×

На ОГФ обсудили первоочередные задачи реализации принципа верховенства права

В ходе дискуссионных сессий участники обсудили разницу в оказании юрпомощи адвокатом, юристом и правозащитником,  методы обеспечения оказания действенной правовой помощи, а также реформу судебной и правоохранительной систем
Фото: Пресс-служба ФПА
Заместитель министра юстиции РФ Денис Новак в своем выступлении сосредоточил внимание на том, как сделать юридическую помощь доступной гражданам и оградить их от возможного вреда при оказании таких услуг недобросовестными лицами. Президент ФПА Юрий Пилипенко отметил, что выступает за институциональный подход, который позволяет обеспечить соответствие качества юридической помощи, оказываемой адвокатами, определенному стандарту.

Как сообщает пресс-служба ФПА, 30 ноября в Центре международной торговли прошел VII Общероссийский гражданский форум под общим девизом «Настоящее будущее». Обсуждались документы, содержащие предложения экспертного сообщества по развитию гражданского общества и совершенствованию институтов демократического правового государства. В форуме принимали участие адвокаты, правозащитники, эксперты, представители государственных структур и общественных организаций.

Форум открыл председатель Счетной палаты РФ Алексей Кудрин, заявивший, что ОГФ – это самая крупная независимая площадка для диалога, на которой должен быть услышан каждый. Он назвал «нормальным» недовольство ряда социальных групп теми негативными явлениями, которые приводят к нарушению прав россиян, и призвал гражданские институты, формирующие общественное мнение, в «цивилизованном диалоге» найти общие пути решения стоящих перед страной задач.

Адвокат, юрист или правозащитник

В рамках темы о верховенстве права прошли специальные сессии, в ходе которых рассматривались принципиальные различия между адвокатами, практикующими юристами и правозащитниками, пути реформирования судебной и правоохранительной систем, возможность обеспечить действенную помощь в решении правовых проблем, а также другие вопросы, связанные с развитием институтов гражданского общества.

В ходе дискуссии «Адвокат, юрист, правозащитник: разные ли это люди?» рассматривался вопрос, к кому из них прежде всего должны обращаться люди, нуждающиеся в юридической помощи. Модератор дискуссии – заместитель исполнительного директора – руководителя аппарата АЮР Ольга Бинда – предложила спикерам сформулировать преимущества своей профессии и пояснить, почему именно их помощь будет полезна клиентам.

Адвокат из Хабаровска Константин Бубон высказал мнение, что настоящим защитником индивидуальных прав доверителя является только адвокат, тогда как правозащитник продвигает право в жизнь общества, он не столько защитник, сколько союзник в борьбе за правовые ценности. К правозащитнику стоит обращаться, когда человек хочет бороться до конца не только за свои, но и за общие права.

Его коллега из Москвы Андрей Гривцов напомнил, что только адвокат может полноценно осуществлять защиту по уголовным делам. И если необходима помощь по уголовному делу, в том числе на досудебной стадии, придется обратиться к адвокату.

Сотрудник правозащитных организаций, юрист Арсений Левинсон отнес к преференциям правозащитников возможность защитить права не одного клиента, а целой социальной группы, чьи права ущемлены. Правозащитник, по его словам, обеспечивает возможность самозащиты граждан и получения ими бесплатной юридической помощи благодаря финансовым возможностям правозащитных организаций. При этом он назвал адвокатов «главными союзниками правозащитников».

Член Совета ФПА Елена Авакян заявила, что адвокат имеет ряд преимуществ благодаря тому, что за ним стоят органы самоуправления, создающие максимальный комфорт для адвокатской деятельности. Именно адвокат может решить, привлекать ли ему экспертов или правозащитников для повышения эффективности оказываемой доверителю помощи. И только адвокат, «служащий правосудию в интересах клиента», может разъяснить доверителю все его права и обязанности, чтобы тот осознал, чего он лишится, если откажется от борьбы за свои права.

Подчеркнув, что адвокаты обеспечивают защиту прав тех, кто сам себя защитить не может, Елена Авакян назвала услуги юриста «товаром доверия», качество которого может обеспечить только адвокатура, защищающая гражданина от недобросовестности.

Говоря про правовую помощь pro bono, участники сессии назвали ее «точкой, в которой адвокатура смыкается с правозащитой». Такая бесплатная помощь предполагает либо сильную вовлеченность в ситуацию, либо профессиональный интерес. Впрочем, как заметила Елена Авакян, адвокат никогда не должен ассоциировать себя со своим доверителем.

Обеспечение действенной правовой помощи

Мероприятие продолжилось дискуссией на тему «Человек и закон: как обеспечить действенную помощь в решении правовых проблем?». Открывая ее, модератор сессии – член Комитета гражданских инициатив Виталий Ушканов – отметил, что для успешного развития правового государства в России необходима четкая и слаженная работа правовых механизмов, при этом каждый гражданин должен не только быть законопослушным, но и знать, к каким механизмам обратиться для того, чтобы защитить свои права.

Как сообщает пресс-служба ФПА, заместитель министра юстиции РФ Денис Новак в своем выступлении сосредоточил внимание на том, как сделать юридическую помощь доступной гражданам и оградить их от возможного вреда при оказании таких услуг недобросовестными лицами, не имеющими юридического образования. По его словам, выход – информированность граждан о способах решения правовых проблем. Он сообщил, что в настоящее время обсуждается возможность создания Единого портала правового просвещения для граждан.

Президент ФПА РФ Юрий Пилипенко отметил, что универсального рецепта, как выбрать наиболее компетентного юриста или адвоката, не существует, поскольку выбор всегда связан с вопросом доверия и с человеческим фактором. При этом он сообщил, что выступает за институциональный подход, который позволяет обеспечить соответствие качества юридической помощи, оказываемой адвокатами, определенному стандарту.

Президент ФПА проинформировал о разработке стандартов по ряду направлений профессиональной деятельности адвокатов. В частности, результатом этой работы является принятый VIII Всероссийским съездом адвокатов Стандарт осуществления адвокатом защиты в уголовном судопроизводстве. Как рассказал Юрий Пилипенко, он активно применяется на практике, и адвокаты, не соблюдающие его требования, привлекаются квалификационными комиссиями и советами адвокатских палат к дисциплинарной ответственности.

Он напомнил об основополагающей норме ст. 2 Закона об адвокатской деятельности, согласно которой адвокат является независимым профессиональным советником по правовым вопросам. «У нас есть коллеги, которые выходят за пределы компетенции, установленной Законом об адвокатской деятельности и адвокатуре, и становятся советниками не по праву, а “по факту”, что приводит к печальным последствиям. Есть и те, кто готов оказывать юридическую помощь безвозмездно или за символическую плату. Мы – разные… но в целом адвокатура – это единый институт», – подчеркнул Юрий Пилипенко.

Президент ФПА также отметил, что среди правозащитников и юристов без адвокатского статуса есть высококвалифицированные и высоконравственные специалисты, которые могли бы украсить собой российскую адвокатуру: «Мы будем рады принять таких людей в наши ряды».

По итогам дискуссии было проведено голосование, результаты которого показали, что большинство участников форума, если бы им понадобилась правовая помощь, обратились бы к адвокату. Рассчитывать на помощь других советников готовы немногие. Защищать себя самостоятельно не рискнул никто.

Реформа судебной и правоохранительной систем

Сессия, посвященная реформе судебной и правоохранительной систем, собрала большое количество слушателей. Участники форума с интересом заслушали доклад ректора Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге Вадима Волкова, который сформулировал предложения по первоочередным изменениям в судебной системе.

Приведя примеры резонансных дел, решения по которым явно были бы иными, «если бы судьи занимали независимую и принципиальную позицию», докладчик высказал мнение, что и «оперативные органы не стали бы нарушать права граждан, если бы суд требовал от них хотя бы какие-то веские аргументы». Такую же позицию, считает он, судьи занимают и в тысячах других уголовных дел, только об этом никому не известно. А это означает, по словам Вадима Волкова, что «у нас отсутствует право на судебную защиту».

Он привел известные данные, согласно которым среднестатистический судья выносит оправдательный приговор раз в 7 лет. Гораздо выше процент оправданий в суде присяжных, юрисдикцию которых докладчик призвал расширять в первую очередь. И одновременно стимулировать людей идти в присяжные заседатели.

Главной причиной такой статистики Вадим Волков назвал порядок назначения судей. Его контролируют правоохранительные органы, составляющие значительную часть кадровых комиссий. Более половины судей – это бывшие секретари судов. Из-за того, что судебная система сама воспитывает свой кадровый резерв, «независимость и самостоятельность не востребованы в судейском корпусе», судьи ориентируются на председателей – выходцев из правоохранительных структур. Докладчик призвал изменить систему отбора, введя в кадровую комиссию представителей юридической общественности и научного сообщества и выведя из нее людей в погонах. Он также предложил создавать специальные центры подготовки судей и проводить целевую ротацию председателей судов.

О роли адвокатуры в изменении судебной системы рассказал заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов, вице-президент АП г. Москвы Вадим Клювгант. По его словам, у каждого гражданина есть право на судебную защиту, которое не может быть реализовано без квалифицированной юридической помощи, без адвоката как полномочного представителя гражданского общества в суде.

Однако любая власть, которой адвокат вынужденно оппонирует, воспринимает его как зло. Именно степень терпимости власти определяет востребованность адвокатуры и эффективность правосудия. У нас же, по мнению Вадима Клювганта, сегодня «само правосудие носит декоративный характер, превратившись в судопроизводство», где практически отсутствует состязательность сторон. Как правило, «адвоката суд еще готов выслушать, но не воспринимать его аргументы». Нет также ответственности за воспрепятствование адвокатской деятельности. Соответствующие законопроекты готовы, но остаются без движения.

Условия равноправия и состязательности сторон сейчас больше присутствуют в судах присяжных, считает Вадим Клювгант. Он отметил, что для преодоления закрытости судебной системы необходима поддержка гражданского общества. И хотя адвокатское сообщество тоже не идеально, оно соответствует своему назначению, оказывая квалифицированную юридическую помощь на основе принципов корпоративной этики.

Рассказать: