×

Суд признал применение наручников к подсудимым при оглашении обвинительного приговора незаконным

Обосновывая свою позицию, он сослался на ст. 3 о запрете пыток Конвенции о защите прав человека и основных свобод
Одна из правозащитников, оказывающих истцам консультационную помощь, отметила, что аналогичная позиция о незаконности применения спецсредств к подсудимым давно закреплена постановлениями ЕСПЧ, и выразила надежду, что данное решение суда устоит в апелляции и будет содействовать гуманизации правоприменения.

Центральный районный суд Челябинска опубликовал мотивированное решение от 26 февраля по административному иску шестерых заключенных копейской ИК-6 к ГУ МВД России по Челябинской области и УМВД России по г. Челябинску. Административные истцы просили признать незаконными действия сотрудников конвойной службы в здании Челябинского областного суда во время проведения судебного заседания по уголовному делу, в котором они участвовали в качестве подсудимых.

Правозащитник, юрист Оксана Труфанова, оказывающая истцам консультационную помощь, рассказала «АГ», что в ноябре 2012 г. в копейской ИК-6 вспыхнула акция протеста заключенных против притеснений со стороны сотрудников пенитенциарного учреждения. Несмотря на то что акция была мирной – заключенные не применяли насилия, просто вывесили самодельные плакаты, которые были видны за территорией колонии, – группа участников акции в апреле 2018 г. была осуждена по обвинению в массовых беспорядках. 

Как пояснила Оксана Труфанова, в ходе судебного процесса в Челябинском областном суде обвиняемых содержали в «аквариуме» в наручниках, что было зафиксировано на видео. Это обстоятельство и стало предметом административного иска, который был подан в июле 2018 г.

Рассмотрев исковое заявление, суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований, придя к выводу, что действия конвоя соответствовали нормам права. Однако апелляция отменила это решение, и в декабре 2018 г. дело было направлено на новое рассмотрение в Центральный районный суд.

В судебном заседании административные истцы утверждали, что действия сотрудников конвойной службы по отношению к ним были незаконными, поскольку применение наручников не обосновывалось разумными требованиями общественной безопасности или надлежащего отправления правосудия. Кроме того, применение спецсредств доставило им физические и нравственные страдания: сковывание движений в течение длительного времени причинило боль, вызвало отчаяние, а главное – привело к невозможности собственноручно вести записи для защиты по уголовному делу.

Представитель ответчика в лице командира взвода отдельного батальона охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых УМВД России по г. Челябинску в суде подчеркивал, что решение о применении наручников было принято, так как из материалов личных дел подсудимых якобы следовало, что они представляют опасность друг для друга и для окружающих и характеризуются в качестве опасных преступников, склонных к суициду.

Кроме того, ответчиками была предоставлена в суд выписка из Приказа Министерства внутренних дел РФ от 7 марта 2006 г. № 140-дсп об утверждении Наставления по служебной деятельности изоляторов временного содержания подозреваемых и обвиняемых органов внутренних дел, подразделений охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых. В данном документе регламентируется порядок конвоирования и охраны подозреваемых и обвиняемых в судах и во время производства следственных действий. Так, в соответствии с п. 307 Наставления в зале судебного заседания подозреваемые и обвиняемые размещаются за барьером (защитным заграждением) на скамьях в порядке, определяемом председательствующим. Кроме того, при провозглашении обвинительного приговора особо опасным преступникам, лицам, приговоренным к пожизненному лишению свободы, состав конвоя усиливает их охрану и применяет наручники (п. 309).

Читайте также
ФСИН разъяснила порядок применения наручников
ФСИН и МВД ответили на обращение СПЧ по поводу правовых основ применения наручников при конвоировании подозреваемых, обвиняемых и подсудимых в медучреждения
25 Июня 2018 Новости

Суд, проанализировав все доводы сторон и фактические обстоятельства дела, пришел к выводу, что ответчиками не доказано наличие предусмотренных законом оснований для применения спецсредств в зале суда. «Поскольку истцы не являются и не являлись лицами, приговоренными к пожизненному лишению свободы, по смыслу положений п. 309 Наставления специальные средства в виде наручников к ним могли быть применены конвоем, если бы административные истцы являлись особо опасными преступниками, были склонны к совершению насильственных действий, представляли реальную опасность друг для друга и окружающих. Однако в ходе рассмотрения дела административными ответчиками, обязанными доказывать законность действий сотрудников полиции, не представлено суду достаточных, достоверных доказательств, которые бы позволяли расценивать истцов в качестве особо опасных преступников для применения к ним при провозглашении приговора наручников», – указано в решении.

