×

Судебная экспертиза может сделать решение суда вновь открывшимся обстоятельством

Арбитражный суд счел, что ссылка на судебную экспертизу, проведенную по другому делу, не является представлением доказательства по уже рассмотренному спору, а дает основания для пересмотра решения по вновь открывшимся обстоятельствам
Эксперты не согласились с подходом суда. Один из них считает, что данное решение, скорее всего, будет отменено, поскольку противоречит сложившейся судебной практике, в соответствии с которой результаты экспертизы, проведенной по другому делу, не являются вновь открывшимися обстоятельствами. По мнению другого эксперта, неясно, почему решение по второму делу должно превалировать, учитывая, что решение по первому делу было вынесено раньше и имеет преюдициальное значение.

14 октября Арбитражный суд Московской области отменил ранее вынесенное им решение по вновь открывшимся обстоятельствам (дело №А41-27078/18), которыми счел решение по другому спору. Он исходил из того, что второй акт основывался на заключении экспертов, выводы которых имели существенное значение для правильного разрешения первого дела, но были сделаны уже после принятия судом соответствующего решения.

В июле 2016 г. между акционерными обществами «Авионика вертолетов» (подрядчик) и «Раменское приборостроительное конструкторское бюро» (заказчик) был заключен договор подряда на разработку исследовательского полунатурного программно-моделирующего комплекса базового модернизированного и перспективного бортового радиоэлектронного оборудования вертолетов.

После приемки заказчиком работ по второму этапу подрядчик обратился в АС Московской области с иском о взыскании с заказчика задолженности по оплате работ и неустойки на общую сумму более 152 млн руб.

Решением суда от 5 июня 2018 г. исковые требования были удовлетворены полностью. Апелляционная инстанция и суд округа поддержали это решение. В передаче кассационной жалобы ответчика на рассмотрение Верховного Суда РФ было отказано. Суды пришли к выводу, что ответчик обязан оплатить работы по второму этапу, поскольку принял результаты работ и не заявил о недостатках.

Позднее подрядчик вновь обратился в АС Московской области с требованием о взыскании оплаты за фактически выполненные работы по третьему этапу по тому же договору. С учетом договорной неустойки общий размер заявленной к взысканию суммы превысил 138 млн руб. (дело № А41-74570/2018).

Мотивируя невозможность выполнения третьего этапа работ в полном объеме, подрядчик сослался на неисполнение заказчиком обязанностей по договору, уклонение от оказания содействия и непредоставление необходимых документов. По мнению истца, именно поэтому он был вынужден приостановить работы, уведомив об этом ответчика.

По данному делу суд назначил экспертизу: требовалось определить объем и стоимость работ, выполненных истцом в рамках третьего этапа, и соответствие их результатов техзаданию. Эксперты определили объем выполненных работ как полностью отсутствующий, мотивируя тем, что ни промежуточный результат третьего этапа, ни иной другой этап выполнения работ договором и техзаданием не предусмотрены. На этом основании в удовлетворении исковых требований было отказано.

В сентябре 2019 г. заказчик обратился в суд с заявлением о пересмотре решения от 5 июня 2018 г. по вновь открывшимся обстоятельствам. Он пояснил, что среди прочего решением суда от 8 мая 2019 г. по делу № А41-74570/2018 был установлен факт несоответствия результатов работ второго этапа требованиям техзадания.

Вновь открывшимся обстоятельством, по мнению истца, являлось то, что при рассмотрении требования о взыскании оплаты за выполнение части работ по третьему этапу суд на основании экспертного заключения пришел к выводу, что уведомление заказчика о невозможности достижения результата по указанному этапу свидетельствует о допущенных подрядчиком недостатках при выполнении работ по предыдущим этапам.

В своих возражениях подрядчик, в свою очередь, настаивал, что обстоятельства, на которые ссылается истец, не отвечают признакам вновь открывшихся. По мнению ответчика, действия заказчика были направлены на представление новых доказательств по уже разрешенному спору. Он также обратил внимание суда, что вопросы доказанности факта выполнения им второго этапа работ и передачи результатов заказчику не являлись предметом исследования в рамках дела № А41-74570/2018.

