×

Ограничение права на защиту повлекло отмену обвинительного приговора

Нижегородский областной суд счел, что нижестоящая инстанция незаконно ограничила защитника подсудимого в возможности задавать вопросы свидетелям в целях установления правдивости их показаний
В комментарии «АГ» адвокат Александр Абакумов отдал должное судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда, которая услышала его доводы и отменила приговор именно по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе. Президент ПА Нижегородской области Николай Рогачёв считает, что апелляционное определение значимо для адвокатского сообщества как некий сигнал, что апелляция ориентирует суды первой инстанции на строгое соблюдение процедуры ведения судебного процесса и стимулирует адвокатов активно возражать против ее нарушения.

Нижегородский областной суд опубликовал апелляционное определение от 8 сентября об отмене обвинительного приговора (есть у «АГ») гражданину, осужденному за причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего, в связи с нарушением прав подсудимого и его адвоката.

Версия правоохранителей

В октябре 2019 г. компания из нескольких человек распивала спиртные напитки в общежитии г. Сарова Нижегородской области. По версии следствия, между Л. и П. случилась ссора, в ходе которой у последнего возник преступный умысел на причинение тяжкого вреда здоровью оппонента из-за личной неприязни.

В обвинительном заключении отмечалось, что П. нанес потерпевшему один удар кулаком в голову, сбил его с ног и далее ударил его несколько раз ногами в область головы и по телу. Получивший телесные повреждения Л. поднялся с пола, лег на кровать, где впоследствии был обнаружен мертвым. Результаты судмедэкспертизы показали, что смерть Л. наступила от повреждений, входящих в комплекс закрытой тупой черепно-мозговой травмы, а правоохранители указали на ее прямую причинно-следственную связь с действиями П.

Таким образом, действия П. были квалифицированы как причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека и повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ), обвиняемый был заключен под стражу. Его интересы в ходе предварительного следствия и в суде представлял защитник по соглашению, адвокат ПА Нижегородской области Александр Абакумов.

Обвинительный приговор

Уголовное дело рассматривалось в Саровском городском суде Нижегородской области. В ходе судебного разбирательства подсудимый частично признал свою вину. Так, он пояснил, что во время распития спиртного Л. сообщил о пропаже своих денег, затем он подошел к К. и начал приставать к ней, а потом накинулся на нее и начал душить обеими руками. По словам обвиняемого, опасаясь за жизнь своей знакомой, он подошел к Л. и ударил его два раза по лицу.

П. также сообщил суду, что К. и другой свидетель Е. избивали потерпевшего наряду с ним, отчего тот упал головой к входной двери. После этого, как утверждал подсудимый, он вновь лег на кровать и более ударов потерпевшему не наносил.

Свидетели К. и Е. отрицали факт своего участия в избиении потерпевшего. Со слов Е., удары наносил только подсудимый, а он сидел за столом, в то время как К. находилась на кровати. В свою очередь К. сообщила, что Е. пнул потерпевшего один раз по ноге, а удары по голове наносил только обвиняемый.

В ходе разбирательства суд назвал несостоятельными доводы защиты о том, что Л. получил несколько ударов по голове и телу от свидетелей К. и Е. Как пояснил суд, такие утверждения опровергаются показаниями этих свидетелей и материалами дела. «Иные доводы подсудимого П. и его защитника, приведенные последними в ходе судебного разбирательства, свидетельствуют о вольной трактовке последними показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей, полученных в ходе предварительного следствия доказательств, а также неправильном понимании процессуальных и материальных норм уголовного права и не ставят под сомнение допустимость, достоверность и относимость вышеуказанных доказательств, получивших оценку суда и положенных в основу данного судебного акта», – отмечено в приговоре.

Таким образом, суд признал подсудимого виновным и приговорил его к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. При этом суд отказался рассматривать в качестве отягчающего обстоятельства алкогольное опьянение П. на момент совершения преступления, поскольку это обстоятельство не нашло своего отражения в обвинительном заключении. В качестве смягчающих обстоятельств суд указал состояние здоровья П., частичное признание им вины, противоправное и аморальное поведение потерпевшего, явившееся поводом для совершения преступления, и активное способствование обвиняемым раскрытию и расследованию преступления.

Кроме того, суд частично удовлетворил гражданский иск родной сестры Л. на сумму в 62 тыс. руб. Он также вынес частное постановление в адрес руководителя регионального СУ СКР, который, как пояснил «АГ» Александр Абакумов, касался выявленных недочетов в следственной работе.

Содержание апелляционной жалобы

Александр Абакумов в апелляционной жалобе (есть у «АГ) указал, что ранее председательствующий неоднократно снимал его вопросы и вопросы государственного обвинителя с мотивировкой, что они не имеют отношения к рассматриваемому уголовному делу. По мнению адвоката, суд первой инстанции ограничил защитника в возможности задавать вопросы отдельным свидетелям в целях установления правдивости их показаний и тем самым лишил его права на исследование доказательств в судебном заседании первой инстанции.

Апеллянт добавил, что поводом к конфликту между осужденным и потерпевшим послужило не возникновение преступного умысла у П., направленного на причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего Л. из чувств личной неприязни к последнему, а необходимость встать на защиту жизни и здоровья К., поскольку действия потерпевшего она воспринимала всерьез и была напугана этими действиями.

«Участие в исследовании доказательств предполагает право защитника задавать вопросы свидетелям для выяснения обстоятельств, на которых защитник впоследствии будет основывать свою версию и излагать ее суду. В нарушение указанного права председательствующий не единожды снимал вопросы защитника, мотивируя это тем, что они не имеют отношения к рассматриваемому делу. Подобным образом председательствующий поступал и с государственным обвинителем. Из такого поведения председательствующего складывается впечатление, что для председательствующего уже все ясно и он не желает исследовать обстоятельства, по его мнению, не имеющие отношения к делу, а также тратить на это время», – отмечалось в апелляционной жалобе защитника.

Адвокат также пояснил, что П. последовательно утверждал о том, что он не бил ногами по голове потерпевшего, а ударил его лишь два раза в лицо, соответственно, смертельные удары Л. нанес кто-то другой. «Следствие не стало утруждать себя анализом показаний свидетелей, очевидцев данного конфликта, а просто используя их, посчитало виновным исключительно П. Приобщенные стороной защиты показания свидетелей Б. и Г. органами предварительного следствия оставлены без внимания, а в судебном заседании председательствующий, ограничив защитника в возможности задавать вопросы свидетелям в целях установления правдивости показаний К. и Е., лишил в принципе прав, предоставленных УПК РФ и Конституцией РФ защите в исследовании доказательств в судебном заседании», – отметил адвокат в своей жалобе.

Александр Абакумов также ходатайствовал перед апелляционным судом о допросе в нем свидетеля Б., так как защите не удалось задать ей два вопроса в суде первой инстанции.

Апелляция вернула дело на новое рассмотрение 

В апелляционном определении Нижегородский областной суд напомнил, что прерогативой суда является не только разъяснение участникам уголовного судопроизводства их права, обязанности и ответственности, но и обеспечение возможности осуществления этих прав. 

В свою очередь, установленный ст. 274 УПК порядок исследования доказательств предопределяет, что стороны сами решают, в какой последовательности и как представлять свои доказательства. «Сторона защиты сама определяет порядок, последовательность представления доказательств. Вмешательство председательствующего в процесс представления стороной защиты доказательств подрывает правовую основу судебного расследования, выхолащивает состязательный смысл правовых предписаний, имеющихся в УПК РФ на этот счет. Это же утверждение относится и к представлению доказательств стороной обвинения», – пояснила вторая инстанция в своем определении.

Апелляционный суд со ссылкой на конкретные фрагменты протокола судебного заседания в первой инстанции подтвердил нарушение права защитника в связи с тем, что председательствующий не давал ему задать вопросы отдельным свидетелям, мотивируя это различными причинами, в частности: «свидетель уже дал показания»; «все, что сказал свидетель, занесено в протокол судебного заседания и передопрашивать свидетеля по этим же обстоятельствам не нужно»; «свидетель не является экспертом и специалистом, а также вопросы не имеют никакого отношения к существу рассматриваемого уголовного дела».

Вторая инстанция пояснила, что по смыслу закона предметом свидетельских показаний могут быть любые обстоятельства, подлежащие установлению по данному делу, при этом предмет показаний определяет сам допрашивающий. «Вопросы защитника Александра Абакумова в том виде, как они закреплены в протоколе судебного заседания, не позволяют суду апелляционной инстанции определиться с их содержанием, поскольку они (вопросы), не будучи заданными, превентивно пресекались председательствующим», – подчеркнула апелляция.

Как пояснил областной суд, защитник ходатайствовал перед ним о допросе свидетеля Б. по двум вопросам, которые сторона защиты не смогла задать свидетелю в суде первой инстанции. «Выявленный судом апелляционной инстанции смысл только двух вопросов защитника уже позволяет констатировать, что они (вопросы) направлены на обнаружение обстоятельств, оправдывающих подсудимого или смягчающих ему наказание, устранение противоречий и пробелов в обвинительной доказательственной базе и не являются по своему характеру не имеющими отношения к уголовному делу. Таким образом, суд первой инстанции допустил существенные нарушения норм уголовно-процессуального законодательства, выразившиеся в ограничении защитника Александра Абакумова в возможности задавать вопросы свидетелям в целях установления правдивости их показаний, тем самым лишив защитника прав на исследование доказательств в судебном заседании суда первой инстанции», – отмечено в апелляционном определении.

Апелляция добавила, что вопрос оценки собранных по делу доказательств на предмет их допустимости, достоверности, убедительности и преимуществ подлежит разрешению судом при постановлении обвинительного приговора и не может обсуждаться заранее (ст. 17, 74, 307 УПК РФ). Кроме того, она отметила, что в ходе разбирательства в первой инстанции представитель гособвинения ходатайствовала об оглашении показаний свидетеля Ф., данных в ходе предварительного следствия, ввиду наличия противоречий в них (в том числе на предмет установления состояния алкогольного опьянения и эмоционального состояния П.). Стороны не возражали против такого ходатайства, но суд отказал в его удовлетворении ввиду его «необоснованности и немотивированности, поскольку существенных противоречий в показаниях свидетеля, данных в ходе предварительного расследования и в судебном заседании, суд не усматривает».

«Таким образом, председательствующим, в нарушение норм уголовно-процессуального законодательства делается вывод о достоверности доказательства, представленного стороной обвинения. Однако при разрешении ходатайств суд не вправе вдаваться в оценку доказательств ни стороны обвинения, ни стороны защиты. Иное будет означать предопределение судом первой инстанции своей позиции по оценке вопросов права и факта до удаления в совещательную комнату, что является недопустимым. Выявленные судом апелляционной инстанции нарушения уголовно-процессуального законодательства существенно ограничили права и законные интересы защитника и осужденного, которые не могут быть восстановлены без отмены обжалуемого приговора», – отметил областной суд, отменив приговор и направив дело на новое рассмотрение. Вторая инстанция также отменила частное постановление первой инстанции в адрес руководителя регионального СУ СКР о выявленных недочетах в следственной работе.

Комментарии защитника и президента АП Нижегородской области

В комментарии «АГ» адвокат Александр Абакумов отметил, что в настоящее время суды очень мало внимания уделяют доводам стороны защиты, указывая что они необоснованны и не подтверждаются исследованными в судебном заседании доказательствами. «В действительности же суд переписывает обвинительное заключение, игнорируя доводы защиты, не дав им надлежащей оценки, используя при этом шаблонные выражения, повторяя их из одного приговора в другой. Таким же образом поступают и суды апелляционных инстанций. Но бывают и исключения из правил, как в деле П.», – подчеркнул он.

Защитник полагает, что все это лишний раз указывает на то, что несмотря на отношение суда к позиции защиты адвокатам остается лишь последовательно и неукоснительно выполнять свои профессиональные обязанности. «Изначально еще на стадии предварительного расследования, выяснив позицию подзащитного, который был не согласен с выдвинутыми против него обвинениями, я общался с его соседями по общежитию. С их слов следовало, что свидетели по уголовному делу К. и Е., скорее всего, сговорились и обвиняют П., желая уйти от уголовной ответственности. Таким образом, несогласие моего подзащитного нашло свое подтверждение, хотя и косвенное, поскольку свидетели, с которыми я общался, не являлись очевидцами произошедшего, а высказывали лишь предположения», – пояснил Александр Абакумов.

Адвокат сообщил, что протоколы опроса свидетелей были переданы им следователю для приобщения к материалам дела в надежде, что их допросят. «Однако следователь ограничился тем, что лишь приобщил переданные ему протоколы опроса, и всё. В судебном заседании я заявил ходатайство о допросе свидетелей, которых заранее пригласил в здание суда. Суд удовлетворил мое ходатайство, однако снял вопросы, которые могли бы сколь-нибудь внести сомнения в виновности подсудимого, указав, что они не имеют отношения к рассматриваемому делу. Он также снял подобные вопросы к другим свидетелям, тем самым ограничив сторону защиты в реализации возможностей, предусмотренных процессуальным законодательством. Собственно, защите ничего не осталось, как указать об этом в апелляционной жалобе, пояснив, на что могли повлиять снятые председательствующим судьей вопросы», – пояснил защитник.

Александр Абакумов отдал должное судебной коллегии по уголовным делам Нижегородского областного суда, которая услышала его доводы и отменила приговор именно по основаниям, изложенным в апелляционной жалобе защитника. «Конечно, один случай не переломит сложившейся практики, но все же он указывает на то, что защите не стоит опускать руки, необходимо работать как предписано Законом об адвокатуре», –  подытожил адвокат.

Как пояснил «АГ» вице-президент ФПА, президент ПА Нижегородской области Николай Рогачёв, апелляция отменила приговор в связи с допущенными процессуальными нарушениями, которые существенно ограничили права и законные интересы защитника и осужденного и не могли быть восстановлены без отмены обжалуемого приговора. «Пренебрежение процедурой рассмотрения уголовных дел не может не беспокоить адвокатское сообщество, ведь соблюдение требований уголовно-процессуального закона, в том числе о порядке исследования доказательств, обеспечение защитнику возможности реализовать свое право на представление доказательств, обеспечение защитнику возможности задавать вопросы свидетелям в целях установления правдивости их показаний – одни из важных факторов обеспечения права на защиту», – подчеркнул он.

Николай Рогачёв полагает, что апелляционное определение значимо для адвокатского сообщества как некий сигнал, что апелляция ориентирует суды первой инстанции на строгое соблюдение процедуры ведения судебного процесса, стимулирует адвокатов активно возражать против ее нарушения, поскольку это ограничивает возможности защиты.

«Случается, что к нарушениям процедурного характера адвокаты относятся “спустя рукава”. Особенно, если подсудимый признает свою вину и все идет к тому, что назначенное наказание удовлетворит сторону защиты. В таких случаях адвокаты не желают накалять атмосферу в судебном заседании. Но нужно понимать, что отступление судьей от установленного порядка может привести к отмене приговора и направлению дела на новое рассмотрение. И адвокат в этом случае выглядит не лучшим образом. Не так давно, встречаясь с адвокатскими коллективами, я ориентировал адвокатов на то, чтобы они занимали более принципиальную позицию, чтобы исключить возможность отмены приговора из-за нарушения права на защиту, в чем хотя бы косвенно, но могла быть усмотрена вина и адвоката», – пояснил вице-президент ФПА.

Он также обратил внимание, что судебный акт содержит детальное описание норм, которыми должен руководствоваться не только суд, но и адвокаты. «Текст определения можно рассматривать как пособие для начинающих адвокатов и как напоминание адвокатам опытным. Сегодня, когда ведется аудиопротокол, суд легко может выяснить, насколько активно адвокат реагировал на нарушение права на защиту и насколько активно эту защиту осуществлял, даже если протокол на бумажном носителе не содержит этой информации. Важность подобных определений трудно переоценить – они в состоянии изменить практику в лучшую сторону, что особенно актуально в свете предложенных Министерством юстиции и поддержанных ФПА РФ поправок, направленных на развитие состязательности процесса», – заключил Николай Рогачёв.

Рассказать: