×

ВС напомнил нижестоящим судам особенности перехода права требования

Как пояснил Суд, если претензия должнику была направлена его первоначальным кредитором до уведомления о цессии, то досудебный порядок урегулирования спора соблюден и для цессионария
Фото: «Адвокатская газета»
Одна из экспертов «АГ» назвала определение Верховного Суда значимым для практики, поскольку тот указал судам на необходимость проверять и устанавливать действительную дату перехода права требования. Два других обратили внимание на то, что Суду пришлось вновь повторять свои разъяснения, закрепленные в постановлении Пленума о применении положений ГК РФ об уступке требований.

14 февраля Верховный Суд РФ вынес Определение № 305-ЭС19-19968 по иску о взыскании с застройщика санкций за несвоевременное исполнение им обязательств по ДДУ, поданному новым кредитором, получившим право требования путем заключения договора цессии с участником ДДУ.

В июне 2014 г. застройщик ООО «Град» и Ольга Кинареева заключили договор участия в долевом строительстве многоквартирного дома, по условиям которого женщина должна была получить квартиру площадью в 26,4 кв. м. Акт приема-передачи квартиры по ДДУ был подписан сторонами спустя два года.

21 февраля 2019 г. Ольга Кинареева и индивидуальный предприниматель Николай Коваленко заключили договор цессии об уступке права требования в связи с ненадлежащим исполнением застройщиком условий ДДУ. По условиям договора цессии право требования перешло к ИП в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права в соответствии с положениями ст. 384 Гражданского кодекса. Общая стоимость переданных требований превысила 369 тыс. руб., в нее вошли сумма неустойки, предусмотренной Законом об участии в долевом строительстве, а также штраф за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя согласно Закону защите прав потребителей.

22 февраля Ольга Кинареева направила в адрес застройщика претензию с требованием осуществить выплату неустойки в связи с нарушением срока передачи объекта долевого строительства. 26 марта Николай Коваленко также направил претензию в адрес общества с просьбой выплатить ему 369 тыс. руб. за нарушение срока передачи участнику квартиры по ДДУ. В тот же день Ольга Кинареева уведомила ООО «Град» об уступке права требования предпринимателю. Поскольку претензия не была выполнена в досудебном порядке, Николай Коваленко обратился в Арбитражный суд Московской области с иском к застройщику.

Суд оставил иск без рассмотрения под предлогом несоблюдения ИП досудебного порядка урегулирования спора. При этом он исходил из того, что на момент направления участником ДДУ претензии в адрес застройщика право требования взыскания неустойки было передано им предпринимателю, а застройщик не был извещен о состоявшейся уступке. Суд также счел, что направление предпринимателем претензии в день подачи иска в суд также не свидетельствовало о соблюдении претензионного порядка урегулирования спора.

Читайте также
ВС разъяснил применение положений ГК РФ об уступке требований
Пленум ВС РФ принял доработанное постановление о некоторых вопросах применения положений гл. 24 Гражданского кодекса
21 Декабря 2017 Новости

Апелляция поддержала выводы первой инстанции и отклонила довод Николая Коваленко о необходимости применения в спорной ситуации п. 32 Постановления Пленума ВС РФ от 21 декабря 2017 г. № 54, указав, что претензия о выплате неустойки была направлена участником в адрес застройщика 22 февраля 2019 г. – после передачи права требования предпринимателю, т.е. тогда, когда участнику уже не принадлежали спорные права требования. Следовательно, отметила вторая инстанция, направленная участником ДДУ претензия о выплате неустойки не может быть принята в качестве надлежащего доказательства соблюдения истцом претензионного порядка урегулирования спора.

Николай Коваленко обратился с кассационной жалобой в Верховный Суд, который, изучив материалы дела № А41-25794/2019, нашел ее обоснованной. Судебная коллегия по экономическим спорам отметила, что цедент направляла претензию в адрес застройщика 22 февраля 2019 г., а цессионарий – 26 марта. Как подчеркнул ВС, Ольга Кинареева направляла претензию обществу до уведомления последнего о состоявшемся переходе права и, вопреки выводам апелляционного суда, – до момента перехода права требования к цессионарию, установленного п. 1.2 договора цессии. Следовательно, если законом или договором предусмотрен обязательный досудебный порядок урегулирования спора, данный порядок считается соблюденным и в том случае, когда претензия направлена должнику первоначальным кредитором до уведомления должника о состоявшемся переходе права, а иск подан цессионарием, если иной порядок не предусмотрен законом или договором (п. 32 Постановления Пленума № 54).

Со ссылкой на п. 2 ч. 1 ст. 148 АПК РФ Верховный Суд отметил, что арбитражный суд оставляет иск без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что истцом не соблюден претензионный или иной досудебный порядок урегулирования спора с ответчиком, если это предусмотрено федеральным законом или договором. «Между тем в рассматриваемом случае обязательный досудебный порядок урегулирования спора соблюден, так как претензия была направлена первоначальным кредитором 22 февраля 2019 г., т.е. до уведомления общества о состоявшейся уступке права требования, в связи с чем у судов отсутствовали основания для оставления искового заявления без рассмотрения», – отмечено в определении.

Поскольку иск был оставлен судами без рассмотрения и спор по существу не рассматривался, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело в АС Московской области.

Комментируя позицию ВС, юрист судебной практики юридической компании «Дювернуа Лигал» Анастасия Токарева пояснила, что стороны договора цессии вправе определить более поздний момент переход права требования по сравнению с датой заключения договора. «На такую возможность прямо указывается как в ст. 389.1 ГК РФ, так и в Постановлении Пленума г. № 54. Кроме того, его п. 32 предусматривает право цессионария не повторять претензионный порядок урегулирования спора, а сразу обратиться с иском в суд, в случае если претензия направлялась первоначальным кредитором до уведомления должника об уступке», – отметила она.

По словам эксперта, Верховный Суд, отменяя судебные акты двух инстанций, указал, что в рассматриваемом деле претензия была направлена до уведомления об уступке и до перехода требования. «Судебная практика в этих вопросах вполне единообразна и соответствует разъяснениям высшей судебной инстанции. С учетом определенности законодательства и правоприменительной практики позиция судов, оставивших иск без рассмотрения, вызывает удивление, а определение ВС РФ представляется законным и обоснованным», – подытожила Анастасия Токарева.

Управляющий партнер юридической компании «Генезис» Артем Денисов отметил, что в договоре цессии можно предусмотреть различные варианты момента перехода права требования. «Самых распространенных из них два: с момента заключения договора либо с момента выплаты суммы договора за уступку права. Указанным определением ВС подтвердил свою позицию, высказанную в п. 32 Постановления Пленума № 54, и указал на невыясненность судами фактических обстоятельств дела, что привело к принятию незаконных решений. В частности, нижестоящими судами проигнорирован тот факт, что цедент направлял претензию должнику до момента заключения договора цессии. Указанная ситуация напрямую была рассмотрена в п. 32 постановления», – пояснил эксперт.

Управляющий партнер юридической компании «MCK LAW», адвокат Ирина Кузнецова посчитала определение ВС важным для правоприменительной практики ввиду того, что Суд указал, что даже если досудебная претензия была направлена первоначальным кредитором должнику до даты передачи права требования и до уведомления должника о состоявшейся уступке, необходимо считать, что обязательный досудебный порядок урегулирования спора соблюден и для нового кредитора, а поданный им иск на основе такой досудебной претензии предшественника не может быть оставлен без рассмотрения, поэтому судебная защита нарушенного права должна быть обеспечена.

«Таким образом, ВС указал судам на необходимость проверять и устанавливать действительную дату перехода права требования. Если эта дата не совпадает с датой договора цессии, то все совершенные первоначальным кредитором законные действия по защите нарушенного права в период с даты заключения договора до установленной сторонами даты перехода права требования могут быть использованы новым кредитором в своих интересах, а также подлежат признанию надлежащими действиями кредитора в обязательстве», – резюмировала Ирина Кузнецова.

Рассказать: