×

ВС защитил клиентов банка-банкрота, которых заподозрили в аффилированности и выводе активов

Суд подчеркнул, что схожесть обычных для кредитной организации сделок, совершенных с разными лицами в одно время, сама по себе еще не свидетельствует об их взаимосвязанности и общей направленности
Одна из экспертов согласилась с тем, что недопустимо квалифицировать отдельные сделки банка в качестве взаимосвязанных только лишь на том основании, что совпадает момент их осуществления. Другой заметил, что ВС указал на недопустимость «веерного оспаривания» сделок должника и необходимость индивидуального подхода к каждой оспариваемой сделке при подаче соответствующего заявления в суд.

Верховный Суд опубликовал Определение № 305-ЭС20-9150(4-6) от 30 сентября по делу № А40-256738/2018 касательно оспаривания сделок банка-банкрота, совершенных накануне отзыва лицензии.

12 октября 2018 г. Центробанк отозвал лицензию на осуществление банковских операций у ООО «Банк промышленно-инвестиционных расчетов» и назначил кредитной организации временную администрацию. При этом накануне отзыва лицензии, 10 и 11 октября, в банке были отражены операции на общую сумму в 2,8 млрд руб. В частности, на банковский счет Эдуарда Джаримова были внесены 75 млн руб., которые сразу же были направлены на погашение задолженности ООО «Хоту-Ас» по двум кредитным договорам. Борко Йовановичем открыт расчетный счет, на который он внес 55 млн руб. для досрочного погашения задолженности общества «Топ Левел» по кредитному договору. В свою очередь, Максим Борковец внес на свой банковский счет 2,4 млн руб. для досрочного погашения кредитного договора.

В рамках дела о банкротстве банка его временная администрация и «Агентство по страхованию вкладов» обратились в Арбитражный суд г. Москвы с заявлениями о признании недействительными ряда сделок и применении последствий их недействительности. По мнению заявителей, оспариваемые сделки представляют собой цепочку взаимосвязанных сделок, направленных на вывод активов банка.

В результате АС г. Москвы признал недействительными несколько сделок банка и его контрагентов и совершенные им банковские проводки по оплате покупки ценных бумаг и векселей. Отказывая в остальной части заявления, первая инстанция указала на отсутствие доказательств, свидетельствующих о наличии внутригрупповых отношений или аффилированности остальных ответчиков между собой и с банком, а также согласованности действий последних.

Впоследствии апелляция изменила определение нижестоящего суда и признала недействительными еще ряд сделок и банковских операций, в том числе денежные списания со счетов Джаримова, Йовановича и Борковца. Апелляция сочла, что сделки были совершены в течение непродолжительного периода времени по идентичной схеме: внесение наличных денежных средств в кассу головного офиса банка, их последующее зачисление на расчетные счета клиентов банка и осуществление операций, опосредующих досрочное погашение кредитных обязательств, оплату по договорам купли-продажи имущества и договорам уступки требования. То есть такие сделки в своей совокупности представляли цепочку взаимосвязанных сделок, направленных на безвозмездный вывод активов должника в преддверии его банкротства. Вторая инстанция также указала на аффилированность должника и Эдуарда Джаримова, поскольку последний входил в состав акционеров банка до августа 2017 г. В остальной части определение АС г. Москвы было оставлено без изменения.

Впоследствии окружной суд отменил судебные акты нижестоящих инстанций в части отказа в признании недействительными сделок, совершенных гражданином Р., а также постановление апелляции в части применения последствий недействительности сделок, признанных таковыми этим судебным актом. В отмененной части обособленный спор был направлен на новое рассмотрение в АС г. Москвы. В остальной части постановление апелляционного суда было оставлено без изменения.

В кассационных жалобах в Верховный Суд общество «Хоту-Ас», Борко Йованович и Максим Борковец просили отменить принятые по обособленному спору судебные акты судов апелляционной инстанции и округа в части признания недействительными сделок, совершенных с их участием.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС напомнила, что взаимосвязанными могут признаваться сделки, которыми опосредуется ряд хозяйственных операций, направленных на достижение одной общей экономической цели. При этом схожесть обычных для кредитной организации сделок, совершенных с разными лицами в одно время, сама по себе еще не свидетельствует об их взаимосвязанности и общей направленности.

«Действительно, оспариваемые сделки совершены в течение короткого промежутка времени. Однако субъектный состав сделок не совпадает; из установленных судами обстоятельств спора не следует, что действия всех упомянутых лиц, вовлеченных в рассматриваемые отношения, направлены на достижение единого общего результата. В данном случае внесение физическими лицами денежных средств на свои счета и счета юридических лиц, открытые в банке, опосредовало различные цели (в частности, погашение собственных кредитных обязательств, в том числе исполнение по которым было обеспечено поручительством, оплату цессионариями уступленных банком (цедентом) прав требований к заемщикам, оплату покупателями приобретенного у банка (продавца) имущества)», – отмечено в определении Суда, который согласился с выводом суда первой инстанции о самостоятельном характере каждой сделки, совершенной с участием Джаримова, Йовановича и Борковца.

В определении ВС также подчеркнуто, что общество «Хоту-Ас» и Эдуард Джаримов указывали на то, что принадлежащая последнему доля участия в уставном капитале должника (менее 10%) была отчуждена им более чем за год до банкротства кредитной организации. Каких-либо иных фактов, прямо или косвенно указывающих на аффилированность этого гражданина по отношению к банку, не установлено. В свою очередь, Борко Йованович и Максим Борковец также сообщали об отсутствии их аффилированности с банком-банкротом.

Как пояснил ВС, апелляционный суд не установил совокупность условий для признания каждой из оспариваемых конкурсным управляющим сделок недействительной по основаниям, предусмотренным п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, ст. 10, 168, п. 2 ст. 170 ГК РФ. Им также не было установлено консолидации всего отчужденного по спорным сделкам имущества у одного лица либо лиц, входящих в одну группу. При этом конкурсный управляющий не доказал наличие внутригрупповых отношений или аффилированности ответчиков между собой и с банком, фактической аффилированности последних. Само по себе досрочное погашение кредитных обязательств не подтверждает аффилированность таких лиц.

Как указал Суд, фактически сложилась ситуация, в которой конкурсным управляющим для совместного оспаривания заявлены требования как к физическим лицам, внесшим незначительные в масштабах деятельности банка суммы для погашения собственного кредита, так и к иным лицам, в пользу которых было передано ликвидное имущество на значительную сумму, а видимость оплаты создана посредством формальных банковских проводок. «Суд апелляционной инстанции квалифицировал действия всех ответчиков как взаимосвязанные исходя из тождественного подхода, основанного лишь на совпадении момента осуществления спорных операций, без учета их статуса, целей и размера вносимых денежных средств», – заключил ВС.

Верховный Суд добавил, что суды, рассматривая требования в отношении общества «Хоту-Ас», Борко Йовановича и Максима Борковца, не проверили наличие (отсутствие) у названных лиц (за исключением Эдуарда Джаримова) финансовой возможности внести денежные средства в установленных размерах, что является одним из существенных обстоятельств для разрешения спора. Таким образом, ВС отменил судебные акты нижестоящих судов в части требования о признании недействительными операций, совершенных между банком и обществом «Хоту-Ас», Йовановичем Борко, Борковцом Максимом. В этой части дело направлено на новое рассмотрение в АС г. Москвы.

Как отметила юрист Tenzor Consulting Group Венера Плиева, позиция Верховного Суда заключается в недопустимости квалификации отдельных сделок банка в качестве взаимосвязанных только лишь на том основании, что совпадает момент их осуществления. «Действительно, при установлении фактических обстоятельств дела могут возникнуть обоснованные сомнения относительно добросовестности действий участников оспариваемых сделок, поскольку подобные совпадения представляются подозрительными. Однако при рассмотрении этого спора Верховный Суд справедливо применил позицию из Постановления КС РФ от 27 октября 2015 г. № 28-П в отношении оспаривания внесения денежных средств на банковский счет как мнимой сделки», – подчеркнула она.

По мнению эксперта, для определения разумности действий ответчиков и проявления ими должной осмотрительности помимо прочего необходимо также установить, была ли осуществлена публикация сведений об ограничениях Банка России в отношении деятельности банка. «Данное обстоятельство позволит суду прийти к выводу об осведомленности участников сделки о действующих ограничениях, что должно было породить у ответчиков сомнения относительно полномочий работников банка на принятие денежных средств. Кроме того, то обстоятельство, что один из ответчиков являлся акционером банка с долей участия в уставном капитале менее 10%, которая отчуждена им более чем за год до банкротства банка, также может быть учтено в совокупности с другими доказательствами при установлении факта осведомленности о действовавших ограничениях в отношении деятельности банка. Вполне вероятно, что у бывшего акционера банка могли сохраниться дружественные и партнерские отношения с работниками или участниками банка, обладающими информацией о предстоящем банкротстве», – предположила Венера Плиева.

Она добавила, что выводы Верховного Суда определенно окажут влияние на судебную практику и в дальнейшем найдут свое отражение в судебных актах арбитражных судов при рассмотрении подобных споров.

Юрист INTELLECT Андрей Макаров полагает, что в комментируемом определении Верховный Суд в очередной раз сфокусировал внимание на необходимости применения повышенных стандартов доказывания при рассмотрении споров о признании сделок недействительными: «Одной из причин для отмены актов судов нижестоящих инстанций стало поверхностное исследование обстоятельств, имеющих существенное значение для правильного разрешения спора по существу. Таким образом, Верховный Суд указал на недопустимость “веерного оспаривания” сделок должника и необходимость индивидуального подхода к каждой оспариваемой сделке при подаче соответствующего заявления в суд», – отметил он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика