×

Фпа в верховном суде

9 октября руководители ФПА РФ приняли участие в семинаре в ВС РФ
Материал выпуска № 20 (205) 16-31 октября 2015 года.

ФПА В ВЕРХОВНОМ СУДЕ

9 октября руководители ФПА РФ приняли участие в семинаре в ВС РФ

Семинар был посвящен проблемам состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе. Это первый совместный с ФПА РФ семинар в Верховном Суде РФ. Его можно по праву назвать историческим событием, так как подобные мероприятия с участием руководства адвокатского сообщества в Верховном Суде РФ после распада СССР не проводились.

С докладами выступили президент ФПА РФ Юрий Пилипенко и вице-президент ФПА РФ Генри Резник. По окончании семинара Юрия Пилипенко и Генри Резника принял председатель Верховного Суда РФ Вячеслав Лебедев.

Напомним, что договоренность о проведении совместных семинаров и об участии представителей ФПА РФ в работе всех Пленумов ВС РФ была достигнута в процессе доработки проекта постановления «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве», принятого Пленумом Верховного Суда РФ 30 июня 2015 г. ФПА РФ активно участвовала в доработке проекта, и большинство представленных ею замечаний были учтены.

Выступая на семинаре 9 октября, президент ФПА РФ Юрий Пилипенко, в частности, подчеркнул, что значительное расширение с 2002 г. действия института особого порядка рассмотрения уголовных дел на практике ведет к тому, что в суде по уголовным делам исчезает спор между стороной обвинения и стороной защиты.

По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, за 2014 г. только в «классическом» особом порядке судебного разбирательства при согласии обвиняемого с предъявленным ему обвинением (без заключения досудебного соглашения о сотрудничестве) рассмотрено 64,3% уголовных дел, то есть каждые два из трех дел рассмотрены в процедуре, не предусматривающей спор о фактах и праве.

Причина распространенности особого порядка – неверие обвиняемых в то, что в общем порядке судебного разбирательства их доводы будут услышаны и суд предоставит им возможность оспорить обвинение и доказать свою невиновность или меньшую виновность.

Превалирование особого порядка придает стадии предварительного расследования большую значимость, чем стадии судебного разбирательства. Следователь и дознаватель, по сути, определяют судьбу обвиняемого, оставляя суд за рамками рассмотрения основного вопроса о доказанности деяния и правильности его квалификации. При этом на стадии предварительного расследования сторона защиты находится в существенно зависимом от следователя (дознавателя) положении в вопросах доказывания защитительных фактов и вообще лишена возможности спора с обвинением.

Таким образом, вывод о доказанности деяния и правильности его квалификации формулируется следователем в условиях отсутствия какой-либо состязательности и равенства сторон. А суд, в свою очередь, не рассматривая в состязательной процедуре правильность этого вывода, фактически утверждает его посредством вынесения приговора.

Повсеместно распространенное нарушение принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе состоит в том, что суды игнорируют доводы, изложенные в ходатайствах и жалобах адвокатов (или просто умалчивают о существовании этих доводов; или, не указывая причин, признают их «не основанными на законе»; или оценивают не тот довод, который приведен в процессуальном акте защитника).

Этот вопрос лежит в плоскости судебной практики и зависит лишь от предъявляемых вышестоящими судами требований к судебным актам. Но без его разрешения все оставшиеся проблемы так и останутся неразрешенными.

Многочисленные нарушения принципа состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе связаны с вмешательством в профессиональную деятельность адвокатов по уголовным делам, не находящим должной реакции со стороны судейского сообщества. В частности, увеличилось количество обысков, проводимых у адвокатов или в их помещениях, фактически в целях поиска документов из адвокатского производства, которые могут быть использованы в доказывании обвинения в отношении их доверителей. Суды общей юрисдикции, как правило, не усматривают причин для отказа следователям в удовлетворении ходатайств о производстве обысков.

Для того чтобы ограничить сторону защиты в реализации своих прав, сейчас широко применяется институт предупреждения адвокатов-защитников об уголовной ответственности за разглашение данных предварительного расследования, отметил вице-президент ФПА РФ Генри Резник.

Статья 161 УПК РФ «Недопустимость разглашения данных предварительного расследования» унаследована от советского УПК РСФСР, где она была сформулирована для нужд розыскного процесса еще в 1960 г., когда защитник на предварительном следствии вообще отсутствовал.

В состязательное построение уголовного судопроизводства эта норма явно не вписывается: предупрежденный об уголовной ответственности защитник ограничен в возможностях собирать доказательства, обращаться к специалистам для получения консультаций по вопросам, требующим специальных познаний; становится затруднительным использование данных предварительного расследования для составления и направления адвокатских запросов.

Мария ПЕТЕЛИНА,
зам. главного редактора «АГ»