×

Суд признал отсутствие в ИК комнаты для свиданий осужденных с адвокатами нарушением

При этом он не обязал администрацию исправительного учреждения устранить нарушение законодательства
Фото: «Адвокатская газета»
Адвокат Владимир Капустин, обратившийся с административным иском к ИК, назвал судебное решение «беззубым», поскольку при формальном признании нарушений оно позволяет администрации допускать их и впредь.

13 июля Свердловский областной суд оставил в силе решение суда первой инстанции, который частично удовлетворил административное исковое заявление адвоката АП Свердловской области Владимира Капустина к администрации ИК-19, признав незаконным непредоставление ему свидания с доверителем в условиях, обеспечивающих конфиденциальность общения.

Владимир Капустин рассказал «АГ» о подробностях этого дела. Он сообщил, что 1 августа 2017 г. прибыл в ФКУ ИК-19 ГУФСИН России по Свердловской области в г. Тавде для консультаций с осужденным Ж.

В ответ на совместную просьбу адвоката и осужденного предоставить им для проведения конфиденциальной беседы и обмена документами изолированное помещение без прослушивания сотрудник администрации ИК сообщил, что специального помещения для встреч заключенных с адвокатами не имеется. В связи с этим, по словам Владимира Капустина, беседовать им пришлось в помещении для краткосрочных свиданий с родственниками за столом, разделенным перегородкой из оргстекла, не позволяющей обмениваться документами, и посредством прослушиваемой связи через телефонные трубки. Кроме того, за ходом встречи наблюдал сотрудник колонии, сопровождавший заключенного.

После этого адвокат обратился с административным иском в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга к администрации ИК-19. В заявлении Владимир Капустин указал, что в соответствии с п. 5 ст. 6 Закона об адвокатской деятельности адвокат вправе беспрепятственно встречаться с доверителем наедине, в условиях, обеспечивающих конфиденциальность, без ограничения числа свиданий и их продолжительности. Кроме того, в силу ч. 4 ст. 89 УИК РФ осужденному по его заявлению свидания с адвокатом предоставляются наедине, вне пределов слышимости третьих лиц и без применения технических средств прослушивания.

Однако свидание с доверителем Ж. было предоставлено в ненадлежащих, не соответствующих требованиям действующего законодательства и нормам международного права условиях, которые не позволяли реально оказать осужденному юридическую помощь. В связи с этим Владимир Капустин требовал признать незаконными действий (бездействие) должностных лиц ИК-19 и возложить на них обязанность устранить нарушения путем создания изолированного помещения для свидания адвокатов с осужденными.

1 ноября 2017 г. суд вынес решение, которым частично удовлетворил исковые требования адвоката, признав незаконность действий администрации колонии.

В суде представитель ИК-19 рассказал, что стеклянная перегородка в комнате для краткосрочных свиданий не мешает свободному обзору, в ней имеется специальная дверца, позволяющая свободно обмениваться бумагами и общаться без применения телефонных трубок. Кроме того, сотрудник колонии, сопровождавший осужденного во время беседы с адвокатом, сообщил о том, что он не слышал их разговора. 

В свою очередь Владимир Капустин и его доверитель в судебном заседании настаивали на том, что в перегородке не было отверстий, позволяющих передавать документы, – в качестве подтверждения они предоставили фотографию, сделанную 1 августа.

Выслушав стороны, суд пришел к выводу, что представленные административным ответчиком доводы не могут расцениваться как доказательство правомерности действий администрации ИК, поскольку предоставленные адвокату и его доверителю условия общений не соответствовали требованиям законодательства.

Вместе с тем суд оставил без удовлетворения требование Владимира Капустина об обязании ответчика устранить нарушения и создать в учреждении помещение для конфиденциальных встреч адвокатов с осужденными. Свое решение в этой части суд мотивировал тем, что ИК-19 «является бюджетным учреждением, финансируется за счет средств федерального бюджета, и, следовательно, для создания изолированного помещения для свидания с адвокатами необходимо проведение определенной процедуры, установленной законодательством». О какой именно процедуре идет речь, суд не пояснил.

Не согласившись с решением первой инстанции, Владимир Капустин обратился с апелляционной жалобой в Свердловский областной суд еще 29 ноября 2017 г. В своей жалобе он указал, что суд принял сугубо формальное решение, которое хотя и признает нарушение, но не направлено на устранение препятствия для осуществления адвокатской деятельности и соблюдения прав заключенных ИК-19. Он подчеркнул, что при таком «беззубом» решении нарушения будут допускаться и впредь.

Также он указал, что вызывает недоумение мотивировка судьей отказа обязать колонию устранить нарушение закона. «Если для правильного разрешения административного иска необходимо было привлечь казну России, суд вправе был это сделать самостоятельно. В то же время мне неизвестно законодательство, согласно которому суды не имеют права обязывать государственные организации устранять допущенные нарушения», – указал Владимир Капустин.

Апелляционная жалоба была рассмотрена спустя более полугода после подачи – только 13 июля 2018 г. областной суд вынес определение, которым оставил решение первой инстанции без изменений.

В комментарии «АГ» Владимир Капустин подчеркнул, что он не будет обращаться в Верховный Суд РФ, поскольку не видит в этом смысла. Между тем представитель ГУФСИН России по Свердловской области сообщил, что на постановление суда апелляционной инстанции по данному вопросу готовится кассационная жалоба.

Стоит отметить, что в АП Свердловской области Владимир Капустин с заявлениями о нарушении его профессиональных прав в ИК-19 не обращался. Вице-президент АП СО Игорь Михайлович в комментарии «АГ» уточнил, что никто из адвокатов палаты не сообщал о подобных нарушениях.

Рассказать: