×

Суд определил взыскать с бухгалтера-пенсионерки свыше 5 млн руб. убытка за налоговую недоимку

Ранее КС РФ, рассмотрев жалобу женщины, указал на недопустимость взыскания с физлиц недоимок по обязательствам организаций и постановил пересмотреть ее дело
В комментарии «АГ» адвокат Дмитрий Шубин, представляющий интересы женщины, заявил, что определение арбитражного суда содержит грубые процессуальные ошибки, которые свидетельствуют о том, что дело не рассматривалось по существу. В частности, судебные акты, указанные в определении как преюдициальные, таковыми, по его мнению, не являются. Кроме того, в документе отсутствует расчет размера убытка, а также не определено, является ли Галина Ахмадеева контролирующим должника лицом или нет.

6 февраля Арбитражный суд Свердловской области вынес определение по делу № А60-59392/20166 о взыскании убытков компании-банкрота в размере свыше 5 млн руб. с пенсионерки Галины Ахмадеевой, выполнявшей по договору обязанности главного бухгалтера.

Ранее в деле разбирался Конституционный Суд

Как уже  писала «АГ», по результатам выездной налоговой проверки в 2014 г. ООО «Темп», функции бухгалтера которой по договору выполняла индивидуальный предприниматель Галина Ахмадеева, была установлена неуплата налогов на сумму 2,7 млн руб., в результате чего общество было привлечено к ответственности по п. 1 ст. 122 НК РФ – т.е. за совершение налогового правонарушения неумышленно: выяснилось, что неуплата налогов произошла из-за ошибки бухгалтера. 

Читайте также
Баланс интересов государства и налогоплательщиков
Конституционный Суд рассмотрит жалобу на нормы законов, регулирующих взыскание с граждан налоговых недоимок по чужим обязательствам
03 Ноября 2017 Новости

10 месяцев спустя в отношении Ахмадеевой было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 199 УК РФ, однако оно с согласия обвиняемой было прекращено по амнистии, т.е. по нереабилитирующим обстоятельствам. После этого по гражданскому иску налоговой о возмещении ущерба, причиненного преступлением, с Галины Ахмадеевой была взыскана сумма недоимки по налогам, числящейся за обществом, которому она оказывала бухгалтерские услуги. Три судебные инстанции поддержали позицию налогового органа, обязав ее выплатить налоги, подлежащие уплате юридическим лицом.

В этой связи Галина Ахмадеева и еще два заявителя обратились с жалобой в Конституционный суд РФ об оспаривании конституционности положений ст. 15, 1064 и 1068 ГК РФ, подп. 14 п. 1 ст. 31 НК, ст. 199.2 УК и ч. 1 ст. 54 УПК РФ, регулирующих правоотношения, связанные со взысканием налоговых недоимок.

Заявители считали оспариваемые нормы неконституционными, поскольку они позволяют суду по искам налоговых органов взыскивать с физических лиц, привлеченных к уголовной ответственности за совершение налоговых преступлений, вред, причиненный государству неуплатой налогов не ими, а организациями, должностными лицами которых они являлись. А также в силу неопределенности содержащегося в законодательстве понятия «вред» позволяют приравнивать сумму неуплаченных организацией налогов к вреду, причиненному физическим лицом.

Рассмотрев жалобу, КС вынес Постановление от 8 декабря 2017 г. № 39-П, в котором указал, что оспариваемые нормы соответствуют Конституции РФ, однако дал разъяснение по их применению и указал пересмотреть решения по делам заявителей.

Читайте также
КС РФ указал причины недопустимости двойного взыскания налоговых недоимок
Конституционный Суд опубликовал постановление по делу о проверке конституционности взыскания с граждан налоговых недоимок по обязательствам юридических лиц
14 Декабря 2017 Новости

КС РФ разъяснил, что ст. 15 и п. 1 ст. 1064 ГК РФ во взаимосвязи с положениями налогового, уголовного и уголовно-процессуального законодательства должны рассматриваться как исключающие возможность взыскания денег в счет возмещения вреда, причиненного неуплатой налогов организацией, с физического лица, которое было осуждено за совершение налогового преступления или в отношении которого уголовное преследование было прекращено по нереабилитирующим основаниям.

Также Конституционный Суд обратил внимание на то, что привлечение физического лица к гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный публично-правовому образованию в размере подлежащих зачислению в его бюджет налогов организации-налогоплательщика, возникший в результате уголовно-противоправных действий этого лица, возможно лишь при исчерпании либо отсутствии правовых оснований для применения предусмотренных законодательством механизмов удовлетворения налоговых требований за счет самой организации или лиц, привлекаемых к ответственности по ее долгам. В частности, это касается ситуаций, когда в Единый государственный реестр юридических лиц внесены сведения о прекращении этой организации, либо случаев, когда организация-налогоплательщик фактически является недействующей, в связи с чем взыскание с нее налоговой недоимки и пени в порядке налогового и гражданского законодательства невозможно.

В то же время Судом было отмечено, что размер причиненного налоговым правонарушением вреда определяется размером налога, а сам налог определяется с учетом того, кто является налогоплательщиком – физическое или юридическое лицо. Следовательно, взыскание с физического лица вреда в размере налоговой недоимки и пени, рассчитанной для юридических лиц, может привести к возложению на него невыполнимых обязанностей и непропорциональной совершенному деянию ответственности. Поэтому, как указал Суд, ст. 15 и п. 1 ст. 1064 ГК РФ не могут рассматриваться как препятствующие суду при определении размера возмещения вреда физическим лицом учесть его имущественное положение и другие существенные обстоятельства. 

Конституционный Суд постановил, что решения по делам заявителей подлежат пересмотру в установленном порядке.

Арбитражный суд определил взыскать убыток

В декабре 2016 г. в Арбитражный суд Свердловской области поступило заявление о признании ООО «Темп» несостоятельным (банкротом). В отношении общества была введена процедура наблюдения, а впоследствии – конкурсного производства.

В июле 2018 г. конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении контролирующих должника лиц, включая Галину Ахмадееву, к субсидиарной ответственности по его обязательствам. В ходатайстве он просил взыскать с нее и Михаила Колпакова (директора ООО «Темп» с 2005 по 2013 г.) на основании абз. 3 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве солидарно на сумму свыше 22 млн руб. за невозможность погасить требования кредиторов в полном объеме из-за неправомерных, умышленных действий указанных лиц по занижению налоговой базы, которое привело к необоснованному снижению налоговых обязательств, впоследствии доначисленных налоговой инспекцией и включенных в реестр требований кредиторов. Причем Ахмадеева была указана в качестве главного бухгалтера «в том числе в период с 1 января 2012 г. по 31 декабря 2013 г. по договорам об оказании услуг по ведению бухгалтерского учета».

Рассмотрев дело, суд отметил, что не нашел оснований привлечения Колпакова и Ахмадеевой к субсидиарной ответственности согласно указанной норме Закона о банкротстве, однако полагает возможным взыскать с них убытки.

Читайте также
Пленум ВС РФ принял постановление о субсидиарной ответственности
Разъяснены вопросы привлечения контролирующих должника лиц к ответственности при банкротстве
21 Декабря 2017 Новости

При этом суд сослался на п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 2017 г. № 53, в котором разъяснено, что если причиненный контролирующими лицами, указанными в ст. 53.1 ГК, вред исходя из разумных ожиданий не должен был привести к объективному банкротству должника, такие лица обязаны компенсировать возникшие по их вине убытки в размере, определяемом по правилам ст. 15, 393 ГК. 

В определении также отмечается, что согласно ч. 2 ст. 69 АПК обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом арбитражного суда по ранее рассмотренному делу, не доказываются вновь при рассмотрении арбитражным судом другого дела, в котором участвуют те же лица.

В частности, решением Арбитражного суда Свердловской области по делу № А60-1113/2015 от 26 апреля 2014 г. решением налоговой инспекции о привлечении ООО «Темп» к ответственности было признано обоснованным и устояло в апелляции. Определением ВС от 24 декабря 2016 г. кассационная жалоба была отклонена. Таким образом, решение вступило в законную силу.

Адвокат АП г. Москвы Дмитрий Шубин, представляющий интересы Галины Ахмадеевой, в комментарии «АГ» указал, что, ссылаясь на ч. 2 ст. 69 АПК, суд не обратил внимания на то, что речь в данной норме идет о рассмотрении дела, «в котором участвуют те же лица». «В деле о привлечении к субсидиарной ответственности фигурируют конкурсный управляющий, с одной стороны, и физлица, в том числе Ахмадеева, – с другой, – пояснил он. – Следовательно, это не “те же самые лица”, которые участвовали в деле по спору налоговой инспекции с обществом. Значит, преюдиции здесь быть не может. Это грубейшая процессуальная ошибка».

Кроме того, как указывалось в решении Красноуфимского районного суда Свердловской области по делу № 2-1-300/2018, в результате налогового правонарушения, совершенного ООО «Темп», с 2011 по 2013 г. бюджеты разных уровней недополучили налоги на сумму свыше 4,5 млн руб., в результате чего общество было привлечено к административной ответственности в виде штрафа (около 375 тыс. руб.) и пени (свыше 650 тыс. руб.). Там же отмечалось, что вред бюджетной системе РФ возник по причине неправомерных, виновных действий  Галины Ахмадеевой. В силу ч. 3 ст. 69 АПК вступившее в силу решение суда общей юрисдикции по ранее рассмотренному гражданскому делу обязательно для арбитражного суда, рассматривающего дело, по вопросам об обстоятельствах, установленных решением суда общей юрисдикции и имеющих отношение к лицам, участвующим в деле.

Дмитрий Шубин отметил, что в данном случае преюдиция также отсутствует: «В ч. 3 ст. 69 АПК указано: “к лицам, участвующим в деле”. Тогда в деле участвовали налоговая инспекция и Ахмадеева, а в деле, рассматриваемом в комментируемом определении, – конкурный управляющий и физлица. Инспекция там не фигурирует».

Он также добавил, что если бы суд внимательно изучил решение по делу № 2-1-300/2018, то увидел бы, что инспекция заявляла требования на сумму около 2,8 млн руб., из которых около 2,2 млн руб. – налог и пени немногим более 600 тыс. руб. Адвокат пояснил, что остальную часть суммы, которая была в решении инспекции, общество к тому времени добровольно погасило.

Далее в определении отмечается, что возражения Галины Ахмадеевой о том, что она не имела права подписывать и не подписывала бухгалтерскую и налоговую отчетность, суд не принял, указав, что сведений о том, что Михаил Колпаков вносил какие-либо изменения в подготовленную отчетность, материалы дела не содержат. Также суд добавил: доводы о том, что Ахмадеева, выполняя услуги по ведению бухучета на основании гражданско-правовых договоров за вознаграждения в размере 20–22 тыс. в месяц, не состояла в трудовых отношениях с обществом-должником, не являются основанием для освобождения от взыскания убытков.

Суд определил размер взыскать с Колпакова и Ахмадеевой в пользу общества убытки в размере около 5,7 млн руб., при этом в определении не приведен порядок, на основании которого этот размер был определен, а также не указано, в каком соотношении его предполагается взыскивать с двух граждан.

Грубая судебная ошибка

По словам Дмитрия Шубина, взыскание с Галины Ахмадеевой убытков – грубая судебная ошибка. В первую очередь потому, что определение основано на двух преюдициях, которых, по мнению адвоката, нет. Кроме того, отсутствие расчета размера убытка, по его словам, означает, что дело не рассматривалось по существу. «Если бы суд попытался рассчитать убыток, то первое, что он должен был сделать – уточнить размер налоговой недоимки и погашенную должником сумму», – отметил он.

Адвокат также отметил, что суд, взыскивая с Ахмадеевой убыток, не учел, что денежные средства, которые общество по ее вине не уплатило в бюджет, по сути, остались у общества. «Выходит, что общество незаконно обогатилось, незаконно пользовалось чужими средствами, – добавил Дмитрий Шубин. – Поэтому утверждение о том, что эти деньги надо забрать у Ахмадеевой за причиненные ею убытки, с экономической точки зрения – чушь».

Он выразил предположение, что впоследствии общество, продолжая хозяйственную деятельность, могло растратить эти деньги, и подчеркнул, что его доверительница не имеет к этому никакого отношения.

В отношении начисления пеней Дмитрий Шубин добавил, что это также большой вопрос: «С Ахмадеевой взыскивают более 4 млн руб., которые она как будто бы не уплатила. Однако пени взыскиваются за пользование чужими денежными средствами. Если она эти деньги не забирала, значит, выгодоприобретателем является общество, так как именно оно пользовалось деньгами, предназначенными для уплаты в бюджет. Но убыток почему-то отнесен к ней».

Дмитрий Шубин особо подчеркнул, что суд так и не определил, является ли Галина Ахмадеева контролирующим должника лицом или нет. «Правовая позиция моей доверительницы была такова: она не являлась главным бухгалтером, а оказывала бухгалтерские услуги по гражданско-правовому договору, – пояснил адвокат. – Даже если допустить, что она ошиблась, это гражданско-правовые отношения».

При этом адвокат добавил, что согласно Закону о банкротстве под контролирующим должника лицом понимается лицо, которое вправе давать обязательные для исполнения должником указания или возможность иным образом определять его действия. Его доверительница готовила и сдавала отчетность, которую подписывал Колпаков, при этом каких-либо обязательных указаний она ему не давала и не определяла его действия. Поэтому о влиянии и обязательных указаниях директору речи нет.

«Наша принципиальная позиция заключается в том, что Ахмадеева не является контролирующим должника лицом, в связи с чем вывод суда о том, что с нее может быть взыскан убыток, отпадает, – пояснил он. – Суд установил, что нет оснований считать, что она и Колпаков несут субсидиарную ответственность, о которой просил конкурсный управляющий».

В заключение Дмитрий Шубин добавил, что определение будет обжаловано.

Рассказать:
Яндекс.Метрика