×

Невиновен посмертно

Адвокаты добились оправдательного приговора в отношении умершего обвиняемого
Материал выпуска № 17 (178) 1-15 сентября 2014 года.

НЕВИНОВЕН ПОСМЕРТНО

Адвокаты добились оправдательного приговора в отношении умершего обвиняемого

Уголовное судопроизводство направлено не только на защиту прав потерпевших лиц и организаций, но также и на защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, ограничений прав и свобод, в том числе лиц, обвиняемых посмертно, поскольку каждый гражданин имеет право на реабилитацию, если он необоснованно подвергся уголовному преследованию. В настоящей статье авторами анализируется редкий случай с вынесением оправдательного приговора умершему подозреваемому, обвиняемому в преступлении, которого он не совершал.

Известно немало громких дел, которые прекращались за смертью обвиняемого без должного рассмотрения всех вопросов. Виновными признавали и мертвых – например, замученного в СИЗО юриста Сергея Магнитского и погибшую в ДТП с участием автомобиля вице-президента «Лукойла» на Ленинском проспекте Ольгу Александрину. К этим историям было приковано большое внимание со стороны общественности, и теперь есть надежда, что в подобных делах процесс будет беспристрастным, а приговор – объективным.

Назрел пересмотр дел, где виновными посмертно признаны погибшие. Объективное расследование должно не списывать вину на умершего, а установить всех виновных вне зависимости от их ранга, а также позволить родственникам реабилитировать невиновных и, что немаловажно, получить компенсацию морального ущерба и материального вреда.

Фабула дела
16 июня 2014 г. Невский районный суд г. Санкт-Петербурга вынес оправдательный приговор в связи с непричастностью к совершенному преступлению в отношении погибшего в результате превышения должностных полномочий сотрудниками УМВД по Невскому району Санкт-Петербурга несовершеннолетнего Никиты Леонтьева, обвинявшегося ГСУ СК РФ по СПб в совершении преступления, предусмотренного п. «г» ч. 2 ст. 161 УК РФ (грабеж с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия).

В январе 2012 г. сотрудники полиции Денис Иванов, Олег Прохоренков и Алексей Малых, находясь в состоянии алкогольного опьянения, стали очевидцами нападения двух молодых людей на Светлану Кузьмину, также находившуюся в состоянии алкогольного опьянения. Полицейскими была организована погоня, в результате которой в близлежащих дворах был задержан 15-летний школьник Никита Леонтьев, по приметам похожий на одного из нападавших. Подросток был доставлен в помещение опорного пункта полиции, где в течение нескольких часов из него «выбивали» признательные показания и имя соучастника. В соответствии с заключением судебно-медицинского эксперта Никите Леонтьеву было причинено около 100 телесных повреждений. После этого подросток, который так и не смог назвать имя своего якобы подельника, был доставлен в 75-е отделение полиции Санкт-Петербурга, где почти сразу же потерял сознание и скончался позднее в карете «скорой помощи» от полученных побоев. В то время как родители Никиты Леонтьева, которым никто – в нарушение требований закона – не удосужился сообщить о задержании несовершеннолетнего, безуспешно искали своего сына по всему городу.

Следователи Следственного комитета возбудили два уголовных дела: одно по факту смерти подростка, второе – в отношении уже умершего Никиты Леонтьева, как подозреваемого в совершении грабежа.

Результаты судебных процессов по факту смерти подростка: Денис Иванов в сентябре 2013 г. был приговорен к 6,5 годам лишения свободы; Олег Прохоренков – 4 июня 2014 г. – к 9 годам лишения свободы. Алексей Малых скончался до окончания предварительного следствия.

Ольге Леонтьевой, матери погибшего подростка, на предварительном следствии и в суде неоднократно предлагалось согласиться с прекращением уголовного дела по не реабилитирующему основанию, предусмотренному п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ. Однако после разъяснения адвокатами правовых последствий и возможности, предоставленной постановлением КС РФ от 14 июля 2011 г. № 16-П, ею было принято решение о рассмотрении уголовного дела по существу.

Представляется важным остановиться на данном постановлении КС РФ, где были признаны неконституционными положения п. 4 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, позволяющие прекратить уголовное дело в связи со смертью подозреваемого (обвиняемого) без согласия его близких родственников. В п. 5 и 6 постановления указывается о праве близких родственников умершего настаивать на продолжении производства по уголовному делу с целью его возможной реабилитации и соответствующей обязанности публичного органа, ведущего уголовный процесс, обеспечить реализацию этого права. При этом обязанность органа расследования и суда продолжить производство возникает при заявлении соответствующего возражения со стороны близких родственников, обеспеченных правами, которыми должен был бы обладать подозреваемый, обвиняемый (подсудимый), аналогично тому, как это установлено ч. 8 ст. 42 УПК РФ применительно к умершим потерпевшим.

В ходе полуторагодового судебного процесса по делу о грабеже в отношении Никиты Леонтьева был выявлен ряд вопиющих процессуальных нарушений и фальсификаций представителей следствия с целью искусственного создания доказательств вины умершего в совершении грабежа и оправдания преступлений полицейских.

Рассмотрим основные аспекты, которые, по нашему мнению, привели к вынесению судом оправдательного приговора.

Слабая доказательственная база обвинения
В ходе ознакомления с материалами уголовного дела в порядке, предусмотренном ст. 216 УПК РФ, было установлено, что единственными доказательствами, подтверждающими вину Никиты Леонтьева в инкриминируемом деянии, являются показания сотрудников полиции и потерпевшей, прямо заинтересованных в исходе дела и находившихся в момент совершения преступления в состоянии сильного алкогольного опьянения.

Лжесвидетельства
Кроме того, в уголовном деле было выявлено значительное количество противоречий и процессуальных нарушений, в связи с чем на имя следователя было подано ходатайство в порядке ст. 219 УПК РФ о дополнении материалов уголовного дела, в удовлетворении которого было отказано.

Однако руководителем ГСУ СК РФ по СПб указанное решение было отменено, и уголовное дело направлено следователю для проведения дополнительных следственных действий, указанных в ранее поданном ходатайстве.

В частности, при ознакомлении с материалами дела адвокатами обнаружено, что в период следствия, спустя четыре месяца с момента возбуждения уголовного дела был установлен и допрошен ранее неоднократно судимый свидетель В., чье появление в деле после столь длительного срока вызвало закономерные вопросы. В связи с этим было подано ходатайство о дополнении материалов уголовного дела данными биллинга мобильного телефона указанного лица. Выемка и осмотр указанной документации показали, что телефон, которым якобы пользовался В. в день совершения преступления, находился в другом районе Санкт-Петербурга.

После этого при дополнительном допросе В. изменил показания и указал уже иной номер мобильного телефона, который согласно ответу оператора мобильной сети находился поблизости от места совершения преступления. В связи с этим было подано повторное ходатайство о вызове и допросе специалиста оператора мобильной связи, в удовлетворении которого следователем было отказано. Однако аналогичное ходатайство было удовлетворено судом. Допрошенный в судебном заседании специалист показал, что пользователь указанного абонентского номера в момент совершения преступления действительно находился по адресу совершения грабежа, но не во дворе дома, как утверждал свидетель В., якобы ставший очевидцем преступления, а в квартире на уровне 8 этажа, окна которой во двор не выходят.

Алексей ДОБРЫНИН,
адвокат, руководитель уголовно-правовой практики юридической компании Pen&Paper

Сергей ТОКАРЕВ,
адвокат, старший юрист юридической компании Pen&Paper

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 17 за 2014 г.