×

КС не стал проверять связь норм Закона об основах охраны здоровья и Закона о защите прав потребителей

Суд указал, что для оценки их положений, позволяющих, по мнению заявителя, не распространять действие Закона о защите прав потребителей на отношения по оказанию медицинских услуг за счет ОМС, необходимо толковать Конституцию
Одна из адвокатов отметила, что вопрос о том, оказывают ли врачи в рамках государственного соцобеспечения медицинскую услугу и распространяется ли на данные отношения Закон о защите прав потребителей, широко обсуждается юристами и многие не согласны с существующим термином «медицинская услуга». Другая заметила, что требование выплаты штрафа за отказ от добровольного исполнения претензии за некачественное оказание законодательно бесплатной медицинской помощи может стать инструментом необоснованного обогащения.

14 января Конституционный Суд РФ вынес Определение № 1-О по делу о проверке абз. 5 преамбулы Закона о защите прав потребителей и ч. 2 ст. 19 Закона об основах охраны здоровья граждан в РФ по жалобе гражданина, несовершеннолетнему сыну которого были оказаны некачественные медицинские услуги.

В марте 2019 г. суд взыскал с больницы 75 тыс. руб. в пользу несовершеннолетнего сына Александра Юдина за оказание некачественных медицинских услуг. В эту сумму входили 50 тыс. руб. компенсации морального вреда и 25 тыс. штрафа за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя.

Впоследствии апелляция отменила решение первой инстанции и вынесла новое решение по делу, взыскав с ответчика в пользу истца компенсацию морального вреда в размере 700 тыс. руб. и отказав во взыскании штрафа. Вторая инстанция сочла, что Закон о защите прав потребителей не применяется к отношениям по предоставлению медицинских услуг в рамках программы государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи.

В своей жалобе в Конституционный Суд РФ Александр Юдин указал на неконституционность абз. 5 преамбулы Закона о защите прав потребителей и ч. 2 ст. 19 Закона об основах охраны здоровья граждан. По мнению заявителя, спорные нормы позволяют судам не распространять действие Закона о защите прав потребителей (в том числе его положений об ответственности исполнителя за нарушение установленного законом добровольного порядка удовлетворения требований потребителя) на отношения по оказанию медицинских услуг за счет средств обязательного медицинского страхования.

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС напомнил, что в гражданско-правовых отношениях с организациями и предпринимателями граждане (потребители) являются экономически более слабой и зависимой стороной, а потому они нуждаются в предоставлении дополнительных преимуществ и защиты со стороны законодателя. На преодоление такого экономического неравенства и направлен Закон о защите прав потребителей.

«Вопреки доводам заявителя, абз. 5 преамбулы Закона РФ “О защите прав потребителей”, согласно которому исполнителем является организация независимо от ее организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель, выполняющие работы или оказывающие услуги потребителям по возмездному договору, содержит норму-дефиницию, применяемую во взаимосвязи с конкретными положениями законодательства о защите прав потребителей, и как таковой конституционные права несовершеннолетнего сына заявителя, перечисленные в жалобах, не нарушает», – указано в определении.

Суд отметил, что основным законом, регулирующим отношения в сфере охраны здоровья россиян, является Закон об основах охраны здоровья граждан в РФ: «Содержащееся в ч. 2 ст. 19 данного федерального закона положение, закрепляющее право каждого на медицинскую помощь в гарантированном объеме, оказываемую без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи, по существу, воспроизводит и конкретизирует предписание ст. 41 (ч. 1) Конституции».

В этой связи КС пояснил, что разрешение вопроса о конституционности спорной нормы фактически означало бы необходимость толкования вышеуказанной статьи Конституции, а заявитель не относится к числу лиц, имеющих право на такое обращение в КС РФ. При этом Суд добавил, что в его компетенцию также не входит проверка законности и обоснованности судебных постановлений, принятых по делу с участием несовершеннолетнего сына заявителя, в том числе относительно правильности выбора судами подлежавших применению правовых норм.

Адвокат МКА «СЕД ЛЕКС», старший партнер «Альтависта» Валерия Аршинова отметила, что вопрос о том, оказывают ли врачи в рамках государственного социального обеспечения медицинскую услугу и распространяется ли на данные правоотношения Закон о защите прав потребителей, активно обсуждается юристами и медиками, причем последние не согласны с термином «медицинская услуга» и применением норм такого закона.

«Тем не менее судебная практика исходит из тех терминов, которые приведены в Законе об основах здоровья граждан в РФ, а положения Закона о защите прав потребителей применяются только к связанным с оказанием платных медицинских услуг отношениям. Соответственно, позиция апелляционного суда об отказе во взыскании штрафа верна и не нарушает конституционные права несовершеннолетнего ребенка заявителя. При этом Конституционный Суд справедливо отметил, что проверка законности и обоснованности судебных постановлений не входит в его компетенцию», – полагает эксперт.

Адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян согласилась с позицией Конституционного Суда относительно того, что в применяемом в данном случае Законе об основах здоровья граждан в РФ закреплено право каждого на медицинскую помощь в гарантированном объеме, и оказывается эта помощь без взимания платы в соответствии с программой государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медпомощи.

По мнению адвоката, бесплатность оказания медпомощи не противоречит, а соответствует положениям ст. 41 Конституции. «Исходя из существа обращения предметом заявления явилось именно ненадлежащее качество оказания услуг, а не их оказание на платной основе, что, в свою очередь, также не является предметом рассмотрения Конституционного Суда. Толкование же конституционных норм входит в компетенцию КС РФ, но заявитель в данном случае, действительно, не обладает правом инициирования данного процесса, как например, Президент РФ, Совет Федерации, Госдума, российское правительство, органы законодательной власти субъектов РФ», – отметила эксперт.

Нарине Айрапетян отметила, что ранее апелляция удовлетворила иск заявителя о взыскании компенсации морального вреда в размере 700 тыс. руб. «Разумность и справедливость указанной суммы должны оцениваться исходя из фактических обстоятельств дела. Требование же выплаты штрафа за отказ от добровольного исполнения претензии за некачественное оказание законодательно бесплатной медицинской помощи означало бы существование дополнительного инструмента необоснованного обогащения, в то время как инструментом восстановления справедливости в данном случае является лишь возможность взыскания компенсации морального вреда», – резюмировала адвокат.

Рассказать: