×

КС не стал рассматривать жалобу на нормы УК о взятке

Конституционный Суд отметил, что ответственность предусмотрена Кодексом за получение незаконного вознаграждения и не зависит от того, совершены ли должностным лицом действия (бездействие) в пользу взяткодателя
Фото: «Адвокатская газета»
В комментарии «АГ» один из адвокатов указал, что в случае принятия должностным лицом незаконного денежного вознаграждения, обусловленного совершением действий (бездействия) в пользу взяткодателя, вне зависимости от того, совершило ли должностное лицо указанные действия или нет, оно в полной мере осознает их противоправный характер и возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий. Вторая отметила, что от правильности определения наличия реальной возможности у конкретного лица зависит правильность квалификации его действий – например, получение взятки или мошенничество. Третий предположил, что с точки зрения обеспечения справедливости заявителю стоило сделать акцент на отсутствии законодательного разграничения ответственности за получение взятки, когда должностное лицо не имело намерений совершить действия, за которые получило незаконное вознаграждение.

В Определении № 2935-О/2022 от 27 октября Конституционный Суд сослался на ряд своих определений, подчеркнув, что ст. 290 УК РФ предусматривает ответственность за конкретное деяние – получение взятки, – которое образует состав оконченного преступления независимо от того, имели ли место действия (бездействие) должностного лица в пользу взяткодателя, представляемых им лиц либо общее покровительство, попустительство по службе.   

С учетом изменений, внесенных апелляционным определением, Алексей Горелов осужден по ч. 6 ст. 290 «Получение взятки» УК. Доводы кассационной жалобы были отклонены Вторым кассационным судом общей юрисдикции.

В связи с этим Алексей Горелов обратился в Конституционный Суд. По его мнению, ч. 1 ст. 290 УК не соответствует Конституции, поскольку ей официальным толкованием в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» придан смысл, позволяющий квалифицировать как получение взятки принятие должностным лицом ценностей за совершение действий (бездействия), которые входят в его служебные полномочия либо которым оно может способствовать в силу своего должностного положения, вне зависимости от его намерения совершить указанные действия (бездействие), что является – вопреки принципу вины – объективным вменением.

Читайте также
Пленум ВС конкретизировал постановления по делам о взяточничестве и злоупотреблении полномочиями
Больше всего поправок Пленум Верховного Суда внес в Постановление о судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях
24 декабря 2019 Новости

Также заявитель попросил признать все другие внутригосударственные средства судебной защиты исчерпанными, поскольку официальное толкование ст. 290 УК, данное Пленумом ВС в разъяснениях по вопросам судебной практики в целях обеспечения единообразного применения законодательства РФ об ответственности за взяточничество, свидетельствует о том, что иное применение оспариваемой нормы, чем имевшее место в его конкретном деле, не предполагается.

Отказывая в принятии жалобы, КС сослался на ряд своих определений и указал, что сущностью получения взятки является незаконное обогащение соответствующих должностных лиц, а общественная опасность взяточничества во многом обусловлена размером взятки. С учетом этого положения ст. 290 УК предусматривает уголовную ответственность за конкретное деяние – получение взятки, – которое образует состав оконченного преступления независимо от того, имели ли место действия (бездействие) должностного лица в пользу взяткодателя, представляемых им лиц либо общее покровительство, попустительство по службе. Рассматривая соответствующие дела, суды должны установить не только фактические обстоятельства получения соответствующим должностным лицом денег, ценных бумаг, иного имущества, оказания ему услуг имущественного характера, предоставления иных имущественных прав, но и противоправный характер такого обогащения и его обусловленность совершением действий (бездействия), указанных в ст. 290 Кодекса.

Получение предмета взятки, независимо от выполнения должностным лицом последующих (или предыдущих) действий (бездействия) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, вопреки доводам жалобы, является умышленным деянием и во всяком случае не предполагает объективное вменение, указал КС. Не придается иной смысл положениям ст. 290 УК и в Постановлении Пленума ВС № 24 (в редакции Постановления Пленума ВС от 24 декабря 2019 г. № 59), отмечается в определении.

В комментарии «АГ» адвокат, младший партнер АБ ZKS Денис Алёхин посчитал, что с позицией КС следует согласиться. «Общественная опасность ст. 290 УК состоит в том, что виновное лицо нарушает установленный законом порядок получения вознаграждения за свою деятельность в статусе должностного лица. Как установлено судами общей юрисдикции и не оспаривал Горелов, получение денежных средств было связано с его должностью и возможностями, обусловленными ею. Этого уже достаточно для нарушения порядка функционирования публичной власти и подрыва ее авторитета в глазах общества. Наличие или отсутствие намерений фактически использовать должностные возможности ситуацию не меняет, и, как обоснованно отметил Конституционный Суд, подобное не может считаться объективным вменением», – указал он.

Денис Алёхин добавил, что при объективном вменении лицо не осознает общественной опасности своих действий (бездействия), не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий и не должно было или не могло их предвидеть. В случае же принятия должностным лицом незаконного денежного вознаграждения, обусловленного совершением действий (бездействия) в пользу взяткодателя, вне зависимости от того, совершило ли должностное лицо указанные действия или нет, оно в полной мере осознает противоправный характер таких действий и возможность или неизбежность наступления указанных общественно опасных последствий.

В части дополнительных аспектов обращения в Конституционный Суд отдельного внимания, по мнению Дениса Алёхина, заслуживают спорные позиции Верховного Суда, изложенные в Постановлении Пленума № 24, касающиеся квалификации действий участников коррупционной сделки, совершенных в условиях ОРМ, как оконченного преступления, даже если ценности были сразу изъяты сотрудниками правоохранительных органов, а также квалификации как оконченного деяния в значительном или крупном либо в особо крупном размере, даже если фактически принятое должностным лицом незаконное вознаграждение указанного размера не составило.

Адвокат обратил внимание, что в КС уже поступали обращения по указанным вопросам (например, Определение от 29 января № 60-О/2019), однако он посчитал, что формальным указанием на правовые нормы анализ данного вопроса ограничиваться не должен. «Проблема, на мой взгляд, не в отсутствии формальной определенности норм, а в их противоречии теории уголовного права в части момента окончания подобного вида преступлений, в связи с чем представляется целесообразным анализ Судом природы данных положений и их взаимосвязи с Общей частью УК», – подытожил он.

Адвокат КА «Московский юридический центр» Дмитрий Клячков посчитал, что законодателем конкретно предусмотрена ответственность за получение должностным лицом взятки за совершение действий (бездействия), входящих в его полномочия, в пользу взяткодателя. То есть диспозиция статьи сформулирована так, что состав преступления будет оконченным независимо от того, имело ли место действие (бездействие) должностного лица, за которое оно получило взятку, и насколько реально должностное лицо намеревалось такие действия совершить.

«Возможно, с точки зрения обеспечения справедливости заявителю в контексте его жалобы по оспариванию конституционности ст. 290 УПК стоило акцентировать внимание на отсутствии конкретного законодательного разграничения ответственности за получение взятки, когда должностное лицо не имело намерений действительно совершить действия, за которые получило незаконное вознаграждение. Но даже при такой интерпретации жалобы можно предположить, что Конституционный Суд также не принял бы ее к рассмотрению, обратив внимание на возможность учета данного обстоятельства при индивидуализации ответственности и достаточность такой формы учета общественной опасности конкретного правонарушения», – заключил он.

Адвокат адвокатской группы «СанктаЛекс» Ольга Истомина отметила, что, напомнив о предмете посягательства при взятке, а именно – предупреждение незаконного обогащения коррупционеров, – КС еще раз подтвердил заведомое наличие вины в форме умысла в действиях взяткополучателя по ст. 290 УК, для законченного состава которой достаточно факта получения взятки без совершения определенных действий, что само по себе исключает объективное вменение (невиновное причинение вреда).

Вместе с тем правоприменение сталкивается с неопределенностью субъекта преступления. Так, ст. 290 Кодекса содержит такое понятие, как возможность должностного лица «способствовать действиям в пользу взяткодателя». Ольга Истомина указала, что от правильности определения наличия реальной возможности у конкретного лица зависит правильность квалификации его действий – например, получение взятки или мошенничество и др. По ее мнению, перечень таких возможностей требует более четкой правовой регламентации.

Рассказать:
Яндекс.Метрика