×

Все могут короли?

Европейский опыт регулирования распространения информации об адвокатах и адвокатской деятельности
Материал выпуска № 11 (172) 1-15 июня 2014 года.

ВСЕ МОГУТ КОРОЛИ?

Европейский опыт регулирования распространения информации об адвокатах и адвокатской деятельности

Мы проанализировали правила распространения адвокатами информации в других странах и обобщили данный материал, который может выступить в качестве основы для оценки эффективности существующего сегодня в России механизма регулирования аналогичных отношений.

Материал французского журналиста под названием «Адвокаты – новые короли рекламы», посвященный анализу последствий реформы во Франции, затронувшей сферу рекламирования адвокатской деятельности, поспособствовал возникновению идеи более глубокого изучения опыта других стран в области регулирования распространения информации об адвокатах и адвокатской деятельности, на основе обобщения которого была подготовлена данная статья.

Результаты такого обобщения могут, на наш взгляд, представлять определенный интерес также в рамках дискуссии об эффективности регулирования сложившегося в России механизма распространения адвокатами информации о себе и своей деятельности, а также о целесообразности инициирования процесса его реформирования.

Во-первых, следует отметить, что за последние несколько лет во многих европейских странах произошли довольно существенные изменения в том, что касается правил распространения адвокатами и адвокатскими образованиями информации. При этом основным направлением указанных изменений стала значительная либерализация требований к адвокатам применительно к формам информационной коммуникации и допустимым методам привлечения клиентуры.

В рамках указанной статьи представляется возможным рассмотреть и проанализировать правила распространения адвокатами информации лишь в некоторых странах, опыт которых, по нашему мнению, может быть учтен или, как минимум, критически переосмыслен, в случае если компетентными лицами будет принято решение реформировать соответствующий порядок и в рамках российской адвокатуры.

Европейский союз

Согласно принципам распределения нормотворческой компетенции между Европейским союзом и его членами европейское законодательство (в рамках закрепленных за ЕС полномочий) содержит основы правового регулирования различных правоотношений, которые конкретизируются и развиваются в национальных нормативных актах государств-членов. Практика Суда Европейского союза также оказывает влияние на национальное законодательство и судебную практику.

Рассмотрим следующие правовые и правоприменительные акты Европейского союза.

Директива ЕС 2005/36/ЕС от 7 сентября 2005 г., касающаяся признания профессиональной квалификации. Данный акт представляет интерес с учетом того, что в нем содержится определение понятия «регламентированная профессия», к категории которой относится в том числе и профессия адвоката и в соответствии с которой определяется статус адвокатов в Европейском союзе и государствах, входящих в его состав.

Так, согласно пп. (а) п. 1 ст. 3 указанной Директивы под «регламентированной профессией» понимается деятельность (совокупность видов деятельности), доступ или осуществление которой прямо или косвенно зависит в силу установленных требований от обладания определенной профессиональной квалификацией. Как следует из п. 42 преамбулы Директивы 2005/36/ЕС, адвокатская деятельность подпадает под категорию регламентированной и, соответственно, профессия адвоката также является регламентированной.

Как следствие, на адвокатов распространяют свое действие, если, конечно, иное не оговорено специально, все акты европейского права, регулирующие деятельность представителей регламентированных профессий.

Примером такого акта является Директива ЕС 2006/123/ЕС от 12 декабря 2006 г. об услугах на внутреннем рынке. Следует отметить, что именно принятие данной директивы спровоцировало последующие реформы в области регулирования адвокатской деятельности в части прав адвокатов и адвокатских образований распространять информацию о своей деятельности, а также рекламировать ее и даже привлекать клиентуру с использованием методов прямого маркетинга.

Такое последствие было обусловлено тем, что указанная Директива ввела понятие «коммерческая коммуникация» (п. 12 ст. 4), под которой понимается любая форма коммуникации, направленной на прямое или косвенное продвижение товаров, услуг или имиджа предприятия, организации или лиц, осуществляющих коммерческую, производственную, ремесленную деятельность или же имеющих регламентированную профессию.

Также данным актом были установлены требования к государствам – членам ЕС устранить полные запреты на коммерческую коммуникацию для представителей регламентированных профессий, если таковые имели место согласно действовавшему в указанных странах национальному законодательству.
При этом за государствами было сохранено право устанавливать допустимые границы такой коммерческой коммуникации с учетом правил профессиональной этики, соответствующих, в частности, принципам независимости, достоинства и единства профессии, а также обеспечению профессиональной тайны (п. 100 преамбулы, ст. 24 Директивы).

Как следует из приведенного выше определения, Директива 2006/123/ЕС не конкретизировала понятие «коммерческой коммуникации», ограничившись лишь общим определением, оставляющим простор для различных подходов к его толкованию.

На сегодняшний день толкование понятия «коммерческая коммуникация» применительно к регламентированным профессиям, включая адвокатов, содержится в решении Суда ЕС от 5 апреля 2011 г. по делу С-119/9 по иску Национального фидуциарного общества экспертов-бухгалтеров Франции. Так, согласно п. 29, 33 упомянутого решения суда коммерческая коммуникация включает в себя различные формы, в том числе рекламу, прямой маркетинг или рекомендации, т.е. любые формы рекламы и информационной коммуникации, направленные на привлечение новых клиентов.

Отметим, что на сегодняшний день на уровне общеевропейского законодательства сложился следующий подход к регулированию информационной коммуникации применительно к адвокатской деятельности:
1) адвокатам предоставлено право осуществлять коммерческую коммуникацию в любых формах, включая рекламу и прямой маркетинг;
2) ограничение «свободы» коммерческой коммуникации возможно на уровне государств-членов с учетом правил профессиональной этики, соответствующих принципам, установленным европейским законодательством.

Александрина ГЛАЗКОВА,
партнер АБ «Андрей Городисский и партнеры», эксперт ФПА РФ

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 11 за 2014 г.