Однако суд поддержал требования истца, указав, что вступившим в силу решением от 8 мая 2019 г. по делу № А41-74570/18 установлены недостатки, допущенные подрядчиком при выполнении работ по первому и второму этапам. Суд напомнил, что вновь открывшимися являются существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю (п. 1 ч. 2 ст. 311 АПК РФ).

Факт недостижения результатов работ второго этапа, отметила первая инстанция, объективно существовал на дату принятия судом решения, которым требования подрядчика о взыскании стоимости работ по второму этапу были удовлетворены. Однако указанное обстоятельство не было предметом судебного разбирательства и не оценивалось судом при вынесении решения от 5 июня 2018 г. Суд добавил, что при проведении судебной экспертизы по второму делу эксперты пришли к выводу, что подрядчик должен был установить факт невыполнимости работ по данному техзаданию еще на первом этапе.

В решении также отмечается, что согласно неоднократно и последовательно сформулированной позиции Европейского Суда по правам человека процедура отмены окончательного судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам предполагает наличие доказательств, которые ранее не были объективно доступными и которые могут привести к иному результату судебного разбирательства. При этом лицо, желающее отмены судебного решения, должно подтвердить, что оно не имело возможности представить доказательство до окончания судебного разбирательства и что такое доказательство имеет значение для разрешения дела. Данная процедура сама по себе не противоречит принципу правовой определенности в той мере, в какой она используется для исправления судебных ошибок (дело «Праведная против России»).

В итоге суд признал решение от 8 мая 2019 г. по второму делу вновь открывшимся обстоятельством, являющимся основанием для пересмотра решения от 5 июня 2018 г. по первому делу.

«В настоящее время можно говорить об устоявшейся практике арбитражных судов по поводу того, что результаты проведенной по другому делу экспертизы не являются вновь открывшимися обстоятельствами, – отметил в комментарии «АГ» старший юрист практики разрешения споров юридической фирмы «Инфралекс» Илья Котляров. – Такой вывод повсеместно встречается и в определениях ВС, и постановлениях АС Московского округа, Десятого арбитражного апелляционного суда».

Он пояснил, что суды традиционно, руководствуясь ст. 311 АПК, указывают, что результаты таких экспертиз свидетельствуют о представлении новых доказательств, что не может служить основанием для пересмотра судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. «Этот подход представляется оправданным в ситуации, когда сторона процесса изначально не воспользовалась возможностью инициировать проведение экспертизы в рамках первого дела. Лица, участвующие в деле, несут риск наступления последствий несовершения ими процессуальных действий», – указал эксперт.

По его мнению, решение АС Московской области от 14 октября 2019 г. противоречит сложившемуся подходу и, скорее всего, будет отменено при пересмотре. «Сложно представить, что вышестоящие суды согласятся с выводом о том, что в споре о взыскании стоимости выполненных работ вопросы их качества не входили в предмет судебного разбирательства и решение подлежало пересмотру», – полагает Илья Котляров.

Советник Dentons Мария Михеенкова также не согласилась с позицией АС Московской области, отметив, что спорность примененного им подхода подтверждается рядом обстоятельств.

Во-первых, пояснила эксперт, ранее в подобных заявлениях о пересмотре по новым и вновь открывшимся обстоятельствам суды обычно отказывали со ссылкой на недопустимость предоставления новых доказательств, и такой подход нашел поддержку высших судов.

«Во-вторых, непонятно, почему решение по второму делу должно превалировать над первым, тем более что для сторон решение по первому делу (отмененное сейчас судом) является обязательным и имеет преюдициальное значение. То есть когда суд взыскал долг за работы по второму этапу, он установил, что они выполнены качественно, и этот вывод обязателен для сторон в дальнейших спорах. Если ответчик не поднимал вопрос, в связи с чем он не исследовался судом, то в другом (втором) деле, конечно, этот вопрос поднять и разрешить можно. Однако, исходя из принципа состязательности, несвоевременность реакции заказчика и его пассивность в первом деле должны повлечь процессуальные последствия – соответствующее решение», – считает Мария Михеенкова.

Рассказать: