жалоб заявителя о жестоком обращении, были уничтожены в связи с истечением срока их хранения, поэтому утверждения заявителя невозможно ни опровергнуть, ни подтвердить.

ЕСПЧ отклонил доводы Правительства РФ, указав, что заявления о возбуждении уголовного дела отклонялись семь раз по одним и тем же основаниям. При таких обстоятельствах Суд выразил сомнение в том, что обжалование постановления следователя в суде дало бы иной результат, и поэтому не имело смысла.

Страсбургский Суд также отметил, что проведение предварительного расследования в соответствии со ст. 144 УПК РФ является недостаточным для соблюдения стандартов, установленных ст. 3 Конвенции. По мнению Суда, власти обязаны возбуждать уголовное дело и проводить надлежащее уголовное расследование, в котором осуществляется весь комплекс следственных мероприятий. Таким образом, ЕСПЧ пришел к выводу о том, что следственные органы не провели эффективного расследования заявлений о жестоком обращении со стороны полиции, как того требует ст. 3 Конвенции.

Основываясь на прецедентной практике, Европейский Суд указал, что применение силы полицией в ходе операций по задержанию не является нарушением ст. 3 Конвенции, если оно было необходимо и не являлось чрезмерным. Бремя доказывания этого лежит на государстве-ответчике, однако Правительство РФ соответствующих доказательств не представило. Суд отметил, что, учитывая возраст заявителя на момент происшествия и серьезный характер его травм, сила, использованная сотрудником милиции, была явно чрезмерной, необоснованной и направленной на его запугивание. А так как применение силы со стороны сотрудников ОВД причинило заявителю сильную боль и душевные страдания, она по сути является пыткой.

Таким образом, ЕСПЧ признал нарушение ст. 3 Конвенции. По итогам разбирательства Суд присудил Николаю Девяткину компенсацию морального вреда в размере 50 тысяч евро.

Комментируя постановление ЕСПЧ, адвокат Сергей Князькин отметил, что оно свидетельствует о двух проблемах правоохранительной системы в России. Первая – превышение должностных полномочий сотрудниками полиции и причинение вреда здоровью граждан при задержании. По словам Сергея Князькина, в первую очередь это относится к незначительным правонарушениям, как в указанном деле. «По таким незначительным правонарушениям не должна применяться сила, да и само задержание ничем не было оправдано», – уверен адвокат.

Вторая проблема, указал Сергей Князькин, – нежелание правоохранительной системы расследовать дела против своих сотрудников. Он обратил внимание, что в деле «Девяткин против России» было семь попыток возбудить уголовное дело, которые ни к чему не привели. Это и позволило ЕСПЧ сделать вывод об отсутствии эффективных средств правовой защиты заявителя.

«Знаковым обстоятельством является размер суммы компенсации возмещения вреда заявителю. Таким образом Европейский Суд подталкивает правоприменительную практику в России в сторону более эффективных механизмов расследования дел в отношении сотрудников полиции, которые превышают свои должностные полномочия. Ранее по таким делам сумма компенсации не превышала 10 тысяч евро», – подчеркнул Сергей Князькин.

По мнению адвоката, формирование института материальной ответственности должностных лиц за совершенные ими должностные преступления позволит решить одну из главных проблем российской правоохранительной системы, когда следователи и иные должностные лица не несут никакой ответственности за халатность, причинение вреда здоровью, причинение материального ущерба при проведении расследования уголовного дела.

Адвокат МЦФ МОКА Светлана Добровольская отметила, что дело «Девяткин против России» является типичным в практике ЕСПЧ. «Нарушение ст. 3 Конвенции, а именно бесчеловечное обращение с задержанными со стороны сотрудников полиции, не есть что-то из ряда вон выходящее. И Европейский Суд в очередной раз повторил свою позицию: государство-ответчик обязано обеспечить соблюдение прав граждан, попавших в полицейский участок, и оно обязано обосновать законность и обоснованность применяемых сотрудниками полиции мер. Если такого обоснования нет, значит, действия сотрудников полиции незаконны», – пояснила эксперт.

Она также обратила внимание на значительный размер присужденной компенсации, предположив, что судьи ЕСПЧ хотели показать государству-ответчику, что такие нарушения недопустимы и будут резко осуждаться Европейским Судом.

Рассказать: