×

Адвокатура: полуторавековой рубеж

150 лет существования адвокатуры – значительный период для того, чтобы подводить итоги и делать выводы
Материал выпуска № 11 (172) 1-15 июня 2014 года.

АДВОКАТУРА: ПОЛУТОРАВЕКОВОЙ РУБЕЖ

150 лет существования адвокатуры – значительный период для того, чтобы подводить итоги и делать выводы

И помните, по возможности, что адвокатура не просто средство кормления, как полагают подчас, а «служение общественное
А.Ф. Кони


Данная статья открывает дискуссию о глобальных вопросах развития адвокатского сообщества в России, предложенную заместителем председателя НКС ФПА РФ В.В. Лазаревым в № 6 (167) «АГ» в рамках подготовки ежегодного доклада ФПА, приуроченного в 2014 г. к празднованию 150-летия российской адвокатуры.


Формирование имиджа…
В 2014 г. исполняется 150 лет российской адвокатуре. К этой дате можно относиться по-разному: как к юбилею адвокатской корпорации, как ко времени, прошедшему со дня судебных реформ Александра II, наконец, просто ее не замечать как малозначительную. Это отношение зависит от многих факторов, наверное, в первую очередь от того, насколько населению нашей страны знакомо слово «адвокат» и что у россиянина ассоциируется с этим словом. Мне приходилось встречаться с разными представлениями граждан об адвокате и адвокатуре в целом, а иногда вообще с отсутствием такого представления. В ряде случаев люди обращаются к адвокатам как к последней надежде, исчерпав все иные способы решения своих проблем.

Как за прошедшие 150 лет формировалось у человека представление об адвокате и как формируется сейчас? Из чего складывается образ защитника? Есть древнеиндийская притча о слепых и слоне. Слепые, трогая слона, описывают друг другу свои впечатления, но ни одно из них не является верным. Примерно так же обстоят дела у некоторых с мнением об адвокате и его профессионализме. Отдельные категории граждан склонны принимать за адвоката любое лицо, которое, зарегистрировавшись как индивидуальный предприниматель, оказывает «юридическую помощь» по доверенности. Последствия подобной «помощи» непредсказуемы – это для профессионалов не секрет. Но все же главное, на мой взгляд, – это то, как сообщество адвокатов позиционирует себя населению.

При обсуждении проектов судебной реформы 1864 г. Государственный Совет, отмечая недостатки дореформенной адвокатуры, указывал в своем журнале: «Одна из причин бедственного положения нашего судопроизводства заключается в том, что лица, имеющие хождение по делам, большей части люди очень сомнительной нравственности, не имеющие никаких сведений юридических ни теоретических, ни практических». На этом основании Государственный Совет признал необходимым создание организованной адвокатуры, без которой, по его мнению, «невозможно будет ведение состязания в гражданских и судебных прениях в уголовном судопроизводстве с целью раскрытия истины и представления полной защиты тяжущимся и обвиняемых пред судом».

Поскольку намерения были благие и своевременные, адвокатура как неотъемлемый элемент судопроизводства была отражена в Судебных уставах 1864 г. «Золотое время» подарило нам таких выдающихся представителей профессии, как Ф.Н. Плевако, П.Н. Александров, А.И. Урусов и многие другие. Они известны по блестяще проведенным в судах делам и по своим выступлениям, которые публикуются как отдельные литературные произведения. Даже мало осведомленные в области юриспруденции люди знали этих адвокатов не потому, что о них писали на первых полосах газет того времени, а их конторы располагались в административном центре Москвы и Петербурга, и не по множеству расклеенных объявлений, а по реальным достижениям.

Если адвокатская деятельность в настоящее время не является предпринимательской, то откуда же появилось название «рынок юридических услуг», откуда рекламные листовки в камерах изоляторов временного содержания и на столах у следователей, объявления на столбах по улице, на стенах СИЗО, в судах, откуда надписи на асфальте? Можно сослаться на высокую конкуренцию, но страшна ли конкуренция специалисту и допустимо ли применение терминов «конкуренция», «пиар», «маркетинг» в сфере оказания юридической помощи, а не платных услуг?

В законе указано, что адвокатская деятельность – это именно «квалифицированная юридическая помощь», а не услуга или что-то иное. Например: «Решение любых вопросов. Адвокат». Ну, и номер телефона. От подобного предложения становится просто не по себе. Что может подумать некомпетентный в этой области человек? Да все что угодно… Распространяет ли эти объявления не выдерживающий конкуренции адвокат или обычный мошенник – не столь важно, гораздо важнее, что так формируется общественное мнение о профессии и нашей корпорации в целом. Существует ряд других примеров нарушений действующего законодательства в области адвокатуры, которые остаются без внимания квалификационных комиссий адвокатских палат по той простой причине, что это уже воспринимается как должное, как «рабочие моменты».

…и стремление к совершенству
Время неумолимо бежит вперед, и социально-экономические и политические условия в стране ставят адвокатуру в зависимость. Зависимость – это в любом случае плохо, будь от нее положительный или отрицательный результат. Если сейчас не взять ситуацию под контроль, не превратится ли адвокат со временем в модного современного «предпринимателя»? Престиж присяжной поверенной адвокатуры зарабатывался годами и профессионализмом, скромностью и человечностью русского адвоката, а вовсе не «интегрированием юридических услуг на внутренний и внешний рынок посредством маркетинговых технологий». Имеем ли мы сейчас право, поддаваясь веяниям «современности», превратиться в предпринимателей, прикрываясь формулировкой в законе?

На мой взгляд, на уровне Федеральной палаты адвокатов РФ необходимо создание рабочей концепции, которая включила бы основные направления деятельности по сохранению и оптимизации имиджа адвокатуры в обществе в целом (с помощью СМИ, освещения знаковых и прецедентных результатов, правового просвещения населения и т.д.), а также направления деятельности внутрикорпоративной безопасности, на основе которых представится возможным создать отделы при квалификационных комиссиях по выявлению дисциплинарных проступков, умаляющих авторитет адвокатуры в обществе.

Только с помощью решительных и действенных мер удастся добиться сохранения престижа профессии. Необходим тщательный отбор претендентов на получение статуса адвоката. В адвокатуре не должно быть «случайных людей», которые, имея об этой профессии искаженные представления, намерены, получив статус адвоката, тем или иным образом «решать вопросы» вне правового поля. Необходимо тщательно проверять характеризующие претендента данные, достоверность документов, подтверждающих юридический стаж, причины смены места работы, наличие дисциплинарных взысканий и даже погашенной судимости в прошлом за умышленные преступления. Необходимо на уровне адвокатских палат создать практику внеплановых проверок ведения адвокатских производств на местах. Нужно на законодательном уровне закрепить норму о повторной сдаче экзамена при переходе из одной адвокатской палаты в другую.

Все эти меры являются вынужденными и никак не отразятся на демократических началах адвокатского сообщества. В конце концов, мы способны отличать демократию от распущенности и вседозволенности. С течением времени институт адвокатуры должен совершенствоваться в русле престижа профессии, независимости, принципиальности и профессионализма, а не срастаться с бизнесом, поддаваясь ложным и навязанным стандартам современности. В связи с развитием рыночной экономики в стране все более актуальным становится оказание юридической помощи физическим и юридическим лицам в сфере предпринимательской деятельности, но это не должно отражаться на сложившихся принципах и традициях российской адвокатуры. Адвокат не должен становиться бизнес-партнером или «слугой» предпринимателя. Сращивание бизнеса и адвокатуры опасно не только для самой корпорации, но и для всей системы оказания юридической помощи гражданам, в том числе бесплатной.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что в целом полуторавековой рубеж российская адвокатура переходит такой, какой бы ее хотели видеть великие и талантливые основатели. Наша же задача как наследников и хранителей традиций российской адвокатуры – не менять заданных предшественниками ориентиров, не отказывать в профессиональной помощи ни одной из категорий граждан: ни представителям бизнеса, ни пенсионерам, ни бездомным. А значит – стремиться к совершенству.

Дмитрий ВОРОБЬЁВ,
АП Московской области