×

Язык права: тонкости перевода

Профессиональный перевод как важная часть юридической деятельности
Материал выпуска № 12 (149) 16-30 июня 2013 года.

ЯЗЫК ПРАВА: ТОНКОСТИ ПЕРЕВОДА

Профессиональный перевод как важная часть юридической деятельности

ЕгоровС ростом рынка юридических услуг активно развиваются и смежные сферы деятельности, в частности рынок переводческих услуг в сфере права. О том, что сегодня представляет собой эта область и какие задачи приходится решать специалистам юридического перевода, рассказал «АГ» директор бюро переводов «Транслекс» Василий Егоров.

– Василий, как мне известно, по специальности Вы юрист. Работали в таких известных компаниях, как «Саланс» (сегодня – «Дентос». – Прим. ред.) и «Backer & McKenzie». Вас ждала достойная карьера корпоративного юриста. Почему решили сменить специальность?
– Перевод, а точнее – перевод юридических документов для меня никогда не был занятием чуждым. Я окончил юридический факультет Института иностранных языков имени Мориса Тореза и получил хорошую языковую подготовку. Как и все юристы международных компаний, занимался переводом постоянно, приходилось исправлять погрешности других переводчиков. Часто сталкивался с тем, что в документах много неточностей. А это в юридической практике недопустимо, поскольку может обернуться проигрышем в деле или существенными материальными потерями. Я подумал, а почему бы не превратить такую деятельность в профильную? Ведь это то, что я могу делать лучше всего. Подобного рода услуги востребованы даже крупными международными компаниями. Юристу или группе юристов, чье время ценится достаточно высоко, лучше делегировать действия, сопутствующие непосредственно юридической практике, профильным специалистам. И я ушел на вольные хлеба, создав бюро переводов «Транслекс».

– Смелый шаг. Достаточно прогуляться в черте Садового кольца, чтобы увидеть десятки вывесок с надписью «Бюро переводов». Не боялись конкуренции?
– Большинство современных бюро всеядны. Они с одинаковой готовностью берутся переводить техническую документацию, стихи детского поэта и материалы судебного дела. Но вы как редактор юридического издания, наверное, понимаете, что даже редактировать тексты из разных областей знаний или практической деятельности должны специалисты, разбирающиеся в этих областях. Поэтому мы выбрали для себя узкопрофильное направление – предоставление переводческих услуг в сфере права и именно с этой специализацией вышли на рынок.

– А кстати, что собой представляет рынок переводческих услуг?
– Это достаточно активная и быстроразвивающаяся в нашей стране сфера деятельности. По оценкам специалистов, ее рост составляет до 30% ежегодно. Сегодня не только крупные международные компании, но и большинство региональных юридических фирм и адвокатских бюро работают с иностранными клиентами. Увеличивается число судебных разбирательств с участием иностранных компаний, как в международных, так и в российских судах. Как следствие – растут потребности в качественной и оперативной лингвистической поддержке. Для успешного ведения переговоров, заключения контрактов, сопровождения сделок и судебных разбирательств необходимы услуги профессионального переводчика. При создании дву- и триязычных сайтов, подготовке маркетинговых материалов без него тоже не обойтись.

Есть большие, многофункциональные бюро переводов со специалистами по разным направлениям. Есть и небольшие группы переводчиков, которые работают с одним или несколькими постоянными клиентами. Есть и отдельные компании, как наша, которые специализируются на юридическом переводе.

– Вот об этой специфике – подробнее. Что такое юридический перевод?
– Это не только перевод слов, в первую очередь это перевод смысла юридических текстов, положений и норм законов и документов. Наши переводчики имеют второе высшее юридическое образование и постоянно отслеживают изменения законодательства. Они сами обнаруживают и исправляют неточности в документах. Недавно, например, мы переводили комплект документов офшорной кипрской компании и обнаружили, что в апостиле проставлена неправильная дата. Юристы были благодарны за то, что с нашей помощью им удалось значительно сократить время на переделывание всего комплекта документов в соответствии с новыми требованиями и реалиями. Греческие консультанты успели оперативно изменить апостили, и клиент избежал отказа в регистрации по формальным основаниям.

Есть еще один нюанс: как бы хорошо переводчик ни владел языком, есть тонкости, которые по силам выявить только экспатам – непосредственным носителям языка. Это принципиально при переводе сайтов, в круг посетителей которых входят иностранные граждане, при переводе брошюр и маркетинговых документов. Для клиентов нет худшей антирекламы, чем безграмотные тексты на их родном языке.

Что касается перевода научных трудов и статей, то в этой сфере мы полагаемся на экспертов, практикующих в узких областях.

– Мне всегда казалось, что работа переводчика очень индивидуальна. Но Вы, похоже, говорите о командном стиле?
– Практика такова, что клиентам часто требуется срочный перевод больших объемов. Не так давно нам пришлось в сжатые сроки перевести 500-страничный фолиант по международному судебному разбирательству. Работу выполняла команда переводчиков и редакторов, которые подготовили глоссарий и свели все части перевода в один документ.

Нам приходится решать такие сложные и многопрофильные задачи, которые одному человеку не по силам, тем более в сжатые сроки. В нашей практике был случай, когда мы сопровождали довольно сложный проект по переводу международного судебного заседания. Нам пришлось оперативно подобрать дополнительно 8 переводчиков для перевода документов во время действий при обыске в офисе сотрудников оперативной службы (вся документация была на иностранных языках, а изъятию подлежали только документы, имевшие отношение к делу). Общий объем документов составил более 30 000 страниц. На перевод всей документации в обычном режиме ушли бы многие месяцы. Мы проделали эту работу за несколько дней, избавили клиента от огромных затрат и помогли адвокатам подготовить нужные документы для судебного заседания.

– Что подразумевается под выражением «сложности перевода»?
– Мы сопровождали большой проект с документацией на греческом языке. Современные документы написаны на языке димотика, это обновленная и упрощенная версия греческого языка. Но в нашем проекте содержались выдержки из трудов греческих ученых и нотариальные документы, написанные на книжном языке с элементами древнегреческого, который называется «кафаревуса», т.е. переводили с языка Аристотеля и Платона! Было очень тяжело, но документы передали в суд в назначенный срок.

– Срочность – бич нашего времени. Вы привыкли, что, объясняя задачу, Вам говорят «вчера»?
– Мы приспособились. У нас есть переводчики, которые живут в других часовых поясах и работают, когда клиенты спят.

– Вы много говорили о работе с текстами. А часто ли приходится заниматься живым переводом?
– Достаточно часто. И это тоже очень увлекательное занятие. Был интересный опыт с японцами. Японский язык достаточно сложен для синхронного перевода. Считается, что с учетом грамматических конструкций переводить синхронно с японского невозможно. Но условие о синхронном переводе во время переговоров с японской делегацией было обязательным. Наш специалист сумел с этим справиться. И уже из Японии в фирму пришел запрос направить к ним на переговоры нашего переводчика. Из-за дорогостоящей командировки мы нашли такого же специалиста в самой Японии, и он обеспечил синхронный перевод во втором раунде переговоров.

– Кто Ваши клиенты?
– Большинство наших постоянных клиентов – крупнейшие международные и региональные юридические фирмы, адвокатские бюро и юридические департаменты международных компаний из «Fortune 500». Гордимся, что в числе наших партнеров – Федеральная палата адвокатов РФ и «Новая адвокатская газета».

Беседовал Александр КРОХМАЛЮК,
главный редактор «АГ»