×

Блокировка программных приложений за нарушение авторских и смежных прав

Первый опыт правоприменения и дуализм судебных решений
Лукьянов Роман
Лукьянов Роман
Управляющий партнер Semenov & Pevzner

1 октября 2020 г. вступил в силу Федеральный закон от 8 июня 2020 г. № 177-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон “Об информации, информационных технологиях и о защите информации”» (далее – Закон о блокировке мобильных приложений).

Читайте также
Возможность заблокировать интернет-приложение, нарушающее авторские и смежные права, закреплена в законе
Принятый Думой закон также обязывает хостинг-провайдера блокировать интернет-ресурс, распространяющий информацию о призывах к участию в незаконных публичных мероприятиях
03 Июня 2020 Новости

Если не учитывать поправки публично-правового содержания (изменения в ст. 15.3 и 15.4 Закона об информации), Закон был призван экстраполировать механику блокировки сайтов с пиратским контентом на сферу мобильных приложений.

Многие юристы, комментирующие Закон о блокировке мобильных приложений, выражают (и, на мой взгляд, небезосновательно) сомнения в необходимости названных поправок, полагая, что в целом механизм, предложенный законодателем для пиратских сайтов, при должном судебном толковании мог бы применяться и для мобильных приложений.

Пожалуй, это был бы более простой и эффективный путь, однако он не привел правообладателей к положительному решению проблемы. Так, уже несколько лет потребление контента в цифровой форме планомерно переходит в «мобильный Интернет». Пользователю не нужно заходить в браузер, набирать в строке доменное имя или искать нужный ресурс в поисковых системах – достаточно установить на устройство специальную программу, обеспечивающую доступ к нужному ресурсу в удобном формате. У такой формы нет обычных доменных имен, указателей страниц сайта, привычного поиска через поисковики (или они не нужны пользователям для доступа к контенту).

Естественно, новая виртуальная среда привлекла внимание недобросовестных лиц, которые стали активно использовать мобильные приложения для распространения пиратского контента.

Столкнувшись с новой угрозой, правообладатели стали искать способы противостоять ей. Первое, что было сделано, – попытки воспользоваться существующей процедурой блокировки пиратских сайтов.

Одной из них стало заявление ООО «С.Б.А. Мьюзик Паблишинг» в Московский городской суд о предварительных обеспечительных мерах в порядке ст. 144.1 ГПК РФ в отношении приложения Katemobile (приложение обеспечивало доступ к пиратским копиям музыкальных композиций). Приложение было размещено на отдельном сайте. Определением от 21 марта 2016 г. № 2и-0155/2016 Мосгорсуд в удовлетворении заявления отказал, пояснив, что на самом сайте пиратский контент отсутствует – соответственно, Закон об информации не может быть применен. Это определение устояло во всех инстанциях, включая Верховный Суд РФ, который Определением от 28 ноября 2016 г. № 5-КГ16-232 отказал в передаче кассационной жалобы для рассмотрения. Еще несколько аналогичных дел продемонстрировали, что нормы о блокировке пиратских сайтов для мобильных приложений не работают.

Такая ситуация сложилась в основном из-за несовершенства терминологии ст. 15.2 Закона об информации: в одних ее частях (ч. 2–7) речь шла об информационном ресурсе (единого определения для которого в законе нет до сих пор), а в других – уже о сайте в Интернете (ч. 1, 7.1). Поскольку термин «сайт» в Законе определен и под него мобильное приложение не подходило, суды закономерно отказывали в удовлетворении исковых требований правообладателей.

Другой метод, который некоторым юристам (также небезосновательно) представляется более эффективным, – досудебный порядок решения проблемы с пиратским контентом в приложениях: путем коммуникации с администратором так называемого «магазина приложений». Действительно, некоторые администраторы отдельных «магазинов приложений» реагируют на обращения правообладателей и удаляют пиратский контент, однако далеко не всегда. В некоторых случаях приложение не удаляется, в других – удаляется очень долго (от двух недель до трех месяцев), в третьих – более или менее оперативно, а в отдельных ситуациях этот метод вовсе неприменим (например, когда приложение распространяется не через «магазин приложений», а через отдельный сайт).

Законом о блокировке мобильных приложений эта проблема решается в комплексе. Он предоставляет правообладателям возможность защищать их права, когда они нарушаются не только на сайте, но и с помощью приложений. При этом с процедурной точки зрения это единый для всех алгоритм с едиными сроками и правилами.

Следует учесть несколько важных характеристик норм о блокировке приложений.

Во-первых, они касаются не только мобильных, но и любых программных приложений (десктопных, приложений в smart-tv и т.д.).

