×

Слабые звенья судебной экспертизы

Законодательные пробелы в регулировании судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации
Материал выпуска № 12 (149) 16-30 июня 2013 года.

СЛАБЫЕ ЗВЕНЬЯ СУДЕБНОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ

Законодательные пробелы в регулировании судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации

АлехинСегодня специалистам экспертных структур Минюста РФ, требования к квалификации и работе которых законодательно регламентированы, приходится конкурировать с «диким» рынком негосударственных судебно-экспертных организаций. О том, почему конкуренция зачастую получается неравной и каковы механизмы преодоления сложившейся ситуации, речь пойдет в настоящей статье.

На страницах нашей уважаемой газеты хочу затронуть еще одну наболевшую проблему: качество экспертных заключений и профессионализм экспертных организаций. В настоящее время в каждом регионе нашей страны действуют лаборатории судебных экспертиз МЮ РФ. Требования к экспертам этих государственных учреждений регламентированы Федеральным законом от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и еще целым рядом нормативных актов. Однако назначить и провести экспертизу можно и в любом другом негосударственном экспертном учреждении, которое при этом зачастую оказывается в более выгодном положении.

Квалификация экспертов
Закон закрепляет единые требования к экспертному заключению, эксперты и государственных, и негосударственных учреждений пользуются едиными методиками, но в отношении квалификации экспертного состава негосударственных экспертных учреждений отсутствуют какие-либо конкретные законодательные требования. Деятельность данных организаций не лицензируется, государственный квалификационный контроль не осуществляется. В условиях рыночной экономики цены на данные экспертизы устанавливают сами руководители таких коммерческих структур, причем весьма произвольно. Негосударственные фирмы берутся за проведение любых экспертиз, даже не имея в штате соответствующих специалистов, поэтому часто привлекают экспертов «со стороны» по разовым договорам. Для придания солидности подобной организации так называемые эксперты иногда проходят «обучение» в различных независимых центрах подготовки экспертов или экспертных палатах. Данные организации выдают красивые сертификаты, присваивают категории… Но это только создает видимость наличия у сотрудника должной квалификации. В таких центрах получают звание эксперта люди весьма далекие от той отрасли, в которой от них требуются безукоризненные специальные познания. Лица, имеющее высшее образование хоть в области пищевой промышленности, «подучившись» несколько месяцев, получают красочные дипломы и солидные сертификаты экспертов-строителей, оценщиков недвижимости, автоэкспертов и т.д. И это в лучшем случае! Иногда в негосударственных экспертных учреждениях проводят экспертизы лица, вообще не имеющие ни высшего образования, ни какого-либо сертификата – подтверждения квалификации.

Направления государственного контроля
Такое положение вещей уже привело к возникновению «дикого» рынка судебных экспертиз, что, безусловно, не может не дискредитировать звание эксперта, правоохранительную деятельность, правосудие в целом и, конечно, способствует нарушению прав граждан. Нерадивые представители, следователи, многочисленные посредники обрастают собственными «прикормленными» экспертными организациями, которые штампуют по шаблонам нужные заключения. Оспорить их в суде – задача не из легких. Судьи не любят сходить с проторенной тропинки, проложенной сквозь наши единообразные дебри правоприменительной практики. И в этом им сейчас помогают пробелы в нашем законодательстве в отношении судебно-экспертной деятельности.

Складывается ситуация, аналогичная рынку юридических услуг. Адвокатское сообщество и Минюст РФ обратили пристальное внимание на отсутствие должного государственного контроля за качеством юридической помощи в России. Считаю, что такой же подход должен быть осуществлен и в отношении экспертной деятельности. Конечно, не все негосударственные организации плохи, не все центры подготовки экспертов – «халтуры». Но, на мой взгляд, динамика развития данных правоотношений в обществе в целом неконтролируема и негативна. Необходимо срочно принимать законодательные меры по формированию в РФ экспертного сообщества с участием государственных и негосударственных форм по единообразным конкретным критериям, обязательно под жестким государственным контролем их соблюдения. Подчеркиваю, что госконтроль должен осуществляться за квалификацией эксперта и соответствием его деятельности требованиям законодательства, а не состоять в произвольном вмешательстве в процессы исследований.

Равная защита интересов
Может быть, я выскажу и крамольную мысль, но необходимо хоть какое-то регулирование тарифов на оплату услуг эксперта, хотя бы выработка единых ценовых рекомендаций в рамках экспертного сообщества. Почему-то суд имеет право, исходя из собственных представлений о разумности и достаточности, снизить размер возмещения судебных расходов на оплату услуг адвоката, размер же оплаты услуг эксперта воспринимается судами спокойно и однозначно. При этом гражданин, обращаясь к адвокату, вполне может предварительно ознакомиться со средним рекомендательным уровнем цен в рамках всей региональной палаты, каждая же негосударственная экспертная организация устанавливает цены на свои услуги произвольно. Часто именно от адвоката, который подготавливает необходимые для экспертизы материалы дела, зависит возможность такой экспертизы. Эксперт же при отсутствии достаточных материалов в деле может просто отказаться от ее проведения. Задача эксперта при рассмотрении дела всегда более узкая. Экспертное исследование – это лишь одно из множества возможных доказательств по делу, которые вынужден собирать адвокат. Кроме того, функции адвоката в процессе сводятся отнюдь не только к сбору и предоставлению доказательств. Довольно часто складывается картина, когда эксперт за свою работу получает вознаграждение гораздо большее, чем адвокат. Ситуация, мягко сказать, ненормальная. И дело не в том, что необходимо всех уровнять или предусмотреть в законе возможность для судов снижать размер оплаты труда эксперта (хотя последнее, может быть, и целесообразно сделать), – дело в равенстве и единообразии справедливых подходов ко всем участникам судебного процесса. В настоящее время суды, снижая размер возмещения расходов на оплату услуг представителя – адвоката, руководствуются непонятно какими критериями. Одни исходят из рекомендуемого палатами уровня цен, другие «в упор их не видят», третьи ориентируются на расценки по оплате труда адвоката по назначению, четвертые вообще произвольно снижают суммы расходов, подлежащие возмещению. В этом плане эксперт всегда находится в более выгодном положении: гарантированное получение им вознаграждения за свой труд законодательно закреплено ч. 1 ст. 96 ГПК РФ и соответствующей нормой АПК РФ. В гражданском процессе положение ч. 1 ст. 96 ГПК РФ выполняется редко, однако экспертиза все равно не проводится до тех пор, пока эксперту не поступит предварительная оплата. В силу того, что к проведению экспертиз у нас допускаются любые коммерческие формы, не может не возникнуть резонный вопрос: почему коммерческие интересы законом защищены, а интересы адвокатуры, важнейшего правового института любого цивилизованного правового государства, остаются ущемленными?
Хотелось бы на страницах газеты увидеть мнение моих коллег на этот счет.

Николай АЛЁХИН,
адвокат Орловской областной коллеги адвокатов