×

Продление срока предварительного следствия до 27 месяцев признано незаконным в апелляции

Причины, по которым суд принял такое решение, будут известны после изготовления полного текста документа
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Игорь Исаев пояснил «АГ», что если бы суд не отменил решение первой инстанции, то это создало бы прецедент, который привел бы к тому, что такая порочная практика распространилась бы по всей стране.

30 августа Красноярский краевой суд отменил решение Центрального районного суда г. Красноярска, которым было признано законным постановление об отмене постановления о прекращении уголовного дела и преследования в отношении подзащитной адвокатов АП Московской области, МОКА «Демиург» Игоря Исаева и Андрея Перова.

Читайте также
Адвокат обжалует продление срока предварительного следствия вопреки позиции КС
Прокурор счел законной отмену постановления о прекращении уголовного преследования, после которой срок предварительного расследования по делу составил 27 месяцев
25 Июня 2018 Новости

Напомним, ранее «АГ» писала о том, что 18 февраля 2016 г. в Красноярском крае было возбуждено уголовное дело в отношении Е. Шведовой. А 31 декабря того же года – вынесено постановление о прекращении уголовного дела и преследования и признано право Шведовой на реабилитацию. В последующем по решению прокуратуры уголовное преследование неоднократно возобновлялось и вновь прекращалось.

7 мая 2018 г. постановление об отмене последнего постановления о прекращении уголовного дела и преследования было обжаловано прокурору Красноярского края, который счел его законным. Таким образом, фактический срок производства предварительного расследования по делу в отношении Шведовой составил 27 месяцев.

Первая инстанция посчитала отмену законной

Адвокаты обратились в Центральный районный суд г. Красноярска. В жалобе они отметили, что согласно Постановлению КС РФ № 28-П от 14 ноября 2017 г., о котором ранее писала «АГ», положения ст. 214 УПК РФ признаны не соответствующими Конституции в той мере, в какой они позволяют прокурору «в течение неопределенного срока отменять вынесенное по реабилитирующим основаниям постановление о прекращении уголовного дела либо уголовного преследования без предоставления лицу, в отношении которого оно вынесено, эффективных гарантий защиты от незаконного и необоснованного возобновления уголовного преследования».

Читайте также
Порядок возобновления уголовного дела изменится
Правительство одобрило и направило в Госдуму поправки Минюста в УПК об уточнении порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела или уголовного преследования
20 Апреля 2018 Новости

В жалобе также указывалось, что в настоящее время в Думе на рассмотрении находится законопроект № 452608-7, разработанный Минюстом во исполнение Постановления № 28-П, в котором, как писала «АГ», указано, что отмена постановления о прекращении уголовного дела или преследования по истечении одного года со дня его вынесения допускается на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном ст. 125, 125.1 и 125.2, 141 УПК. В случае если уголовное дело или преследование прекращалось неоднократно, установленный настоящей частью срок исчисляется со дня вынесения первого соответствующего постановления.

В связи с этим защитники подчеркнули, что так как впервые уголовное дело в отношении Шведовой было прекращено 31 декабря 2016 г., то, следовательно, прокуратура имела возможность и право отменять постановления о прекращении уголовного дела только до 31 декабря 2017 г., а после этого срока – исключительно в судебном порядке.

Постановление по этому делу (имеется в распоряжении «АГ») было вынесено 11 июля. В суде сторона защиты поддержала изложенные в жалобе доводы. Прокурор полагал, что в удовлетворении требований необходимо отказать. Он пояснил, что нарушений требований ст. 214 УПК РФ и постановления Конституционного суда не имелось, поскольку Суд признал частично не соответствующей Конституции РФ ч. 1 ст. 214 УК РФ, согласно которой отмена или изменение в обычном порядке уголовного дела или уголовного преследования по основаниям, ведущим к ухудшению положения реабилитированного лица, допускается в срок, не превышающий одного года. Отмененное постановление, указал прокурор, вынесено 1 октября 2017 г., а отменено 13 апреля 2018 г., т.е. до истечения годичного срока.

Суд указал, что согласно ст. 37 УПК РФ прокурор является должностным лицом, уполномоченным в пределах компетенции, предусмотренной Кодексом, осуществлять от имени государства уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. В ходе досудебного производства по уголовному делу прокурор уполномочен проверять исполнение требований федерального закона при приеме, регистрации и разрешении сообщений о преступлениях.

Также он сослался на ст. 7 УПК, в соответствии с которой постановления прокурора, следователя, руководителя следственного органа или суда должны быть законными, обоснованными и мотивированными.

Суд указал, что на момент рассмотрения жалобы в суде расследование по уголовному делу не окончено, решение окончательное не принято. При таких обстоятельствах не могут быть признаны состоятельными доводы жалобы.

Таким образом, суд посчитал, что обжалуемое постановление заместителя прокурора отвечает этим требованиям закона, и отказал в удовлетворении жалобы адвокатов.

Обращения в органы власти и Конституционный Суд

До судебного заседания в апелляционной инстанции защита направила ходатайство в Конституционный Суд с просьбой разъяснить правовые позиции, изложенные в Постановлении № 28-П. Адвокаты попросили Суд ответить на вопрос, верно ли Председатель Правительства Дмитрий Медведев истолковал Постановление КС РФ от 14 ноября 2017 г. № 28-П и соответствует ли указанному постановлению проект закона о внесении изменений в УПК РФ в части уточнения порядка отмены постановления о прекращении уголовного дела и преследовании. В частности, защитники указали на то, что согласно проекту закона в случае, если уголовное дело или уголовное преследование прекращались неоднократно, срок исчисляется со дня вынесения первого соответствующего постановления.

Кроме того, адвокаты обратились к заместителю Министра юстиции Юрию Любимову с просьбой представить позицию ведомства по вопросу законности отмены органами прокуратуры постановления следователя о прекращении уголовного дела и преследования по реабилитирующим основаниям по прошествии года со дня вынесения первого подобного решения в период времени после признания ст. 214 УПК РФ неконституционной и введения временного порядка ее применения. Также адвокаты попросили ведомство представить официальное толкование Постановления КС РФ № 28-П от 14 ноября 2017 г.

Игорь Исаев и Андрей Перов обратились к Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой, которую попросили направить в Красноярский краевой суд письменную позицию по сложившейся в отношении Шведовой ситуации. Сторона защиты также направила обращения депутатам Госдумы, которые, в свою очередь, направили запросы в Генпрокуратуру и МВД России с просьбой разобраться в ситуации.

Апелляционная инстанция согласилась с защитой

Сторона защиты подала апелляционную жалобу (имеется в распоряжении «АГ») в Красноярский краевой суд. В ней адвокаты указали, что в обоснование требования жалобы в первой инстанции были приведены три основных довода: обжалуемое постановление прокуратуры не содержит мотивов и обоснований, оно основано на неконституционной норме и содержит требование прокурора, находящееся за пределами его должностных полномочий.

Защитники пояснили, что вместо опровержения каждого из указанных доводов суд указал в диспозиции ст. 7 и 37 УПК РФ и, не рассматривая их в совокупности с фактическими обстоятельствами, заключил: «…обжалуемое постановление отвечает этим требованиям». Затем, не ставя под сомнение и не опровергая приведенных авторами жалобы доводов, сделал вывод: «…указанный процессуальный документ является законным и обоснованным».

Сторона защиты сослалась на Определение КС РФ от 25 января 2005 г. № 42-О, в котором Суд указал на недопущение отказа суда при рассмотрении жалобы участников уголовного судопроизводства от исследования и оценки всех приводимых в ней доводов, а также мотивировки своих решений путем указания на конкретные, достаточные с точки зрения принципа разумности основания, по которым эти доводы отвергаются.

Адвокаты отметили, что указание суда на то, что, так как расследование по уголовному делу не окончено, решение окончательное не принято, в связи с чем доводы жалобы не могут быть признаны состоятельными, не поддается логическому объяснению. «По сути, суд постановил, что в период предварительного расследования решения по делу обжалованию не подлежат», – подчеркивается в жалобе.

По окончании судебного заседания Красноярский краевой суд отменил постановление суда нижестоящей инстанции.

Игорь Исаев рассказал «АГ», что суд огласил только вводную и резолютивную части. Он также пояснил, что пока длилось судебное разбирательство, Госдума приняла в первом чтении законопроект № 452608-7 и заместитель Министра юстиции Юрий Любимов его поддерживал. «По сути, в суде мы оценивали интеллектуальные способности всего юридического сообщества, куда вошли Дмитрий Медведев, который внес законопроект, Юрий Любимов, депутаты Госдумы, прокуратура края и Генпрокуратура, которая признала постановление об отмене постановления о прекращении уголовного дела и преследования законным», – отметил Игорь Исаев.

Адвокат пояснил, что для адвокатского сообщества эта была глобальная проблема. «Если бы суд принял иное решение и был бы создан прецедент, тогда, во-первых, у нас и изменения в УПК РФ вносились бы неправильные, а во-вторых, такая порочная практика началась бы по всей стране», – заключил Игорь Исаев.

От прокуратуры Красноярского края оперативно получить комментарий не удалось. (Обновление: 6 августа прокуратура Красноярского края прислала ответ на запрос, в котором указала, что в настоящее время рассматривается вопрос об обжаловании судебного решения в кассационном порядке).

Рассказать: