×

ВС усомнился в совершении операций по вкладам из-за наложения на банк ограничений ЦБ

Верховный Суд указал, что для разрешения вопроса о фактическом совершении этих действий необходимо установить, могли ли вообще быть совершены операции по внесению и снятию денежных средств
Фото: «Адвокатская газета»
Эксперты «АГ» негативно оценили решение Суда. Один из них указал, что если позиция ВС РФ устоится, то АСВ может начать требовать возврата «страховок», выплаченных вкладчикам. Другой отметил, что Суд встал на защиту сильной стороны по иску, что крайне негативно повлияет на достаточно сложную ситуацию в судебной практике по данной категории споров.

Верховный Суд вынес Определение по делу № 5-КГ18-104, в котором отметил, что для разрешения вопроса о реальности совершения операций по банковскому вкладу необходимо установить, имелись ли в день совершения операций в кассе денежные средства и могли ли быть совершены операции по их внесению и снятию. 

23 апреля 2014 г. Центробанк выдал ОАО «Первый республиканский банк» предписание, которым с 24 апреля 2014 г. сроком на 6 месяцев ограничивалось проведение банковских операций на привлечение денежных средств физических лиц, не являющихся акционерами банка, во вклады и на банковские счета.

25 апреля 2014 г. со счета Ирины Онипко, открытого в 2011 г., были выданы денежные средства в размере около 1,4 млн руб. В этот же день банк заключил договоры вклада с Владимиром Крайновым и Олегом Щербаковым и зачислил по 700 тыс. руб. на счет каждого из них. 5 мая 2014 г. приказом ЦБ РФ у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций. Так как он является участником системы страхования банковских вкладов, ГК «Агентство по страхованию вкладов» выплатило Крайнову и Щербакову страховое возмещение в размере 700 тыс. руб. каждому. 

27 июня 2014 г. Первый республиканский банк был признан банкротом, функции конкурсного управляющего возложены на АСВ. Агентство впоследствии пришло к выводу, что формирование вкладов Крайнова и Щербакова было осуществлено за счет уменьшения остатка по счету Ирины Онипко с целью незаконного получения страхового возмещения. В связи с этим АСВ обратилось в Пресненский районный суд г. Москвы с иском о признании упомянутых сделок ничтожными.

В суде представитель агентства указывал, что на момент совершения приходной операции по внесению денежных средств на счета банк был неплатежеспособен и не располагал для исполнения своих обязательств перед кредиторами достаточными денежными средствами. Неплатежеспособность банка подтверждается в том числе ведомостью остатков по счетам и означает невозможность реального зачисления денежных средств на счета клиентов, в том числе истца. Кроме того, отмечал он, клиенты банка, включая Онипко, не могли свободно распоряжаться денежными средствами, находящимися на их счетах, в том числе и путем внесения денежных средств на счет, в связи с предписанием ЦБ РФ.

Представитель АСВ также указывал, что совпадение сумм по двум расходным операциям, совершенным 25 апреля 2014 г. Онипко, и приходным операциям, совершенным в этот же день Крайновым и Щербаковым, свидетельствует о том, что фактически операция по снятию и внесению наличных денежных средств не производилась, последние не вносили наличных денежных средств на свои счета через кассу банка, а банковские проводки имели фиктивный характер. Суд первой инстанции согласился с доводами истца и иск удовлетворил. 

В апелляции выяснилось, что Ирина Онипко не была надлежащим образом уведомлена о назначении судебного заседания в суде первой инстанции, в связи с чем Судебная коллегия по гражданским делам Мосгорсуда рассмотрела дело по правилам первой инстанции без учета особенностей, предусмотренных гл. 39 ГПК РФ.

Мосгорсуд отказал АСВ в удовлетворении требований, исходя из того, что договоры банковского вклада, заключенные с Крайновым и Щербаковым, являются реальными, а наличие предписания само по себе не подтверждает их безденежность. Кроме того, безденежность оспариваемых истцом операций опровергается также представленными ответчиками расходным и приходным кассовыми ордерами. Доказательств формирования остатка на счетах Крайнова и Щербакова за счет учета операций по списанию денежных средств со счета Онипко, а также доказательств, подтверждающих какую-либо связь между ответчиками, представлено не было.

Не согласившись с выводами Мосгорсуда, АСВ обратилось в Верховный Суд. Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила решение апелляционного суда и направила дело на новое рассмотрение в тот же суд. 

Коллегия отметила, что по смыслу ст. 140 ГК РФ технические записи по счетам клиентов в банке, совершенные в условиях его неплатежеспособности, нельзя считать деньгами, они не влекут правовых последствий в связи с фактической неплатежеспособностью кредитной организации.

Суд указал, что в нарушение требований ст. 67 ГПК РФ утверждения агентства о том, что Онипко не могла получить денежные средства в указанной сумме, а цифровые значения остатков по счетам Крайнова и Щербакова сформировались за счет ее средств в результате формального осуществления технических записей, надлежащей правовой оценки суда апелляционной инстанции не получили. 

Как отметил ВС РФ, суд апелляционной инстанции, указав, что ответчиками представлены расходный и приходный кассовые ордера, неправильно применил положения ст. 140, 834 ГК РФ, поскольку оставил без внимания то обстоятельство, что в случае, когда на счет вкладчика не были реально внесены денежные средства, договор банковского вклада нельзя считать заключенным и, соответственно, у АСВ не могли возникнуть страховые обязательства перед вкладчиком в соответствии со ст. 11 и 12 Закона о страховании вкладов физических лиц в банках РФ. 

Кроме того, Суд указал, что при рассмотрении настоящего дела для разрешения вопроса о реальности совершения операций по банковскому вкладу суду апелляционной инстанции следовало установить, имелись ли в день совершения операций в кассе денежные средства и могли ли быть совершены операции по их внесению и снятию. 

«Согласно ч. 1 ст. 327 ГПК РФ суд апелляционной инстанции повторно рассматривает дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных гл. 39 данного Кодекса. В соответствии с п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 19 июля 2012 г. № 13 повторное рассмотрение дела в суде апелляционной инстанции предполагает проверку и оценку фактических обстоятельств дела и их юридическую квалификацию. Указанные требования процессуального закона и разъяснения Пленума ВС РФ судом апелляционной инстанции при проверке решения нижестоящего суда выполнены не были», – подчеркивается в определении Суда.

Партнер юридической фирмы «Кирьяк и партнеры» Семен Кирьяк считает, что в свете судебных актов нижестоящих инстанций позиция ВС РФ представляется крайне противоречивой. «Позиция АСВ построена исключительно на том, что на момент внесения денежных средств Крайновым и Щербаковым банк являлся неплатежеспособным, существовала картотека неисполненных платежных поручений юридических лиц. Безденежность вкладов, по мнению АСВ, имела место в связи с тем, что Онипко сняла со своего вклада 1,4 млн. руб., а Крайнов и Щербаков внесли соответствующую сумму на свои вклады. Вместе с тем вкладчики не знали и не могли знать о том, что на момент внесения ими денежных средств на вклады в банк существовала картотека неисполненных платежных поручений, поскольку данная информация не является публичной», – отметил эксперт.

Кроме того, он подчеркнул: ВС РФ указал, что судам нижестоящих инстанций необходимо внимательно относиться к оценке доказательств, однако неясно, каким образом АСВ может доказать, что вкладчики банка знали о том, что он неплатежеспособен. «Интерес АСВ в данном случае вполне понятен – увеличение конкурсной массы банка. Вместе с тем методы, которыми конкурсная масса наполняется, представляются не самыми разумными. Очевидно, что вкладчики не знают и не могут знать о том, что в банке существует картотека неисполненных платежных поручений. Поэтому если комментируемая позиция ВС РФ устоится, то АСВ может начать требовать возврата “страховок”, выплаченных вкладчикам и иных банков. Иными словами, позиция ВС РФ может развязать АСВ руки окончательно», – считает Семен Кирьяк.

Эксперт также отметил, что в настоящее время АСВ подано значительное количество исков к вкладчикам иных банков. «Практика судов нижестоящих инстанций указывает на то, что судами не изучается вопрос добросовестности вкладчика при снятии и/или внесении денежных средств на вклад. Судами не дается оценка количеству денежных средств на вкладе, сходству хозяйственной операции с совершенными ранее операциями, реальной возможности вкладчика узнать о неплатежеспособности банка», – указал Семен Кирьяк.

Юрист и эксперт по защите бизнеса и частных лиц Александр Барко считает, что ВС встал на защиту сильной стороны по иску, что крайне негативно повлияет на достаточно сложную ситуацию в судебной практике по данной категории споров. «По сути, Верховный Суд приравнял всех вкладчиков к мошенникам, которые незадолго до краха банка размещают или снимают свои вклады», – указал эксперт.

«Как я понимаю, АСВ оспаривает сделки в рамках Закона о банкротстве, и в данном споре не лишним было бы определить, превышал ли размер денежных средств 1% от стоимости активов банка или нет. Если не превышал, то сделки не могут быть оспорены по основанию получения преимущества перед иными кредиторами», – отметил Александр Барко.

По его мнению, АСВ работает как большой «каток», пытаясь получить деньги легким путем с граждан и предпринимателей, не разбираясь в ситуации или непосредственно с менеджментом банка, который мог представить в АСВ недостоверные сведения об остатках средств или скрыть их часть. «Это достаточно серьезная проблема, часто страдают добросовестные вкладчики, которые не могут знать о том, что Центральным банком установлен запрет на привлечение вкладов или банк находится в банкротном состоянии», – указал Александр Барко.

Рассказать: