×

Право на сбор доказательств

Верховный Суд РФ отменил частное постановление магаданского судьи в отношении адвоката
Материал выпуска № 13 (102) 1-15 июля 2011 года.

ПРАВО НА СБОР ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

Верховный Суд РФ отменил частное постановление магаданского судьи в отношении адвоката

ВС РФВ редакцию «АГ» поступило письмо судьи Магаданского областного суда Юрия Аверкова в связи с отменой частного постановления судьи того же суда в отношении адвоката Юрия Тимашёва от 22 февраля 2011 г., вынесенного в процессе рассмотрения по существу уголовного дела по обвинению Султана Барахоева и других. ВС РФ удовлетворил кассационную жалобу Юрия Тимашёва, в которой адвокат доказывал свое право собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи.

Согласно кассационному определению Верховного Суда РФ, адвокат Тимашёв, представлявший сторону защиты, «в ходе судебного разбирательства, дважды направлял адвокатские запросы председателю Магаданского городского суда и прокурору г. Магадана» в целях получения информации в отношении жены одного из присяжных заседателей. «Эти сведения необходимы были адвокату для обоснования своего ходатайства об отводе присяжного заседателя Лимарова», поскольку ранее им расследовалось уголовное дело, по которому жена Лимарова была привлечена к уголовной ответственности.

Судья Магаданского областного суда, указав на неправомочность адвоката Юрия Тимашёва собирать сведения о присяжном заседателе без соответствующего судебного решения, вынес частное постановление «о допущенных нарушениях адвокатом Ю.А. Тимашёвым требований Федерального закона “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации”, Кодекса профессиональной этики адвоката», на что обратил внимание президента Адвокатской палаты Магаданской области Владимира Непомнящего.

Адвокат подал кассационную жалобу в ВС РФ, в которой просил отменить частное постановление, ссылаясь на его необоснованность.

Изучив материалы дела, Верховный Суд пришел к выводу, что «запросы адвоката Тимашёва о получении им необходимой информации не противоречат требованиям закона», так как «в соответствии с Федеральным законом “Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации” от 26 апреля 2002 г. адвокат вправе собирать сведения, необходимые для оказания юридической помощи, в том числе запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти и иных организаций. Указанные органы и организации в порядке, установленном законодательством, обязаны выдать адвокату запрошенные им документы».
ВС РФ указал, что согласно ст. 16 Закона о статусе судей наличие судебного решения связано с проведением оперативно-розыскных мероприятий в отношении судьи, а не со сбором характеризующего материала.

Кроме того, Верховный Суд признал вынесение частного постановления в адрес кого-либо из участников процесса во время производства по делу преждевременным и неприемлемым.
Полный текст кассационного определения ВС РФ смотрите на сайте ФПА (fparf.ru).

Екатерина ГОРБУНОВА,
Корр. «АГ»

Наш комментарий

Владимир НЕПОМНЯЩИЙ,
президент АП Магаданской области

Я принимал непосредственное участие в данном процессе в качестве защитника одного из подсудимых. В ходе судебного разбирательства адвокат Юрий Тимашёв, основываясь на предварительно проверенных им сведениях, заявил ходатайство об отводе присяжного заседателя. Конечно, ходатайство представляло собой своевременную, очевидную помощь суду в постановлении законного, обоснованного и справедливого итогового судебного решения. К сожалению, уже в ходе заявления этого ходатайства, председательствующему не удалось в полной мере показать должную, присущую ему терпимость к доводам коллеги, представляемым им аргументам. В результате в отношении адвоката было вынесено частное постановление «о допущенных адвокатом нарушениях законодательства об адвокатуре, Кодекса профессиональной этики адвоката, сообщении в палату». Процесс был затяжным, нервным, тянулся более трех лет, частных постановлений, включая и обжалованные адвокатами, было много. Поэтому кассационное определение Верховного Суда РФ об отмене частного постановления Магаданского областного суда в отношении адвоката Ю.А. Тимашёва по изложенным в нем основаниям представляется, помимо примера высокого уровня правовой культуры и профессионализма судей Верховного Суда, свидетельством их реальной помощи судьям субъектов Федерации в повышении качества правосудия, культуры ведения судебного процесса по уголовным делам, уважительного, внимательного, объективного и терпимого отношения к вопросам реализации прав и обязанностей участников судебного разбирательства.

Смею надеяться, что изложенная в кассационном определении позиция Верховного Суда РФ о том, что положения ст. 16 Закона о статусе судей не должны толковаться как препятствия для осуществления адвокатами их законных прав и обязанностей собирать в установленном законом порядке сведения, необходимые для оказания юридической помощи, поможет в дальнейшем судьям Магаданского областного суда воздерживаться от вынесения подобных, не основанных на Законе частных постановлений. Важно и то, что Верховный Суд РФ прямо указал: вынесение частного постановления судом до окончания производства по уголовному делу является преждевременным и неприемлемым.


Юрий КРУЧИНИН,

к.ю.н., президент АП Чувашской Республики

Весьма странно, если не сказать необдуманно, отреагировал судья на профессиональные действия адвоката, которые носили гласный (официальный) характер.

Судейскому сообществу, если даже часть его находится в Магадане, должно быть известно, что еще в начале XXI в. Европейский суд по правам человека признал адвокатуру частью судебной системы, а адвокатов – помощниками отправления правосудия (дело Перейры против Португалии). Глубоко убежден, что адвокат Ю.А. Тимашёв преследовал исключительно конструктивные цели – предотвращение тенденциозности коллегии присяжных заседателей и содействие в вынесении по делу объективного вердикта.

Болезненное восприятие разумной инициативы адвоката со стороны судьи является обычной попыткой дискредитировать личность защитника в уголовном процессе, а затем и его подзащитного. Следовательно, такие действия судьи принижают роль защиты перед лицом присяжных заседателей и создают основание для заявления отвода такому судье. Прокуроры нелегально собирают компрометирующую информацию и придают ее гласности только в случае вынесения оправдательного вердикта. На такое хитроумное поведение обвинителей судьи смотрят «опустив глаза долу».

Несомненно, правовые проблемы легальности сбора сведений о кандидатах в присяжные поверенные и об их близких родственниках существуют, и моя позиция по этому вопросу подробно изложена в журнале «Адвокат» за июль 2010 года. Как активно практикующий адвокат я рад, что здравый смысл в оценке правомочий адвоката в конечном итоге восторжествовал.