×

Без речей

Адвоката Станислава Маркелова похоронили 23 января на Останкинском кладбище. По просьбе родственников церемония прошла без речей, и это придало ей особую окраску. Молчание порой бывает красноречивее любого оратора. И присутствовавшие на похоронах журналисты могли просто понаблюдать за лицами: печаль, недоумение, горе, сожаление, соболезнование, равнодушие, досада, мысли про себя.
Материал выпуска № 3 (44) 1-15 февраля 2009 года.


БЕЗ РЕЧЕЙ

Адвоката Станислава Маркелова похоронили 23 января на Останкинском кладбище. По просьбе родственников церемония прошла без речей, и это придало ей особую окраску. Молчание порой бывает красноречивее любого оратора. И присутствовавшие на похоронах журналисты могли просто понаблюдать за лицами: печаль, недоумение, горе, сожаление, соболезнование, равнодушие, досада, мысли про себя.

Когда умер Ф.Н. Плевако, строго настрого наказавший похоронить его «без венков и речей», его наказ, конечно, нарушили. Современники имели на это право: Плевако ушел из жизни естественным образом, совершив на своем жизненном пути то, что должен был совершить.

Сто лет спустя жизнь молодого московского адвоката Станислава Маркелова оборвалась насильственно. И никто не осмелился не выполнить просьбу родственников воздержаться от речей. Молчание – ответ тем, кто спланировал и осуществил это чудовищное убийство, кто пытался спекулировать на нем и рассчитывал получить политические дивиденды.

Проводить адвоката в последний путь пришли сотни человек: близкие, коллеги и простые москвичи. Адвокатское сообщество представляли Генри Резник, Гасан Мирзоев, Николай Клён, адвокаты московских бюро и коллегий.

У Станислава Маркелова осталась жена и двое маленьких детей.

Наш корр.

"АГ" № 3, 2009