×

ВС меняет судебную практику по делам участников митингов

Верховный Суд пояснил, что при невыполнении требований сотрудников полиции во время митинга граждане привлекаются к ответственности не за неповиновение представителю власти, а за нарушение законодательства о публичных мероприятиях
По мнению экспертов, решение Верховного Суда будет препятствовать практике составления двойных протоколов об одном и том же административном правонарушении и массовым задержаниям на срок более трех часов тех, кто не привлекался ранее за нарушение законодательства о митингах.

В июне 2017 г. Ирина Юргилевич была задержана во время проведения несанкционированного митинга на Марсовом поле в Санкт-Петербурге после того, как отказалась выполнить требование сотрудника полиции прекратить участие в публичном мероприятии. Фрунзенский районный суд Санкт-Петербурга признал ее виновной в совершении двух административных правонарушений, предусмотренных ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ (неповиновение требованию сотрудника полиции) и ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ (нарушение законодательства о публичных мероприятиях), в результате Юргилевич была оштрафована на 500 руб. и 10 тыс. руб. соответственно.

С решениями районного суда согласились вышестоящие судебные инстанции. После этого Ирина Юргилевич подала жалобы в Верховный Суд, в которых просила отменить состоявшиеся по делу судебные акты. 

Решения судов по делу о правонарушении, предусмотренном ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, Верховный Суд Постановлением № 78-АД 18-6 оставил без изменения. А вот решения по второму делу посчитал незаконными. 

В Постановлении № 78-АД 18-5 ВС РФ указал, что деяние, за совершение которого Юргилевич привлечена к ответственности, не образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ. Сославшись на п. 33 Постановления Пленума ВС РФ от 26 июня 2018 г. № 28, Суд пояснил, что невыполнение участником митинга законных требований сотрудников органов внутренних дел охватывается диспозицией ч. 5 ст. 20.2 КоАП РФ, которой установлена административная ответственность за нарушение порядка проведения публичного мероприятия. 

При этом Верховный Суд отметил, что переквалификация в данном случае невозможна, сославшись на п. 20 Постановления Пленума ВС РФ от 24 марта 2005 г. № 5, согласно которому при пересмотре постановления по делу об административном правонарушении возможна переквалификация действий лица на другую статью КоАП, предусматривающую состав правонарушения, имеющий единый родовой объект посягательства, и при условии, что назначаемое наказание не ухудшит положение этого лица. ВС напомнил, что ст. 19.3 и 20.2 КоАП РФ размещены в разных главах, а потому правонарушения, предусмотренные указанными нормами, имеют разные родовые объекты посягательства: для ст. 19.3 объектом является порядок управления, для ст. 20.2 – общественный порядок и общественная безопасность.

Также Суд подчеркнул, что санкцией ч. 5 ст. 20.2 установлено более строгое административное наказание по сравнению с предусмотренным санкцией ч. 1 ст. 19.3. Более того, Ирина Юргилевич была привлечена к ответственности дважды за одно и то же административное правонарушение, что противоречит ч. 5 ст. 4.1 КоАП РФ.

Придя к таким выводам, Верховный Суд постановил решения нижестоящих судов по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ отменить и производство по делу прекратить. 

Адвокат Валерий Волошин, представлявший интересы Ирины Юргилевич, рассказал «АГ», что, обжалуя решения судов, он пытался оспорить их как незаконные, поскольку его доверительница не была участницей митинга и оказалась на Марсовом поле случайно. Он отметил, что законодательство РФ предполагает презумпцию виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, поскольку указывает, что одним из доказательств виновности является протокол об административном правонарушении. «В суде привлекаемое к административной ответственности лицо само должно доказывать свою невиновность, – подчеркнул адвокат. – В жалобе в Верховный Суд я, в частности, ссылался на то, что моя доверительница была лишена и этой возможности, так как Санкт-Петербургский городской суд отказался заслушивать приглашенного свидетеля защиты. Это является грубейшим нарушением права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренного ст. 6 Европейской конвенции».

«При массовых задержаниях сотрудники полиции не обременяют себя скрупулезным разбирательством и штампуют протоколы, заменяя лишь фамилии задержанных. Однако в судах “оптового” отправления правосудия быть не должно. У человека должна быть возможность доказать свою невиновность», – добавил Валерий Волошин. Он также отметил, что решение Верховного Суда о том, что участники митинга не должны привлекаться по ст. 19.3 КоАП РФ, стало для него «неожиданным побочным эффектом»: «Буду рад, если это решение поможет облегчить участь участников публичных мероприятий». 

Адвокат МГКА «ФОРТ» Сергей Бадамшин назвал постановление ВС РФ хоть и обоснованным, но несвоевременным. «Более шести лет назад Генеральная прокуратура в своем ответе на запрос депутата петербургского Законодательного собрания А.А. Кобринского (есть в распоряжении “АГ”) разъяснила свою позицию по поводу незаконности отдельного вменения ст. 19.3 КоАП РФ гражданам, задерживаемым на митингах», – отметил он.

Как следует из документа, эта статья может быть применена к участникам публичных мероприятий лишь в совокупности со ст. 20.2 КоАП РФ в том случае, когда совершенное деяние заключается не только в нарушении законодательства о публичных мероприятиях, но и иных норм, регулирующих общественный порядок и безопасность. «К сожалению, МВД и суды проигнорировали эту позицию, а у Генпрокуратуры духа и сил не хватило ее отстоять и защитить. По крайней мере, мне не известно ни одного случая прокурорского протеста по делам об административных правонарушениях, рассмотренных в нарушение мнения прокуратуры», – рассказал Сергей Бадамшин.

По его словам, теперь будет иметь значение, станут ли суды первой инстанции прислушиваться к мнению ВС РФ и будет ли он отменять постановления, вынесенные без учета его рекомендаций. «Хотелось бы, чтобы и Генпрокуратура не стеснялась защищать права граждан и начала активно отставить свое мнение, обращаясь в суды с прокурорскими протестами и требованиями отменить незаконные и необоснованные судебные акты», – добавил он. 

Сергей Бадамшин также заметил, что исключение из судебной практики применения ст. 19.3 в пользу ст. 20.2 КоАП РФ должно препятствовать массовым задержаниям на срок более трех часов тех, кто не привлекался ранее за нарушение законодательства о митингах. «При этом могу предположить, что полиция не сможет уйти от порочной практики разгона мирных публичных массовых мероприятий, – подчеркнул он. – Боюсь, что сотрудникам полиции будет сложно устоять перед искушением “дорисовать” задержанным по ст. 20.2 КоАП РФ еще и иные нормы, помимо регулирующих законодательство о публичных мероприятиях, в целях длительных задержаний в ОМВД и назначения наказания в виде административного ареста».

Адвокат АП Красноярского края Владимир Васин также отметил важность указания правоприменителям, что ст. 20.2 КоАП РФ является специализированной в отличие от общей ст. 19.3. «Это означает, что больше не будет двойных протоколов об одном и том же правонарушении», – уверен он.

Рассказать: