×

Под одну гребенку?

Практический и теоретический аспекты института амнистии в российском уголовном праве
Материал выпуска № 14 (199) 16-31 июля 2015 года.

ПОД ОДНУ ГРЕБЁНКУ?

Практический и теоретический аспекты института амнистии в российском уголовном праве

Объявление в России амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне вызвало в обществе интерес и актуализировало обсуждение вопроса: выгодна ли амнистия для государства? Чтобы ответить на данный вопрос с точки зрения юриспруденции, следует вывести за рамки политический, социальный и экономический аспекты и провести юридический анализ правового института амнистии – с позиций теории правотворчества и практики правоприменения.

Внесенный 9 апреля 2015 г. на рассмотрение Государственной Думы Президентом РФ проект постановления Государственной Думы об объявлении амнистии и принятое 24 апреля 2015 г. постановление ГД ФС РФ № 6576-6 ГД «Об объявлении амнистии в связи с 70-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941–1945 годов» предполагают освобождение от наказания в виде лишения свободы до 60 000 человек, а от наказаний, не связанных с лишением свободы, – до 200 000 человек.

Данные цифры не могут не вызывать обеспокоенности. Освобождение от уголовного наказания распространяется на лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести. Лица, виновные в тяжких и особо тяжких преступлениях, освобождению по амнистии не подлежат.

Каков аспект правоприменительной практики и влияния на нее амнистии?

Соответствующие условиям амнистии преступления небольшой и средней тяжести представляют собой обширный перечень, включающий в себя множество распространенных преступлений – например, некоторые из преступлений против жизни и здоровья: убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ), убийство, совершенное в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ), причинение смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ), доведение до самоубийства (ст. 110 УК РФ), умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью (ст. 112 УК РФ), умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ), побои (ст. 116 УК РФ), истязание (ч. 1 ст. 117 УК РФ), угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью (ст. 119 УК РФ), заражение венерической болезнью (ст. 121 УК РФ), заражение ВИЧ-инфекцией (ч. 1, 2, 4 ст. 122 УК РФ) и другие.

Также сюда относятся некоторые преступления против собственности, например: кража (ч. 1 и 2 ст. 158 УК РФ), присвоение или растрата (ч. 1 и 2 ст. 160 УК РФ), грабеж (ч. 1 ст. 161 УК РФ), вымогательство (ч. 1 ст. 163 УК РФ) и другие.

В перечень преступлений, подлежащих амнистии, также входят и иные распространенные преступные деяния, например, хулиганство (ч. 1 ст. 213 УК РФ) и вандализм (ст. 214 УК РФ).

Таким образом, из приведенного неполного перечня примеров преступлений небольшой и средней тяжести, совершив которые лица получат освобождение по амнистии, видно, что данные преступные деяния являются одними из самых распространенных. Эти преступления можно назвать «бытовыми», «уличными», так как они часто совершаются на самом элементарном уровне общественных отношений – вплоть до отношений внутри семей (как известно, случаи насилия в семьях нередки).

Важно отметить также и то, что раскрываемость подобных преступлений невысока. При этом нередко лица, ставшие жертвами подобных преступлений, не заявляют об этом в правоохранительные органы. Потому наказание постигает относительно небольшую долю лиц, совершивших данные преступления.

Из этого следует сделать вывод, что амнистия, освобождающая лиц, совершивших указанные преступления, явно не способствует улучшению практики борьбы с такими видами правонарушений, так как освобождает от наказания даже ту относительно небольшую долю из преступников, которые должны были понести ответственность.

Существует мнение, что амнистия позволит освободить от наказания невинно осужденных и тем самым исправит судебные ошибки. Однако отсутствие индивидуального подхода в амнистии нивелирует данный эффект в силу того, что судебная ошибка установлена не была, а лицо, отбывающее наказание, было освобождено лишь по причине того, что на совершенное им деяние распространено действие амнистии. Предположение о полезности амнистии как средства исправления судебных ошибок порождает опасную для права презумпцию несостоятельности судопроизводства, являющуюся одним из элементов правового нигилизма, который оказывает резко негативное влияние на правопорядок и безопасность общества.

Проблемы судебных ошибок следует решать иными средствами – организационными, политическими, правовыми (совершенствование правового регулирования отдельных вопросов), а также посредством применения индивидуального подхода к каждому делу – однако массовое освобождение от наказания отдельных категорий преступников не может ни в коей мере способствовать решению данной проблемы.

Таков аспект правоприменительной практики и влияния на нее амнистии.

Алексей ВОРОБЬЁВ,
аспирант Московского государственного юридического университета им. О.Е. Кутафина (МГЮА)

Полный текст статьи читайте в печатной версии «АГ» № 14 за 2015 г.

NB

ПРОДУМАННАЯ АМНИСТИЯ – «ДОБРО», А НЕ «ЗЛО»

Правду говорят: два юриста – три мнения. Вот и интересная публикация аспиранта А. Воробьёва, в которой автор изложил свое мнение об институте амнистии, вызвала желание поделиться собственными соображениями на данную тему. Сразу же подчеркну, что в целом позиция названного исследователя заслуживает внимания и дальнейшего обсуждения, а многие его выводы – поддержки. В частности, о том, что масштабы последней амнистии не могут не вызывать обеспокоенности. Однако, как говорится, дьявол – в мелочах, а потому позволю себе расставить некоторые акценты.

Автор рассматриваемой публикации сетует на то, что амнистия влечет освобождение от наказания лиц без учета индивидуального подхода к обстоятельствам дела каждого из них. В то время как (цитирую автора) «основополагающим условием для назначения справедливого наказания является индивидуальный подход суда к каждому делу», а нормы об освобождении от уголовной ответственности и наказания «также в своей основе имеют индивидуальный подход». Однако здесь упускается из вида тот факт, что институты назначения наказания и амнистии имеют разную правовую природу. Действительно, наказание индивидуализируется судом с учетом обстоятельств дела и личности преступника. Акт же амнистии (постановление Государственной Думы ФС РФ) изначально рассчитан на неопределенный круг лиц. Кстати, не все из упомянутых А. Воробьёвым норм глав 11 и 12 УК предполагают учет индивидуальных особенностей дела. Так, давностные нормы об освобождении от уголовной ответственности (ст. 78 УК) и наказания (ст. 83) применяются по истечении определенного срока, зависящего от категории преступления, прошедшего, соответственно, со дня совершения преступления или со дня вступления приговора в законную силу. И в этом смысле данные правовые нормы еще более обезличены и неиндивидуальны, нежели положения актов об амнистии. Поэтому критиковать акт амнистии за имманентно присущее ему свойство – общий характер – по меньшей мере, некорректно. Кстати, общий характер как раз и отличает амнистию от помилования, которое применяется к конкретному лицу и, следовательно, предполагает индивидуальный подход. Таким образом, проблема амнистии кроется не в ее природе, а в том, чтобы этот инструмент уголовной политики применялся в разумных пределах и с учетом принципов уголовного права.

Развиваемый мной взгляд как раз и иллюстрирует последний акт амнистии, принятый по случаю празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне, который затронул судьбы более 250 тысяч осужденных. В этом акте смущает его неоправданно большой масштаб. Совершенно непонятно, на каком основании государство «простило» такое количество преступников, в том числе осужденных (пусть и условно) за тяжкие и особо тяжкие преступления? Давайте, однако, в порядке эксперимента представим себе, что этим актом освободили, например, не такую «армию» осужденных, а в десятки раз меньше – например, только лиц, осужденных за преступления небольшой тяжести, при условии, что они принимали участие в боевых действиях по защите Отечества. Очевидно, что число лиц, отвечающих этим условиям, относительно невелико, и повод амнистировать ветеранов боевых действий, согласитесь, весьма уместный. Данный пример показывает, что в процессе разработки акта амнистии можно и нужно варьировать круг и количество потенциально амнистируемых лиц, чтобы итоговый документ выглядел взвешенно и разумно. Убежден, что если бы к подготовке акта амнистии по случаю юбилея Великой Победы наше государство подошло столь скрупулезно и взвешенно, то этот документ не вызвал бы столько обоснованных нареканий, как постановление № 6576-6 Госдумы. Подытожу сказанное: так же, как «яд от лекарства отличается только дозой», так и хорошая амнистия от плохой отличается разумно определенной «дозой» амнистируемых лиц и соответствующих преступлений.

Артём ИВАНЧИН,
к.ю.н., доцент, адвокат АП Ярославской области,
член Общественной палаты Ярославской области, эксперт ФПА РФ

Полный текст комментария читайте в печатной версии «АГ» № 14 за 2015 г.