×

КС не усмотрел неопределенности в правилах действия уголовного закона во времени

Суд подтвердил, что при повторном рассмотрении уголовного дела в отношении обвиняемого следует применять нормы УК в более новой редакции
Фото: «Адвокатская газета»
Один из адвокатов полагает, что для заявителя основным триггером стало прекращение судом уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, т.е. по нереабилитирующему основанию. Второй отметил, что хотя проверка довода заявителя о нарушении прав, связанных с отказом судов вызвать и допросить свидетелей защиты, опровергающих версию следствия по уголовному делу, не входит в компетенцию Конституционного Суда, однако он заслуживает внимания и вызывает вопросы.

Конституционный Суд вынес Определение № 816-О от 31 марта по жалобе на нормы УК, которые, по мнению заявителя, лишили его права на применение в его отношении уголовного закона, имеющего обратную силу.

Волжский городской суд Волгоградской области вынес обвинительный приговор в отношении Дмитрия Алганова, в том числе за уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере. По оценке суда, сумма неуплаченных налогов за 2012 г. составила почти 19 млн руб., а их доля – 50,19% от общей суммы налогов и сборов, подлежащих уплате в бюджет за 2012 г. Преступление было квалифицировано по п. «б» ч. 2 ст. 199 УК – в редакции, действовавшей до принятия Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ, которым были внесены поправки в УК и УПК относительно ответственности за неуплату страховых взносов в государственные внебюджетные фонды.

Читайте также
КС разъяснил, когда отягчающий уголовную ответственность закон имеет обратную силу
Как указал Суд, один и тот же акт может одновременно содержать нормы, улучшающие и ухудшающие положение лица, совершившего налоговое преступление, и тогда предполагается системный анализ всей совокупности соответствующего регулирования
12 Июля 2019 Новости

Постановлением Конституционного Суда от 9 июля 2019 г. № 27-П, вынесенным по жалобе Дмитрия Алганова, был выявлен конституционно-правовой смысл положений ст. 199 УК. Постановлением Президиума ВС от 23 октября 2019 г. производство по уголовному делу в отношении Алганова было возобновлено ввиду новых обстоятельств. Приговор и апелляционное определение в части осуждения по п. «б» ч. 2 ст. 199 Кодекса, а также в части взыскания с осужденного почти 19 млн руб. в счет возмещения ущерба, причиненного государству в результате преступления, отменены, уголовное дело в этой части передано на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе.

После повторного рассмотрения дела, 4 августа 2020 г. Волжский городской суд вновь признал Дмитрия Алганова виновным по ч. 1 ст. 199 УК и назначил наказание в виде штрафа, от которого он был освобожден в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности. Гражданский иск был оставлен без рассмотрения с признанием права истца на обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства. Защита обжаловала приговор, но жалобы были оставлены без удовлетворения. С квалификацией деяния – с учетом п. 1 примечаний к ст. 199 УК в редакции Закона от 1 апреля 2020 г. № 73-ФЗ – согласился заместитель Председателя Верховного Суда.

Читайте также
Президент подписал закон, защищающий предпринимателей от необоснованного вменения ст. 210 УК
Законом также введена административная преюдиция при привлечении к уголовной ответственности за уклонение от репатриации денег
02 Апреля 2020 Новости

В связи с этим Дмитрий Алганов вновь обратился в Конституционный Суд. Он посчитал, что ч. 1 ст. 9, ст. 10, п. 1 примечаний к ст. 199 УК не соответствуют Конституции в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, лишают лицо права на применение в его отношении уголовного закона, имеющего обратную силу (в частности, Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ). Также заявитель попросил признать не соответствующим Конституции п. 21 ч. 4 ст. 47 УПК, связывая нарушение своих конституционных прав с отказом судов вызвать и допросить свидетелей защиты, опровергающих версию следствия по уголовному делу. Кроме того, Дмитрий Алганов просил проверить соблюдение конституционности применения закона в принятых судебных решениях, которые, как он утверждает, лишили его права на судебную защиту прав и свобод, а также на законный, обоснованный и справедливый приговор.

Отказывая в принятии жалобы, КС указал, что п. 1 примечаний к ст. 199 УК в редакции Закона от 29 июля 2017 г. № 250-ФЗ признавал крупным размером в этой статье сумму налогов, сборов, страховых взносов, составляющую за период в пределах трех финансовых лет подряд более 5 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 25% подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающую 15 млн руб., а особо крупным размером – сумму, составляющую за период в пределах трех финансовых лет подряд более 15 млн руб., при условии, что доля неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов превышает 50% подлежащих уплате сумм налогов, сборов, страховых взносов в совокупности, либо превышающую 45 млн руб.

Законом от 1 апреля 2020 г. № 73-ФЗ этот пункт был изложен в новой редакции, согласно которой крупным размером признается сумма налогов, сборов, страховых взносов, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 15 млн руб., а особо крупным размером – сумма, превышающая за период в пределах трех финансовых лет подряд 45 млн руб. Таким образом, указал КС, внесенные изменения исключили возможность отнесения суммы неуплаченных налогов, сборов, страховых взносов, превышающей за период в пределах трех финансовых лет подряд 15 млн руб., но не свыше 45 млн руб., к особо крупному размеру, являющемуся квалифицирующим признаком такого преступления, а потому по-новому определили характер и степень общественной опасности преступлений и правовой статус лиц, их совершивших, что подлежит оценке судами с учетом требований ст. 10 УК, предполагающих необходимость применения всей совокупности норм Уголовного кодекса – как Общей, так и Особенной его частей. Тем самым в уголовно-правовых отношениях обеспечивается реализация принципов справедливости и равенства всех перед законом и судом.

При этом лицу, совершившему преступление, определяется справедливое наказание, соответствующее характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного, только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина, и исходя из требований нового уголовного закона, смягчающего наказание или иным образом улучшающего его положение, указал Конституционный Суд.

Часть 4 ст. 47 УПК прямо закрепляет права обвиняемого представлять доказательства, заявлять ходатайства и отводы, защищаться иными средствами и способами, не запрещенными законом, а также давать показания по поводу имеющегося в его отношении обвинения либо отказаться от дачи показаний (п. 3–5 и 21). КС заметил, что эти положения имеют гарантийный характер и направлены на обеспечение прав таких участников уголовного судопроизводства. Соответственно, оспариваемые нормы не могут расцениваться как нарушающие конституционные права заявителя. «Что же касается проверки обоснованности принятых по делу заявителя правоприменительных решений, в том числе правильности применения в них норм права с учетом обстоятельств дела, то разрешение этого вопроса не относится к полномочиям Конституционного Суда», – указывается в определении.

В комментарии «АГ» адвокат АП г. Москвы, к.ю.н. Константин Евтеев отметил, что проверка довода заявителя о нарушении прав, связанных с отказом судов вызвать и допросить свидетелей защиты, опровергающих версию следствия по уголовному делу, не входит в компетенцию Конституционного Суда, однако заслуживает внимания и вызывает вопросы. «Исходя из практики, обвинение в подобных делах на досудебной, а в последствии и судебной стадии практически всегда основывается на результате налоговой проверки и экспертизе. Указанный факт не исключает возможность противостоять доводам следствия посредствам оспаривания акта налоговой проверки, с учетом специфики сроков на обжалование, а также проведения дополнительной экспертизы (иногда и не одной). Заявление ходатайства о допросе свидетелей зачастую является неотъемлемой частью позиции защиты, и отказ в удовлетворении такого ходатайства как на досудебной, так и на судебной стадии, на мой взгляд, действительно является нарушением права на защиту», – пояснил он.

В остальном, указал адвокат, определение подтверждает давно сформулированную позицию Конституционного Суда относительно действия уголовного закона во времени, а также обратной силы уголовного закона.

Адвокат АБ «Забейда и партнеры» Руслан Зафесов полагает, что для заявителя основным триггером стало прекращение судом уголовного дела в связи с истечением срока давности привлечения к уголовной ответственности, т.е. по нереабилитирующему основанию. «При этом суд в данной ситуации не связан позицией подсудимого, который был не согласен с таким исходом», – указал он. Применительно к налоговым преступлениям это означает, что налоговый орган или прокуратура по гражданскому иску попытаются взыскать неуплаченные налоги с руководителя организации, отметил Руслан Зафесов.

Рассказать:
Яндекс.Метрика