Тот факт, что каждый из истцов подвергался дисциплинарным взысканиям во время содержания под стражей или отбывания наказания за нарушение правил отбывания наказания, был замечен в конфликтных ситуациях с сотрудниками администрации колонии, по мнению суда, не является основанием автоматически считать их особо опасными преступниками, которых необходимо держать в зале суда в наручниках. «Сведений о том, что административные истцы когда-либо предпринимали попытки побега, совершали попытки суицида, совершали насильственные действия в отношении лиц, содержащихся под стражей, осужденных или сотрудников исправительных учреждений, следственных изоляторов, в представленном характеризующем материале не имеется», – заключил суд.

Исходя из этого, а также ссылаясь на позицию, изложенную в Постановлении ЕСПЧ от 16 мая 2002 г. по делу «Д.Г. против Ирландии» (D.G. v. Ireland), Центральный районный суд Челябинска заключил, что применение наручников является несоразмерной мерой с точки зрения требований безопасности, на которые ссылались представители МВД. Таким образом, имело место унижающее достоинство обращение с подсудимыми – то есть нарушена ст. 3 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. На основании этого действия сотрудников конвоя были признаны незаконными. 

Как следует из информации на сайте Центрального районного суда Челябинска, 27 марта ГУ МВД России по Челябинской области подало апелляционную жалобу на это решение.

Правозащитник, одна из учредителей фонда «Правовая миссия» Валерия Приходкина, также консультирующая истцов, в комментарии «АГ» отметила, что данное решение поможет навести порядок в челябинских судах, где применение наручников не такая редкая практика. Она с сожалением добавила, что никто из адвокатов, участвовавших в качестве защитников по назначению в уголовном деле о массовых беспорядках в колонии, не возмутился в ходе заседания по поводу применения спецсредств к их подзащитным: «Они видели нарушение прав подзащитных, и никто не протестовал, не обратился по этому поводу к судье. Между тем это явное нарушение прав, которое не раз было подтверждено решениями ЕСПЧ». Валерия Приходкина выразила надежду, что решение суда устоит в апелляции.

Комментируя дело, директор Московской коллегии адвокатов «Липцер, Ставицкая и партнеры», адвокат Дмитрий Аграновский в свою очередь отметил, что ЕСПЧ в Постановлении от 24 мая 2007 г. по делу «Городничев против России » однозначно указал, что нахождение в наручниках в ходе судебных заседаний в то время, когда применение этой меры не было обосновано разумными требованиями общественной безопасности или надлежащего отправления правосудия, является унижающим достоинство обращением по смыслу ст. 3 Конвенции.

Он добавил, что в своей практике не встречал случаев применения наручников к подсудимым во время судебных заседаний или в ходе оглашения приговора: «Наручники используются, только когда конвой заводит. В зале суда во время слушаний не видел никогда». При этом адвокат убежден, что применение спецсредств в зале суда к подсудимым, за исключением особых случаев, ни в коем случае не может быть оправдано.

Оксана Труфанова также сообщила, что еще один осужденный за участие в массовых беспорядках в копейской колонии, Евгений Терехин, к которому также применяли наручники в зале суда, не выступал в качестве истца по данному административному делу. Более перспективным для защиты его интересов юрист считает обращение в ЕСПЧ. «Через Европейский Суд можно получить большую компенсацию, да и оснований жаловаться у нас есть больше, чем одни только наручники в суде», – пояснила она. Однако обращению в Страсбург, по словам Оксаны Труфановой, препятствует тот факт, что уже почти год Верховный Суд РФ не может назначить дату рассмотрения апелляционной жалобы осужденных по делу о массовых беспорядках.

Директор Центра практических консультаций, юрист Сергей Охотин поддержал эту позицию: «Обычно отдельно на применение наручников не жалуются (их все же достаточно редко применяют в суде), а включают это обстоятельство как часть жалобы в числе других нарушений. А вот жалобы на “клетки” встречаются повсеместно: за них компенсация, присуждаемая ЕСПЧ, стандартная – 7500 евро, причем не имеет значения, сколько раз в нее поместили подсудимого – 1 или 100. А по наручникам и “аквариумам” практика компенсации неоднородна», – резюмировал эксперт.

Рассказать: