×

Как исчез посредник

Репортаж с места событий
Материал выпуска № 16 (81) 16-31 августа 2010 года.

КАК ИСЧЕЗ ПОСРЕДНИК

Репортаж с места событий

С помощью презрения к закону противоречия в показаниях свидетеля были устранены путем простого оглашения его показаний.

Перефразируя знаменитого поэта, хочу сказать:
 
О сколько нам сюрпризов чудных
Судья готовит хитроумный,
Как изощряется, глумится,
А мне потом совсем не спится.
В низах наш лидер – пофигизм,
В верхах – цинизм и нигилизм,
А в совокупности – коктейль.
И пыл горячий ты умерь:
О стенку биться, не лениться –
Кто счастьем этаким пленится?

А теперь вопрос на тему правового нигилизма, пренебрежения к закону и произвола: можно ли устранить противоречия в показаниях свидетеля, не устраняя их, а только совершая некие потуги, рассчитанные на публику и имеющие целью создать видимость их устранения? Оказывается можно, и большой изобретательности для этого не требуется. Только презрение к закону.

Простой обман

В качестве подозреваемого в сбыте марихуаны Ж. допрашивали 18 марта 2010 г. в два часа ночи, при допросе присутствовал адвокат, который не представлялся и на протяжении всего допроса спал. Оперативники объяснили Ж., какие ему следует давать показания, обещали к утру его освободить как «бегунка», т.е. человека, осуществляющего посреднические функции по просьбе покупателя между покупателем и продавцом. Он согласился оговорить себя в покушении на сбыт наркотического средства. А потом из него сделали сбытчика, а не бегунка-посредника.

Суду было заявлено ходатайство о признании недопустимыми в силу п. 3 ст. 164 УПК РФ показаний Ж. в качестве подозреваемого от 18 марта 2010 г., так как допрос в ночное время может проводиться только в случаях, не терпящих отлагательства. Ж. признал обоснованность задержания, показал, где именно в квартире он хранил марихуану, т.е. добровольно выдал ее, показал на месте, где проживает поставщик, был согласен сотрудничать со следствием, выполнить ОРМ, с этой целью звонил поставщику и договаривался о покупке наркотика. Вместо того чтобы продолжить выполнение ОРМ, следствие занялось незаконным допросом Ж., а сбытчик тем временем скрылся, что ухудшило положение Ж. Суд сослался на то, что целью ночного допроса было установление происхождения наркотических средств, что противоречит установленным обстоятельствам дела, – Ж. указал, где проживает поставщик и надо было выполнять ОРМ до конца, а не проводить ночной допрос.

«Устранение противоречий»

В деле по обвинению гр-на Ж. по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ в судебное заседание был вызван и там допрошен основной свидетель – покупатель марихуаны гр-н Л. Он дал подробные показания о том, что брал марихуану не напрямую у подсудимого Ж., а через посредника, назвать которого отказался. Деньги давал посреднику, марихуану получил от посредника. Посредник назначил ему встречу не возле дома, где проживал Ж., а в другом месте, Л. шел на встречу с посредником не менее 20 минут, что делал посредник все это время, Л. не знает, после их встречи посредник повел Л. к дому Ж., где лично передал траву Л. После того как свидетель Л. дал показания и ответил на вопросы, его отпустили.

Показания свидетеля Л. в судебном заседании занимают две с половиной страницы. Они носят детальный характер и позволяют сделать вывод о том, что посредник был, что он принимал активное участие в приобретении свидетелем Л. марихуаны и что он мог приобрести марихуану в другом месте до встречи со свидетелем Л., но не сказать ему об этом и пойти знакомить его с гр-ном Ж., что последний мог не видеть в темноте передачу марихуаны посредником свидетелю Л. Поэтому эти показания не устраивали ни прокурора, ни судью.

Предложения огласить показания, данные свидетелем Л. на предварительном следствии, от прокурора не поступило, суд также инициативу не проявил. На следующем судебном заседании должны были начаться прения сторон, однако прокурор заявил ходатайство об оглашении показаний свидетеля Л., полученных от него на предварительном следствии в связи с наличием существенных противоречий, которые действительно имелись. Сам свидетель Л. на это заседание не вызывался, и в зале суда его не было.

Несмотря на обоснованные возражения – мои (как защитника) и подсудимого Ж., суд удовлетворил ходатайство прокурора, не усмотрев в факте запоздалого оглашения показаний свидетеля Л., которого можно было при необходимости вновь вызвать в суд, ничего крамольного вроде нарушения права на защиту, нарушения требований ст. 281 УПК РФ и т.п. Комментировать ст. 281 УПК РФ я не стану, ее содержание многие знают наизусть. Мне представляется, что заявление данного ходатайства прокурором было заранее согласовано с судьей.

Но дело даже не в этом, а в том, что прокурор своим ходатайством снимал все риски дальнейшего ослабления позиции обвинения, так как оглашением показаний свидетеля Л. устранение противоречий и закончилось. Задавать вопросы по оглашенным показаниям было некому. Устранение противоречий в показаниях свидетеля, усеченное до жалкой и бессмысленной затеи, можно приводить как пример безошибочной тактики прокурора, поддержанной судом, которая привела к искомому результату – юридическая оценка действий Ж. осталась неизменной, соответственно был назначен и срок – девять лет лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Остается добавить, что в приговоре показания свидетеля Л. занимают только 11 строчек и показания, данные в судебном заседании и полученные на предварительном следствии, стали похожи между собою, как две капли воды. Из показаний свидетеля Л. в суде, как они изложены в приговоре, посредник исчез в неизвестном направлении, хотя в протоколе судебного заседания все изложено более или менее правильно. Ставка делается на то, что никто приговор с протоколом суда сравнивать не будет, тем более когда речь идет о обвинении в сбыте наркотика – кассация захлебывается от потока жалоб и не успевает вовремя отписываться.

Незаконно оглашенные прокурором показания свидетеля Л. на предварительном следствии в приговоре сжаты до четырех строчек. Я полагаю, что такое сжатие текста показаний стержневого свидетеля Л., данных им на предварительном следствии, вызвано самой незаконностью этого оглашения. Зато показания второразрядных свидетелей, заинтересованных в исходе дела в пользу предъявленного Ж. обвинения представлены в полном, развернутом виде.

Последнее прибежище закона – суд. А так ли это сейчас? Что мы видим чаще всего в суде, кроме желания оставить все как есть? Так намного проще: и во времени экономия, и шишек не набьешь, и начальству приятно. А то, что страдает закон и истина, – так это издержки производства.

Борис СТРЕЛЕЦ,
адвокат КА г. Троицка Челябинской обл.

Дело № 1 -245/2010 г.

ПРИГОВОР
Именем Российской Федерации
г. Троицк         9 июля 2010 г.
(Извлечение)

Оценив все доказательства в их совокупности, суд считает, что вина подсудимого Ж. в совершении данного преступления материалами предварительного и судебного следствия полностью доказана. Все выше названные доказательства получены в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством и являются допустимыми. При этом доводы подсудимого Ж. о том, что он все количество марихуаны приобретал для личного потребления, без цели сбыта, о том, что 16 марта 2010 г. он не сбывал Л. марихуану в количестве двух стаканов и не получал от последнего деньги в сумме 6000 рублей, а также о том, что в ходе предварительного расследования он оговорил себя по «совету работников милиции» суд считает необоснованными, поскольку они полностью опровергаются показаниями свидетеля Л., показаниями самого Ж., которые им были даны в ходе предварительного расследования, а также совокупностью выше названных доказательств. Суд считает, что, изменив в ходе судебного разбирательства свои предыдущие показания, подсудимый Ж. желает избежать осуждения за совершение им особо тяжкого преступления.

Действия Ж. суд квалифицирует по ч. 3 ст. 30 и п. «г» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ как покушение на незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере, который не был доведен до конца по независящим от виновного лица обстоятельствам.

     От редакции

Адвокат Б.Х. Стрелец подал кассационную жалобу на приговор Троицкого городского суда от 9 июля 2010 г. по делу Ж. Он полагает, что данный приговор подлежит отмене по следующим основаниям: в ходе судебного разбирательства суд проявил предвзятость, дал неверную оценку добытым доказательствам, допустил существенное нарушение уголовно-процессуальных норм.

"АГ" № 16, 2010