×

Пленум ВС РФ скорректировал свои постановления по уголовным делам

Поправки направлены на обеспечение единства судебной практики и защиту прав личности при рассмотрении уголовных дел
Фото: «Адвокатская газета»
Один из экспертов отметил, что Верховный Суд вносит корректировки в постановления, к которым часто обращаются в работе как судьи, так и сотрудники правоохранительных органов, а также адвокаты. По мнению другого, изменения можно условно разделить на очевидные коррективы, вызванные потребностью гармонизации положений различных постановлений Пленума, и содержательные коррективы, которые направлены на дальнейшее развитие гарантий защиты прав личности при рассмотрении уголовных дел.

29 июня Пленум Верховного Суда принял Постановление «О внесении изменений в отдельные постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам». Как отмечается, корректировки подготовлены в связи с изменением законодательства, а также возникающими в судебной практике вопросами.

Правки внесены в шесть постановлений Пленума: от 5 декабря 2006 г. № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел», от 21 декабря 2010 г. № 28 «О судебной экспертизе по уголовным делам», от 28 июня 2012 г. № 16 «О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве», от 25 июня 2019 г. № 19 «О применении норм главы 47.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции», от 27 декабря 2002 г. № 29 «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое» и от 30 ноября 2017 г. № 48 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате».

Как полагает партнер АБ «ЗКС» Кирилл Махов, Верховный Суд пытается внести корректировки в постановления, к которым часто обращаются в работе как судьи, так и сотрудники правоохранительных органов, а также адвокаты. Он особо отметил изменения, в которых ВС решил конкретизировать юридический момент окончания и места совершения преступления.

По мнению доцента кафедры уголовно-процессуального права МГЮА, к.ю.н., Артема Осипова, принятые поправки можно условно разделить на две группы. Первая – это очевидные коррективы, вызванные потребностью гармонизации положений различных постановлений Пленума с изменениями законодательства (например, ограничение возможности применения особого порядка в делах о преступлениях небольшой и средней тяжести; введение срока на подачу жалобы при сплошной кассации). Вторая – содержательные коррективы, которые направлены на дальнейшее развитие гарантий защиты прав личности при рассмотрении уголовных дел и оптимизацию процедуры их рассмотрения. «В целом все уточнения следует признать обоснованными, отвечающими потребностям судебной практики», – заключил эксперт.

О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел

В п. 2 этого Постановления из перечня требований, необходимых для рассмотрения вопроса о возможности принятия судебного решения по ходатайству обвиняемого о постановлении приговора без проведения судебного разбирательства, исключено условие «обвинение лица в совершении преступления, наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы». В то же время в данный список внесено положение об обвинении лица в совершении преступления небольшой и (или) средней тяжести.

Из п. 3 исключено разъяснение о том, что если по делу отсутствуют какие-либо условия, необходимые для постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке, то суд принимает решение о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Исключены п. 5, который раскрывал, что следует понимать под обвинением, с которым соглашается обвиняемый, а также п. 6, в котором указывалось, что особый порядок судебного разбирательства может быть применен только по делам о преступлениях, наказание за которые не превышает 10 лет лишения свободы.

Из первого абзаца п. 9, посвященного порядку извещения участников о судебном заседании, исключено указание на необходимость извещения о прекращении особого порядка судебного разбирательства и назначении рассмотрения уголовного дела в общем порядке.

Незначительно изменен п. 10 Постановления о способах исследования, характеризующих личность подсудимого, и обстоятельствах, смягчающих и отягчающих наказание. Из п. 11 исключена формулировка о том, что суд не вправе отказать сторонам в возможности участвовать в прениях, а подсудимому – в последнем слове высказаться, в том числе и по этим вопросам.

При этом документ дополнен пунктами 11.1–11.4 о ходе самой процедуры рассмотрения уголовного дела в особом порядке, а именно о проверке судом соблюдения условий постановления приговора без проведения судебного разбирательства в общем порядке. Отмечается, что, переходя к общему порядку судебного разбирательства, суд должен обеспечить сторонам возможность дополнительной подготовки к судебному заседанию и с этой целью, с учетом мнения сторон, объявить перерыв либо вынести постановление о его отложении на определенный срок.

Пункт 12, в котором раскрывался вопрос принятия по делу, рассматриваемому в особом порядке, иных, кроме обвинительного приговора, судебных решений, исключен из Постановления. При этом оно дополнено п. 12.1, который посвящен обоснованности обвинения и пониманию подсудимым существа предъявленного ему обвинения. В нем, в частности, указано, что изменение обвинения в части квалификации содеянного, которое допускается, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются, должно быть мотивированно.

В п. 15 включено разъяснение о решении вопроса законности приговора или постановления о прекращении уголовного дела, вынесенных в особом порядке. Так, теперь наряду с доводами апелляционных (кассационных) жалоб и представлений суду необходимо проверять, соблюдены ли условия принятия судебного решения без проведения судебного разбирательства в общем порядке.

Постановление дополнено п. 16.1, согласно которому при повторном рассмотрении дела, в том числе в общем порядке, у суда отсутствует право назначить осужденному более строгое наказание в тех случаях, когда приговор, постановленный по правилам главы 40 УПК, отменен судом вышестоящей инстанции по основаниям, не связанным с ухудшением положения осужденного.

Артем Осипов считает данное уточнение значимым. По его мнению, данная правовая позиция является примером развития п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 30 июня 2015 г. № 29 для целей применения особого порядка судебного разбирательства (в том числе при последующем рассмотрении дела в общем порядке). «Данное разъяснение следует признать верным, отвечающим смыслу закона и правилу о благоприятствовании защите, которое не должно ставиться под сомнение даже в условиях смены различных процессуальных режимов рассмотрения дела (в особом и в общем порядках)», – отмечает эксперт.

Пункт 17.1, указывающий на невозможность пересмотра вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда по делу, рассмотренному в особом порядке, решено также исключить.

Артем Осипов считает, что данный блок уточнений, направленных на обеспечение более высокого стандарта объективности приговоров по уголовным делам, рассматриваемым в особом порядке (без проведения судебного разбирательства), является интересным и относится к группе содержательных корректив. Эксперт обратил внимание на следующие поправки: суд первой инстанции будет дополнительно удостоверяться в добровольном и информированном согласии обвиняемого с рассмотрением дела в особом порядке в тех случаях, когда он ранее оспаривал обвинение или отказывался от дачи показаний. Помимо этого суду апелляционной инстанции вменяется в обязанность в любом случае проверить обжалованный приговор, постановленный в особом порядке, на предмет «обоснованности обвинения». «Данные разъяснения способны снизить число приговоров, вынесенных с игнорированием дефектов волеизъявления подсудимого, который может оговорить себя либо воспользоваться правом на особый порядок, не понимая его последствий», – считает он.

О судебной экспертизе по уголовным делам

В п. 1 этого Постановления уточнено, что если проведение исследования с использованием специальных знаний не требуется, то возможно привлечение к участию в судебном разбирательстве специалиста в порядке, предусмотренном ч. 3 и 4 ст. 80 УПК.

Пункт 2 дополнен положением, согласно которому организация и производство судебной экспертизы могут осуществляться экспертными подразделениями федеральных органов исполнительной власти, на которые возложены функции по организации и (или) производству экспертизы в целях осуществления судопроизводства.

Пункт 4 дополнен двумя новыми положениями, в которых указано, что в соответствии со ст. 88 УПК оценка компетенции показаний может проводиться только лицами, осуществляющими производство по уголовному делу. Также отмечается, что судебное решение не может зависеть от заключения эксперта. Как заметил Кирилл Махов, эти изменения закрепляют, что перед экспертом не могут быть поставлены вопросы по оценке достоверности показаний участников уголовного процесса. «При этом это правило явно вытекает из норм действующего уголовно-процессуального законодательства», – добавил адвокат.

В п. 10 и 11 внесены некоторые корректировки, уточняющие, в какие медицинские учреждения может быть помещен подозреваемый или обвиняемый для стационарного обследования при производстве судебно-медицинской или судебно-психиатрической экспертиз.

Пункт 15 о проведении повторной экспертизы дополнен отсылкой к ч. 4 ст. 283 УПК.

Из п. 19 исключено разъяснение о том, что для оказания помощи в оценке заключения эксперта и допросе эксперта по ходатайству стороны или по инициативе суда может привлекаться специалист.

В новой редакции Постановления исключается ряд пунктов: п. 20, в котором указывается, что заключение и показания специалистов делаются на основе специальных знаний; п. 21, согласно которому допрошенным может являться специалист, принимающий участие в организации следственных действий; п. 22 об отказе суда в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве специалиста; п. 23, посвященный возмещению расходов и выплате вознаграждения экспертам.

Значительно изменен п. 24, согласно новой редакции которого апелляционная инстанция в целях проверки доказательств вправе по ходатайству сторон или по собственной инициативе вызвать и допросить эксперта для разъяснения или дополнения данного им заключения, назначить судебную экспертизу, в том числе дополнительную и повторную. Упоминания об исследовании заключения эксперта в кассации и возможности отмены приговора при наличии сомнений в заключении, если оно повлияло или могло повилять на решение суда, полностью исключены.

По мнению Артема Осипова, изменения в данном постановлении расширяют гарантии защиты прав личности, а именно: положение об обеспечении лицам, в отношении которых судом решается вопрос об их помещении в медицинский или психиатрический стационар для целей проведения соответствующей экспертизы, возможности участвовать в данном судебном заседании и пользоваться своими процессуальными правами при условии, что их физическое и (или) психическое состояние позволяет им предстать перед судом. «Данное разъяснение соответствует международным стандартам защиты прав лиц, лишаемых свободы и сохраняющих способность к распоряжению своими процессуальными правами», – указал он.

О практике применения судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел при заключении досудебного соглашения о сотрудничестве

В п. 8 уточнено, что судья должен принять решение о назначении предварительного слушания для рассмотрения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору при отсутствии документов, содержащих в том числе сведения о разъяснении последствий, предусмотренных ч. 21 ст. 317.3 УПК.

Постановление дополнено п. 9.1 о праве прокурора подтвердить активное содействие обвиняемого следствию в изобличении и уголовном преследовании не только других соучастников преступления, в котором обвиняется это лицо, но и участников иного преступления, совершенного без участия подсудимого.

Артем Осипов считает, что данное разъяснение не лишено практической целесообразности. «Подтверждение данных сведений прокурором (государственным обвинителем) в суде является одним из условий постановления в отношении подсудимого приговора без проведения судебного разбирательства», – отметил эксперт.

Пункт 15 дополнен разъяснением о том, что отсутствие в досудебном соглашении о сотрудничестве указания на все преступления, в которых обвиняется подсудимый, не является основанием для возвращения уголовного дела прокурору в порядке, установленном ст. 237 УПК РФ, при условии согласия подсудимого с обвинением в полном объеме.

В п. 16 раскрыто, в чем может выражаться содействие подсудимого следствию: в даче показаний об обстоятельствах совершенного преступления и о соучастниках преступления с указанием их роли; сообщении о других преступлениях, в том числе совершенных с участием иных лиц; указании очевидцев совершения преступления, мест уничтожения или хранения орудий преступления, сокрытия трупа, похищенного имущества; выдаче предметов и документов, представлении аудио-, видеозаписи сведений, имеющих значение для дела; участии в проведении оперативно-разыскных мероприятий.

По мнению Кирилла Махова, данные изменения являются интересными, поскольку в них отражены пределы содействия подсудимого следствию и что под ним понимается. «Дача показаний об обстоятельствах совершенного преступления, раскрытие конкретных обстоятельств тоже могут свидетельствовать о выполнении условий соглашения», – обратил внимание адвокат.

В документ включен п. 16.1, в котором разъясняется, что проведение судебного разбирательства в особом порядке, когда с обвиняемым заключено досудебное соглашение о сотрудничестве, не освобождает суд от обязанности исследовать вопросы, касающиеся гражданского иска, и принять по нему решение.

В п. 19 уточнена процедура перехода суда к общему порядку судебного разбирательства в случае, если подсудимым не соблюдены все условия и не выполнены все обязательства по досудебному соглашению. Пункт 20 о вынесении постановления суда о прекращении особого порядка судебного разбирательства исключен.

Постановление дополнено п. 22.1, в котором указано, что в обвинительном приговоре по таким делам должны содержаться выводы суда о соблюдении подсудимым условий и выполнении обязательств, предусмотренных заключенным с ним досудебным соглашением о сотрудничестве.

Пункт 27 дополнен указанием на то, что при отсутствии иных доводов и оснований (кроме указания на несоответствие выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела) для пересмотра судебных решений по делу в судах апелляционной и кассационной инстанций производство по таким жалобам подлежит прекращению.

О применении норм главы 47.1 УПК, регулирующих производство в кассации

Первый пункт дополняется информацией о том, что ходатайство Уполномоченного по правам человека в РФ является самостоятельным поводом для проверки судом кассационной инстанции вступившего в законную силу судебного решения.

Читайте также
ВС скорректировал практику рассмотрения уголовных дел в кассации
Пленум ВС принял постановление о применении норм гл. 47.1 УПК в связи с началом деятельности кассационных и апелляционных судов
25 Июня 2019 Новости

Также Постановление дополнено п. 1.1, согласно которому транспортный и иной специализированный прокурор, приравненный к прокурору субъекта РФ, вправе в пределах своей компетенции обратиться с представлением о пересмотре вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного верховным судом республики, краевым или областным судом, судом города федерального значения, судом автономной области, судом автономного округа в апелляционном порядке, а также вступивших в законную силу судебных решений, вынесенных нижестоящими судами.

В п. 6 добавлено уточнение о сроке кассационного обжалования вступившего в законную силу итогового судебного решения. А п. 9 дополнен указанием на то, что в случае пропуска лицом, подавшим кассационную жалобу, представление, шестимесячного срока судья суда первой инстанции возвращает их заявителю с разъяснением порядка восстановления срока кассационного обжалования, а также права на подачу кассационных жалобы, представления в порядке выборочной кассации.

Пункт 20 дополняется разъяснения о том, что суд кассационной инстанции при рассмотрении уголовного дела может смягчить назначенное осужденному наказание или применить уголовный закон о менее тяжком преступлении, но не вправе усилить наказание или применить закон о более тяжком преступлении.

Теперь в п. 25 уточняется, что в случае применения в качестве меры пресечения заключения под стражу, домашнего ареста или запрета определенных действий с установлением запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором подозреваемый или обвиняемый проживает, суд кассационной инстанции обязан указать конкретный срок действия этой меры.

О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое

Читайте также
Верховный Суд разобрался с экономическими преступлениями
Пленум ВС РФ принял постановление, касающееся разъяснений судебной практики по делам о мошенничестве, присвоении и растрате
30 Ноября 2017 Новости

Данное Постановление дополнено п. 25.1–25.3, в которых раскрывается вопрос квалификации кражи денежных средств с банковского счета или электронных денежных средств, разъясняется момент окончания такой кражи и что является местом ее окончания, территориальная подсудность уголовного дела о таком преступлении.

Кроме того, в документ включен п. 25.4, разъясняющий, какие обстоятельства необходимо учитывать суду при решении вопроса о том, является ли малозначительным деяние, например кража, формально содержащая квалифицирующие признаки состава данного преступления.

О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате

Пункт 5 этого Постановления дополнен разъяснением о том, что считать местом окончания мошенничества, состоящего в хищении безналичных денежных средств. Также в документ добавлен п. 5.1 о территориальной подсудности такого уголовного дела.

Из п. 17 исключено разъяснение о том, когда следует квалифицировать деяние по ст. 159.3, а также о том, что хищение чужих денежных средств путем использования заранее похищенной или поддельной платежной карты, если выдача наличных денежных средств была произведена посредством банкомата без участия уполномоченного работника кредитной организации, не образует состава мошенничества.

Рассказать:
Яндекс.Метрика