×

О позициях ВС по уголовным делам, содержащихся в Обзоре № 4

Судебная коллегия по уголовным делам опубликовала подборку дел из судебной практики, представляющих, по мнению Суда, интерес для правоприменителей
Эксперты отметили, что поднятые в Обзоре вопросы являются либо частными случаями, не разрешающими актуальные проблемы уголовного судопроизводства, либо очевидно разрешаемыми в рамках текущего законодательства. По мнению одного из них, Верховный Суд чересчур сдержанно относится к своей «практико-ориентирующей» функции.

Напомним, Президиум ВС РФ опубликовал Обзор судебной практики Верховного Суда РФ № 4 за 2017 г. Отметив, что этот документ должен задавать магистральные направления в политике права, содержать ответы на сложные вопросы и образцовые, в том числе с точки зрения мотивировки судебного акта, решения возникающих в правоприменении проблем, адвокат АП Владимирской области Максим Никонов, однако, подчеркнул, что вопросы уголовного и уголовно-процессуального права, попавшие в Обзор № 4, недвусмысленно регламентируются действующим законодательством.

Адвокат АБ «ЗКС» Сергей Малюкин также выразил недовольство представленным документом, добавив, что выделенные Судебной коллегией дела являются больше частными случаями и настолько редко попадаются на практике, что включение их в Обзор не добавляет документу информативности.

Документ начинается с двух постановлений Президиума ВС РФ по уголовным делам, одно из которых касается определения максимального срока наказания за покушение на убийство. Отмечается, что срок наказания за покушение на убийство не может превышать трех четвертей максимального срока наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ за оконченное преступление, т.е. 10 лет лишения свободы. При этом мнение потерпевшего о назначении виновному лицу строгого наказания не может учитываться при определении вида и размера наказания.

Руководитель МАА «ЗАКОНЪ» Сергей Смищенко отметил, что в ходе участия в судах различных регионов ему доводилось слышать вопросы судей к потерпевшему о возможном наказании подсудимому, его строгости, но чтобы это мнение, как приводится в деле, выбранном для Обзора, вносилось в приговор в виде обстоятельства, отягчающего наказание, он видит впервые. «На своей практике убедился, что подобного рода мнения потерпевшего принимаются судьями и в той или иной степени влияют на итоговое наказание», – пояснил он, выразив надежду, что позиция Верховного Суда, представленная в Обзоре, «послужит отправной точкой к искоренению этой хоть и не повсеместной, но ошибочной практики».

Между тем адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов выразил разочарование в связи с очевидностью высказанной Верховным Судом позиции, касающейся определения максимального срока наказания. «“Правило о дробях” (ч. 3 ст. 66, ч. 1 ст. 62 УК РФ) и без разъяснений ВС РФ позволяет рассчитать, что срок наказания за покушение на квалифицированное убийство при смягчающих обстоятельствах из п. «и» или «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ не может превышать 10 лет лишения свободы», – отметил он.

Также в Обзоре указывается, что учет судом положительных данных о личности осужденного при отсутствии отягчающих наказание обстоятельств исключал назначение ему за совершенное преступление максимального наказания.

Такая позиция, полагает Сергей Смищенко, отражает ориентацию Верховного Суда на гуманизацию. Эксперт напомнил, что в соответствии со ст. 73 УПК РФ по уголовному делу подлежит доказыванию ряд обстоятельств, в том числе смягчающих наказание. При этом ч. 2 ст. 61 УК РФ дает возможность учитывать в качестве таковых обстоятельства, не закрепленные самой статьей. «Не всегда судьи оценивают собранный характеризующий материал аналогичным образом. Полагаю, что количество измененных по данному основанию приговоров приведет к повышению эффективности деятельности судов и последующему совершенствованию законодательства», – предположил адвокат.

Указание Верховного Суда в Обзоре на то, что пересмотр в кассационном порядке оправдательного приговора допускается в срок, не превышающий одного года со дня вступления его в законную силу, Максим Никонов назвал «с очевидностью следующим» из ст. 401.6 и ч. 2 ст. 390 УПК РФ.

В заключение Максим Никонов отметил, что подобный отбор очевидных и бесспорных вопросов характерен не только для Обзора № 4, но и для предыдущих обзоров. Он выразил сомнение, что такая тенденция свидетельствует о том, что сложных и спорных вопросов в уголовном судопроизводстве больше нет или же правоохранительные органы и суды с ними благополучно справляются.

«Например, несмотря на лапидарность ст. 75 УПК РФ и разнообразную региональную практику, подчас не отличающуюся тщательностью анализа и филигранностью мотивировок, до сих пор нет обобщения “с грифом” Верховного Суда по вопросам, связанным с допустимостью доказательств», – с сожалением отметил адвокат.

«Отбор очевидных дел для обзоров наводит на мысль, что ВС РФ чересчур сдержанно относится к своей “практико-ориентирующей” функции», – заявил Максим Никонов.

Солидарное мнение высказал и его коллега Сергей Малюкин, который выразил надежду на то, что дальнейшие обзоры Верховного Суда будут больше соответствовать задаче решения актуальных проблем, возникающих в процессе уголовного судопроизводства, особенно с учетом несоблюдения многими судами принципа единообразия судебной практики.

Рассказать: