×

Агентские договоры между страховыми компаниями ФАС признала антиконкурентными

Как выводы надзорного органа могут повлиять на дальнейшую практику

В ходе расследования, длившегося более 8 месяцев, комиссия ФАС России проверяла на соответствие антимонопольному законодательству договоренности ответчиков в рамках заключенных в 2017 г. двух агентских договоров на рынках добровольного личного страхования. Содержание рассмотренных ведомством договоров и условий, при которых они были заключены, состоит в следующем. С момента создания и до конца 2016 г. компания «Капитал Лайф Страхование Жизни» (прежнее наименование – ООО «СК “РГС-Жизнь”») входила в страховую группу «Росгосстрах» и занималась страхованием жизни. Будучи головной компанией страховой группы, ПАО СК «Росгосстрах» занималось также продвижением страховых продуктов «РГС-Жизнь», выполняя функции агента.

В конце 2016 г. компания «Капитал Лайф Страхование Жизни» вышла из группы и стала работать на рынке самостоятельно, сохранив наименование «РГС-Жизнь». Вскоре после этого страховщики заключили два агентских договора с фиксированным объемом обязательств «Росгосстраха» (агент) по страховым сборам в интересах «Капитал Лайф Страхование жизни» (принципал). По условиям договоров «Росгосстрах» через свою агентскую сеть обязался ежегодно в течение 7 лет собирать в интересах принципала в совокупности 15 млрд руб. страховых премий на рынках страхования жизни, здоровья и медицинского страхования. За невыполнение плана по сборам, а также за досрочное расторжение договоров были предусмотрены значительные штрафы, достигающие десятков миллиардов рублей.

Компания «Росгосстрах», интересы которой защищало наше адвокатское бюро, оказалась в ситуации, когда невозможно ни исполнить агентские договоры без отказа от самостоятельных действий, теряя тем самым свою долю на рынках страхования, ни прекратить действие договоров без существенных финансовых потерь. Поскольку рассматриваемые договоры влияли на обращение страховых услуг и конкуренцию на рынке, они стали предметом рассмотрения ФАС по заявлению агента, воспользовавшегося программой освобождения от ответственности.

По итогам разбирательства 14 июля 2021 г. ФАС вынесла решение о нарушении ч. 4 ст. 11 Закона о защите конкуренции на рынках страхования жизни, здоровья и медицинского страхования и выдала предписание о прекращении антиконкурентных соглашений. По программе освобождения от ответственности агент должен быть освобожден от выплаты штрафа, в то время как штраф для принципала может составить порядка 300 млн руб.

Данное решение надзорного органа является важным для судебной и административной практики. В первую очередь, ФАС подтвердила, что антимонопольное законодательство не запрещает агентские договоры между страховыми организациями, однако некоторые их условия могут признаваться антиконкурентными, если приводят (могут приводить) к негативным последствиям в виде ограничения конкуренции.

Нарушающей антимонопольное законодательство в данном случае стала совокупность условий агентских договоров: план по сборам страховых премий и штрафы за его невыполнение и досрочное расторжение договоров в одностороннем порядке. Финансовые обязательства по договорам привели к отказу от самостоятельных действий одного из участников страхового рынка.

Означает ли указанный вывод антимонопольной службы, что агентские договоры на страховых рынках не должны содержать планов по сборам страховых премий? На наш взгляд, оснований отказываться от планов в договорах нет, учитывая, что планирование – неотъемлемая часть организации любой деятельности. Определяющее значение здесь имеет цель включения в договор плана по сборам страховых премий. Например, он может служить базой для расчета мер стимулирующего характера (бонусы, повышенный коэффициент вознаграждения агента). Как правило, именно такая схема работы принята в практике страховых рынков. Либо, напротив, план может стать базой для расчета штрафных санкций для агента. Если в первом случае наличие плана в договоре не ограничивает свободу деятельности агента, позволяя «переключаться» на иные виды деятельности или исполнение других договоров, то во втором случае план становится обязывающим условием и ограничивает самостоятельную деятельность агента.

Это также касается условий о штрафных санкциях. При заключении и исполнении договоров необходимо проверить обоснованность условий об ответственности. Если договор предусматривает несоразмерные штрафы, превышающие возможные выгоды стороны договора, это может указывать на их антиконкурентный характер, а также свидетельствовать о том, что штрафы включены в договор в целях ограничения свободы деятельности участника за рамками соглашения.

В рассматриваемом деле комиссия ФАС установила, что исполнение функций агента в объеме, предусмотренном договорами, противоречит стимулам предпринимательской деятельности страховщика, приводит к его отказу от самостоятельных действий на рынке страхования и перераспределению долей на рынке в пользу принципала за счет соразмерного снижения доли агента.

Читайте также
Пленум Верховного Суда утвердил постановление в сфере антимонопольного законодательства
После доработки редакционной комиссией «антимонопольное» постановление Пленума ВС РФ подверглось лишь незначительным изменениям, в том числе корректировкам в плане стилистики
04 марта 2021 Новости

Решение ФАС по данному делу значимо еще и потому, что в нем, насколько нам известно, впервые были применены подходы, сформулированные Верховным Судом РФ в новом «антимонопольном» Постановлении Пленума от 4 марта 2021 г. № 2 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением судами антимонопольного законодательства» (далее – Постановление Пленума ВС № 2). Принципал, заинтересованный в продолжении исполнения агентских договоров, утверждал, что они не влияют на конкуренцию, и приводил в обоснование своей позиции п. 27 Постановления Пленума ВС № 2, согласно которому «само по себе наличие в договоре, заключенном между хозяйствующими субъектами, условий, определяющих поведение участников договора во взаимоотношениях друг с другом и третьими лицами, не означает, что стороны договора преследовали цель ограничения конкуренции».

Как разъяснил ВС, в указанных случаях должны учитываться ожидаемое состояние рынка и положение его участников в ситуации, аналогичной той, при которой спорное соглашение не было заключено, а в случае реализации соглашения – его фактическое влияние на конкуренцию.

Комиссия ФАС изучила довод ответчика с учетом подходов Верховного Суда и установила, что согласно позиции ответчика фиксация в агентских договорах минимальных объемов агентирования направлена на обеспечение канала реализации услуг с предсказуемым уровнем продаж. Между тем заключение договора в целях извлечения прибыли и удержания положения субъекта на рынке не может оправдывать антиконкурентные соглашения и не освобождает от обязанности соблюдать антимонопольное законодательство. Подобные цели заключения агентских договоров между конкурентами, как указала комиссия ФАС, не предусмотрены деловой практикой и подтверждают их антиконкурентный характер: в отсутствие агентских договоров обе страховые организации осуществляли бы страховую деятельность в собственных интересах в целях получения прибыли.

ФАС рассмотрела частный случай заключения антиконкурентного соглашения на страховом рынке, при этом ее выводы позволяют понять общие «проконкурентные» подходы, применимые в договорной работе любого субъекта.

Закон о защите конкуренции запрещает отдельные виды соглашений, если они влекут за собой наступление указанных в нем последствий, а также устанавливает общие признаки ограничения конкуренции (п. 17 ст. 4), наличие которых также указывает участникам рынка на риск нарушения антимонопольного законодательства. Проверка любого договора при его заключении и исполнении не должна ограничиваться лишь проверкой на соответствие гражданскому и отраслевому законодательству. Она обязательно должна включать оценку с точки зрения антимонопольного законодательства, которое применимо к любым договоренностям хозяйствующих субъектов, если они могут влиять на конкуренцию, не ограничиваясь договорами лиц, доминирующих на рынке.

В связи с этим работа договорного отдела или службы комплаенса любой компании на этапе заключения и исполнения договоров, особенно долгосрочных, должна включать мониторинг ситуации на рынке и значимые изменения в деятельности и статусе контрагента, чтобы своевременно корректировать условия договоров или выйти из соглашения, если оно создает угрозу ограничения конкуренции. Заключение и исполнение договора, нарушающего антимонопольное законодательство, влечет его недействительность – полностью или в части отдельных условий, а также серьезную ответственность для сторон. В зависимости от квалификации нарушения и последствий антиконкурентного соглашения административные штрафы могут достигать 15% годовой выручки на рынке, где заключено соглашение. Картельное соглашение с доходом свыше 50 млн руб. помимо штрафа может повлечь для виновных лиц уголовную ответственность.

В случае выявления компанией соглашения, негативно влияющего на конкуренцию, снизить риски привлечения к ответственности можно посредством программы освобождения от административной ответственности на основании примечания 5 к ст. 14.32 КоАП РФ. Для этого необходимо первым выполнить совокупность ряда условий, в том числе сообщить антимонопольному органу о заключении соглашения и представить доказательства реальной или потенциальной угрозы конкуренции, а также подтвердить прекращение участия в таком соглашении. Если компания намерена выйти из соглашения, а договор не предусматривает его расторжение в одностороннем порядке либо вторая сторона против его расторжения, подтвердить прекращение участия в соглашении можно, в том числе представив информацию и документы, указывающие на отказ от выполнения условий соглашения, а также подтверждающие письменное информирование остальных участников антиконкурентного соглашения об отказе от дальнейшего участия в нем (см. Разъяснение ФАС «О внесении изменений в статью 14.32 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и примечания к ней»). Если контрагент первым заявил о сговоре и есть объективные основания для признания соглашения антиконкурентным, можно рассчитывать на минимальный административный штраф, если вторым (третьим) сообщить об участии в таком соглашении.

В завершение оценки договоров на предмет антимонопольных рисков стоит обратить внимание на сроки привлечения к ответственности – три года с момента совершения нарушения или с момента его прекращения, если нарушение длящееся. Поскольку договор имеет срок действия, его исполнение, если оно нарушает антимонопольное законодательство, относится к длящимся нарушениям. В связи с этим при рассмотрении дела будут иметь значение срок договора, действия сторон по его исполнению, а также наличие подтверждения отказа от участия в исполнении антиконкурентных договоренностей.

Рассказать:
Другие мнения
Васильков Константин
Васильков Константин
Адвокат АП Алтайского края, Алтайская краевая коллегия адвокатов (АК № 1 Индустриального района г. Барнаула)
Суд присяжных: прошлое, настоящее, будущее
Уголовное право и процесс
Анализ отечественной практики и зарубежных правопорядков
15 июля 2024
Конрат Валерия
Конрат Валерия
Руководитель общей судебной практики юридической компании «Эклекс»
Дивиденды от добрачного бизнеса – общие или личные?
Семейное право
Суды по-разному подходят к разрешению подобных споров
12 июля 2024
Манько Илья
Манько Илья
Адвокат АП г. Москвы, партнер АБ «Бартолиус»
Об убытках директора за совершение сделки с заинтересованностью
Арбитражный процесс
ВС привел позицию по ряду вопросов, касающихся ответственности экс-руководителя
12 июля 2024
Ященко Валентина
Ященко Валентина
Адвокат АП Московской области
Необоснованные меры
Уголовное право и процесс
Жалобы, поданные в ЕСПЧ до выхода России из Совета Европы, касались нарушений при избрании и продлении меры пресечения
11 июля 2024
Чумаков Артём
Чумаков Артём
Адвокат АП г. Москвы
«В обход» судебного порядка?
Гражданское право и процесс
Проблемы оспаривания отказа в праве управляющей организации на управление МКД
10 июля 2024
Ярошик Олег
Ярошик Олег
Адвокат АП Московской области, заведующий филиалом № 30 МОКА АПМО
Транспортное преступление или невиновное причинение вредных последствий?
Уголовное право и процесс
Неоднозначные вопросы правоприменительной практики
09 июля 2024
Яндекс.Метрика