×

Затянувшаяся выездная проверка лишает налоговиков права на взыскание задолженности

Как счел ВС, если сроки совершения УФНС определенных действий в рамках выездной проверки совокупно превысили два года, оно утрачивает право на принудительное взыскание задолженности в бесспорном и в судебном порядке
По мнению одной из экспертов «АГ», позиция ВС является важной, поскольку подчеркивает взаимосвязь между сроками проведения и оформления результатов налоговой проверки, а также сроками на принудительное взыскание налогов, доначисленных по результатам этой проверки. Другой назвал рассматриваемый случай отличным примером судебного контроля за деятельностью налоговиков. Третий со ссылкой на данные Счетной палаты РФ отметил, что выездные проверки существенно влияют на финансовые показатели деятельности проверяемых компаний.

4 июня Верховный Суд вынес Определение № 301-ЭС23-26689 по делу № А38-5256/2022, в котором указал, что затянувшаяся более чем на два года выездная проверка лишает налоговиков права на взыскание задолженности с налогоплательщика.

В ноябре 2021 г. в отношении ООО «Нова Принт» была инициирована выездная налоговая проверка за 2015–2017 гг. По ее итогам в мае 2022 г. УФНС по Республике Марий Эл приняло решение о привлечении общества к ответственности за совершение налогового правонарушения, в соответствии с которым ему доначислены налог на прибыль организаций, НДС на общую сумму свыше 6 млн руб., начислены пени в 3,8 млн руб., а также штраф по ст. 126 НК РФ в 7,8 тыс. руб.

Налогоплательщик подал жалобу в Межрегиональную инспекцию ФНС по Приволжскому федеральному округу, которая отменила решение регионального УФНС в части доначисления налога на прибыль организаций в сумме 97 тыс. руб. В остальной части решение было оставлено без изменения.

23 сентября 2022 г. УФНС по Республике Марий Эл направило обществу «Нова Принт» требование об уплате налогов, сборов, страховых взносов, пени, штрафов и процентов со сроком исполнения до 18 октября. Поскольку требование не было исполнено, 24 октября ведомство наложило взыскание на банковские счета общества и выставило инкассовые поручения к расчетному счету налогоплательщика.

«Нова Принт» обжаловало действия налоговиков в суде со ссылкой на то, что УФНС нарушило сроки проведения выездной налоговой проверки более чем на два года, в связи с чем утратило право на принудительное взыскание задолженности по налогам, пени, штрафу, начисленным по результатам проведенной проверки.

Суд первой инстанции удовлетворил требование общества, а апелляция поддержала его решение. Обе судебные инстанции сочли, что при расчете предельного срока на вынесение и вступление в законную силу решения по результатам налоговой проверки, а также срока на выставление требования и решения о взыскании доначисленных сумм в принудительном порядке нужно учитывать сроки не в их фактической продолжительности, а в той продолжительности, которая установлена Налоговым кодексом. Они отметили, что при соблюдении установленных НК РФ сроков осуществления контрольных мероприятий после начала выездной налоговой проверки 26 ноября 2018 г. меры по принудительному взысканию доначисленных сумм недоимки, пени и штрафов должны были быть приняты управлением не позднее 7 сентября 2022 г., в то время как решение о взыскании принято и инкассовые поручения приняты (выставлены) 24 октября, поэтому такие акты не подлежали исполнению как незаконные.

Читайте также
ВС разъяснил, как превышение срока налоговой проверки влияет на взыскание задолженности
Суд указал, что само по себе нарушение длительности проведения налоговой проверки не может иметь юридического значения для оценки правомерности действий налогового органа на стадии взыскания задолженности по налогам
12 июля 2021 Новости

Однако суд округа отменил эти решения и отказал в удовлетворении требований общества. Кассация посчитала, что при проверке соблюдения сроков принудительного внесудебного взыскания оценивается своевременность действий налогового органа на стадии исполнения решения, вынесенного по результатам проверки (после вступления в силу решения и получения реальной возможности его исполнения), которая начинается с выставления требования об уплате налога. Со ссылкой на Определение ВС РФ от 5 июля 2021 г. № 307-ЭС21-2135 кассационный суд отметил, что само по себе нарушение длительности проведения налоговой проверки не может иметь юридического значения для оценки правомерности действий налогового органа на стадии взыскания задолженности по налогам. Он добавил, что УФНС соблюло сроки направления требования, принятия решения о взыскании налога, сбора, страховых взносов, пени, штрафа, процентов за счет денежных средств на счетах налогоплательщика, установленные ст. 46 и 70 НК РФ, исчисленные со дня, когда его решение фактически вступило в силу – 9 сентября 2022 г., без учета нарушения сроков проведения самой налоговой проверки и рассмотрения ее результатов.

Не согласившись с выводами суда округа, «Нова Принт» обратилось в ВС с кассационной жалобой. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда напомнила, что регламентация сроков взыскания налогов, как и сроков проведения налоговых проверок, имеет общие итоговые цели, поскольку направлена на достижение равновесия интересов участников соответствующих правоотношений и на обеспечение правовой определенности. Длительный срок проведения налоговой проверки можно признать недопустимым в той мере, в какой он приводит к избыточному или не ограниченному по продолжительности применению мер налогового контроля в отношении налогоплательщиков.

Соответственно, несоблюдение налоговым органом при совершении определенных действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля сроков, предусмотренных п. 2 ст. 88, п. 6 ст. 89, п. 1 и 5 ст. 100, п. 1, 6, 9 ст. 101, п. 1, 6, 10 ст. 101.4, не влечет изменения порядка исчисления сроков на принятие мер по взысканию налога, пеней, штрафа в принудительном порядке, в связи с чем при проверке судом соблюдения налоговым органом сроков осуществления принудительных мер сроки совершения упомянутых действий учитываются в той продолжительности, которая установлена нормами НК РФ. Из аналогичного подхода исходит Конституционный Суд РФ в своем Определении от 28 марта 2024 г. № 576-О.

«Таким образом, если сроки совершения определенных действий в рамках осуществления мероприятий налогового контроля, в том числе сроки рассмотрения материалов проверки и принятия решения по ней, сроки рассмотрения жалобы вышестоящим налоговым органом в своей совокупности превысили двухлетний срок, предусмотренный абз. 3 п. 1 ст. 47 НК РФ, то в таком случае налоговый орган утрачивает право на принудительное взыскание задолженности как в бесспорном, так и в судебном порядке», – пояснил ВС.

В рассматриваемом случае, заметил Суд, акт налоговой проверки должен был быть вручен обществу не позднее 4 октября 2019 г., но фактически направлен налогоплательщику 15 ноября и получен последним 26 ноября, то есть УФНС был нарушен срок на вручение акта налоговой проверки более чем на месяц. На стадии рассмотрения материалов налоговой проверки ведомством были нарушены установленные НК сроки: дополнение к акту налоговой проверки составлено с нарушением срока более чем на 10 месяцев, а вручено с нарушением срока более чем на два года. С учетом сроков, предусмотренных ст. 101 НК РФ, решение по итогам проведения налоговой проверки должно было быть вынесено не позднее 11 марта 2020 г. и вручено не позднее 26 марта 2020 г., однако фактически оно вынесено только 25 мая 2022 г. При этом налогоплательщик вызывался на рассмотрение акта налоговой проверки и материалов дополнительных мероприятий налогового контроля на 13 апреля, на 6 мая и на 25 мая 2022 г. по инициативе налогового органа, вне связи с ходатайствами общества или уклонением его от явки в налоговый орган.

«При таком положении, как обоснованно указано судами первой и апелляционной инстанций, в рассматриваемой ситуации имело место последовательное несоблюдение налоговыми органами сроков вручения акта выездной налоговой проверки, совершения действий по проведению и оформлению результатов дополнительных мероприятий налогового контроля, рассмотрению результатов налоговой проверки и вынесения итогового решения, предусмотренных ст. 100–101 НК, что повлекло за собой нарушение сроков принятия оспариваемого решения о взыскании и выставлении инкассовых поручений, а также фактическое истечение предельного двухлетнего срока на принудительное взыскание доначисленных проверкой сумм налогов и пеней», – заключил ВС.

Он добавил, что уже ко дню направления требования об уплате налогов и принятия впоследствии решения о взыскании и выставлении инкассовых поручений возможность принудительного взыскания задолженности с «Нова Принт» была заведомо утрачена УФНС, поэтому оспариваемые акты налогового органа не имели юридической силы и не подлежали исполнению. В связи с этим ВС отменил постановление окружного суда и оставил в силе судебные акты первой и апелляционной инстанции.

Советник, руководитель налоговой практики VERBA Legal Евгения Заинчуковская отметила, что Верховный Суд обратил внимание на последовательное нарушение налоговым органом сроков проведения мероприятий налогового контроля. «С практической точки зрения позиция ВС является важной, поскольку подчеркивает взаимосвязь между сроками проведения и оформления результатов налоговой проверки, а также сроками на принудительное взыскание налогов, доначисленных по результатам этой проверки», – пояснила она.

На практике, по словам эксперта, налоговые органы и суды нередко приходят к ошибочному выводу, что эти сроки являются независимыми друг от друга, а затянувшаяся по времени выездная налоговая проверка не нарушает права налогоплательщика. «При таких условиях суды делают вывод, что решение по проверке может быть исполнено независимо от допущенных налоговым органом нарушений сроков ее проведения и оформления результатов. В то же время следует обратить внимание на следующее: если затягивание сроков проведения проверки не связано с действиями налогоплательщика, подход судов приводит к тому, что налоговый контроль становится не ограниченным по времени, что нарушает конституционный принцип правовой определенности», – отметила Евгения Заинчуковская.

Адвокат, советник Lidings Дмитрий Кириллов назвал рассматриваемый случай отличным примером судебного контроля за деятельностью налоговых органов. «ВС не стал передавать дело на новое рассмотрение, а поддержал позицию судов первой и апелляционной инстанции. При рассмотрении дела Суд не стал вдаваться в сложное толкование, применение доктрины права, выяснение воли законодателя и прочее. Вместо этого он буквально применил НК РФ и проделал простое арифметическое упражнение – подсчитал количество дней и месяцев, на которое налоговый орган пропустил сроки на каждой стадии налогового контроля, и увидел после знака “равно” пропуск срока для взыскания налога более чем на два года», – отметил он.

Дмитрий Кириллов добавил, что Суд справедливо обратился к позиции КС о том, что длительный срок проведения налоговой проверки может быть признан недопустимым в той мере, в какой приводит к избыточному или не ограниченному по продолжительности применению мер налогового контроля в отношении налогоплательщиков: «Как раз в такой ситуации оказался заявитель по этому делу».

Старший партнер, руководитель налоговой практики «Альтхаус» Игорь Смирнов напомнил, что в 2023 г. Счетная палата РФ при проведении исследования о выездных налоговых проверках пришла к выводу, что они оказывают влияние на финансовые показатели деятельности проверяемых компаний в сравнении с аналогичными компаниями, которые не были подвержены проверкам. «Затягивание проверок негативно влияет на деятельность налогоплательщиков, зачастую требуя дополнительных затрат на поиск внутренних ресурсов в компании или на привлечение налоговых юристов. Определение ВС подтверждает необходимость проведения контрольных мероприятий налоговыми органами в рамках законодательно установленных сроков. Именно при таком условии может быть соблюден баланс интересов бюджета и налогоплательщиков. Несмотря на изменение с 2023 г. положений о порядке взыскания задолженности налогоплательщиков в связи с введением единого налогового счета, считаю, что позиция ВС РФ применима и для будущих споров, поскольку у налоговых органов сохранилось право на подачу заявления о взыскании в течение двух лет», – полагает он.

Рассказать:
Яндекс.Метрика