×

ближе страсбурга суда нет?

Неопределенность норм уголовно-процессуального законодательства об отводах судей допускает в процессе правоприменения возможность неограниченного усмотрения
Материал выпуска № 17 (202) 1-15 сентября 2015 года.

БЛИЖЕ СТРАСБУРГА СУДА НЕТ?

Неопределенность норм уголовно-процессуального законодательства об отводах судей допускает в процессе правоприменения возможность неограниченного усмотрения

Проблема практического применения в уголовном процессе обстоятельств отвода судьи, регламентированных ст. 61, 63 и 64 УПК РФ, назрела давно, однако правоприменители делают вид, будто ее не существует, хотя вопрос поведения судьи в процессе является одним из основных для оценки справедливости судопроизводства в целом.

Продолжение.
Начало в «АГ» № 16 (201).

Адвокатские фантазии
Попытаемся разобраться, какие практические обстоятельства, по мнению стороны защиты, могут свидетельствовать о личной, прямой или косвенной заинтересованности судьи в исходе дела. Начнем со ст. 123 Основного закона, устанавливающей осуществление судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон. Статьи 48, 49 и 50 Конституции РФ несут в себе дополнительные гарантии для уголовного судопроизводства: получение юридической помощи с момента задержания, презумпцию невиновности, доказывание виновности в предусмотренном федеральным законом порядке и право на пересмотр приговора. К сожалению, Конституция не гарантирует справедливости, объективности и беспристрастности судебного разбирательства, но такие гарантии все же существуют (и не только в ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 г., к нормам которой адресует нас ч. 4 ст. 15 Конституции), они также закреплены в федеральных законах и в одном из актов судейского сообщества – Кодексе судейской этики (утвержден 19 декабря 2012 г. VIII Всероссийским съездом судей).

В первую очередь, это Закон № 3132-I от 26 июня 1992 г. «О статусе судей в Российской Федерации» (далее – Закон о статусе судей), где изложены предъявляемые к судье требования. В частности, регламентировано, что судья при исполнении полномочий должен избегать всего, что могло бы умалить авторитет судебной власти, достоинство судьи или вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности. Статья 3 этого же закона содержит правовые понятия личной заинтересованности судьи и конфликта интересов, которые, по моему мнению, можно и должно соотносить с обстоятельствами, дающими основания для его отвода в уголовном судопроизводстве в силу ч. 2 ст. 61 УПК РФ.

Так, в соответствии со ст. 3 Закона о статусе судей под личной заинтересованностью судьи, которая влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных обязанностей, понимается возможность получения судьей при исполнении должностных обязанностей доходов в виде материальной выгоды либо иного неправомерного преимущества непосредственно для судьи, членов его семьи или иных лиц и организаций, с которыми судья связан финансовыми или иными обязательствами.

Под конфликтом интересов законодатель обозначает ситуацию, при которой личная заинтересованность (прямая или косвенная) судьи влияет или может повлиять на надлежащее исполнение им должностных обязанностях и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью судьи и правами и законными интересами граждан и иных лиц, способное привести к причинению вреда правам и законным интересам граждан и др.

Таким образом, понятия личной заинтересованности судьи и конфликта интересов непосредственно связаны с материальной (или иной) выгодой судьи (или членов его семьи) и, как следствие, с его имущественным положением и доходами, сведения о которых по Закону о персональных данных охраняются и не подлежат ни сбору, ни использованию, ни распространению.

Обратимся теперь к Кодексу судейской этики, который устанавливает обязательные для каждого судьи правила поведения не только при осуществлении правосудия, но и во внесудебной деятельности. Эти правила основаны на высоких нравственно-этических требованиях, положениях законодательства РФ, международных стандартов в сфере правосудия и поведения судей. Кодекс детально регламентирует общие требования, предъявляемые к поведению судьи, правила его профессионального поведения, к каковым относятся независимость, объективность и беспристрастность в работе, соблюдение равенства сторон, добросовестность и компетентность судьи.

Кодексом на судей также возложена обязанность осуществлять профессиональную деятельность в строгом соответствии с законом, придерживаясь независимой и беспристрастной позиции в отношении всех участников процесса. Именно в Кодексе выделяется привилегированный материал, связанный с поведением судьи в процессе: объективность и беспристрастность в процессе, что расценивается как условия надлежащего осуществления правосудия. Этот же материал включает в себя требование обеспечить в процессе судопроизводства равное отношение ко всем участвующим в деле лицам, гарантируя, тем самым, справедливое судебное разбирательство и добросовестное исполнение обязанностей (ст. 9, 10 и 11).

Считаю уместным напомнить о принципах уголовного судопроизводства, которые корреспондируют с нормами закона о статусе судей касательно осуществления правосудия на основе состязательности, равенства стороны обвинения и защиты перед судом, обеспечения подсудимому права на защиту, законности при производстве по уголовному делу и беспристрастности суда (ст. 1, 6–19 УПК РФ).

Мария СЕРНОВЕЦ, 
адвокат АП г. Москвы

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 17 за 2015 г.