Во-вторых, механика блокировки сайтов была распространена законодателем на приложения лишь частично: правообладатель не может требовать постоянной блокировки приложения, как это предусмотрено ст. 15.6 Закона об информации (во всяком случае, это не закреплено так же четко, как для пиратских сайтов).

В-третьих, поправки ввели двух новых субъектов, которые потенциально могут быть ответчиками в суде: владельца приложения и владельца информационного ресурса, на котором размещено программное приложение (в зависимости от ситуации это может быть администратор магазина приложений, администратор сайта). Эти два субъекта могут совпадать в одном лице.

Первое решение о блокировке мобильных приложений было вынесено 11 декабря 2020 г. по иску ООО «С.Б.А. Мьюзик Паблишинг» к Google LLC (дело № 3-1523/20). Резолютивная его часть выглядит следующим образом: запретить Google LLC создавать технические условия, обеспечивающие возможность размещения программного приложения на странице сайта информационно-телекоммуникационной сети Интернет (указатель страницы), посредством которого обеспечивается размещение, распространение и иное использование музыкальных произведений.

В этой формулировке, пожалуй, больше всего вопросов вызывает упоминание точной ссылки на сайт. В данном споре мобильное приложение можно было найти как в самом «магазине приложений» на устройстве пользователя, так и посредством браузера по конкретной ссылке. Однако очевидно, что далеко не во всех спорах о блокировке программных приложений может быть установлен указатель страницы сайта (его может не быть вовсе). В двух более поздних решениях о блокировке приложений Мосгорсуд использовал более универсальную формулировку, без жесткого фокуса на указателе веб-страницы.

В формирующейся судебной практике наблюдается вариативность резолютивной части судебных решений об ограничении доступа к программным приложениям (это во многом зависит от предмета иска). Такую вариативность можно разделить на две группы: в первой предписывается, по сути, удалить приложение из «магазина приложений», во второй – ограничить лишь доступ к контенту.

На мой взгляд, это любопытный дуализм, поскольку согласно ч. 5.1 ст. 15.2 Закона об информации доступ к программному приложению может быть ограничен оператором связи, только если владельцем информационного ресурса, на котором размещено приложение, или иным лицом, обеспечивающим размещение программного приложения в информационно-телекоммуникационной сети, и (или) владельцем приложения не предприняты меры по устранению нарушения (ограничению доступа к пиратскому контенту). Формулировки судебных решений, относящихся к первой группе, фактически предписывают ограничить доступ к программному приложению независимо от того, какие меры указанные субъекты предприняли. С теоретической точки зрения в отдельных случаях это представляется допустимым, но создает коллизию с нормами Закона об информации. Решения, относящиеся ко второй группе, такой коллизии не вызывают.

В целом уже сейчас можно утверждать, что Закон о блокировке мобильных приложений работает и решает задачу, поставленную при его принятии. Тем не менее остался ряд проблем, которые могут быть преодолены только в процессе правоприменения и развития судебной практики. В первую очередь – это объем и содержание материально-правового требования истца-правообладателя, которые Мосгорсуд будет считать приемлемыми, корректными и соразмерными допущенному нарушению с учетом новых поправок.

Рассказать:
Другие мнения
Король Малика
Король Малика
Начальник судебного управления юридической компании «ЭЛКО профи»
Как работает презумпция в банкротстве
Арбитражное право и процесс
«Есть аффилированность – сделка порочна». Или не всегда?
11 Июня 2021
Дигмар Юнис
Дигмар Юнис
Адвокат МКА «Вердиктъ», арбитр Хельсинского международного коммерческого арбитража
В банкротстве унитарного предприятия не всегда виноват директор
Арбитражное право и процесс
ВС ориентировал нижестоящие суды более детально разбираться в подобных спорах
09 Июня 2021
Багуцкий Николай
Багуцкий Николай
Адвокат АП Саратовской области, председатель КА Саратовской области «Арбитр», член общественного совета при ГУ МВД России по Саратовской области
Истребовать несуществующий объект?
Арбитражное право и процесс
Почему подход суда к виндикации защитного сооружения ГО противоречит основной цели института исковой давности
08 Июня 2021
Архипова Мария
Архипова Мария
Адвокат АП г. Москвы, председатель «Ассоциации Адвокатов России за Права Человека»
Незаконное списание средств со счета путем мобильного банкинга: кто возместит убытки?
Гражданское право и процесс
Судебная практика по данному вопросу неоднозначна
07 Июня 2021
Брославский Лазарь
Брославский Лазарь
К.ю.н., Ph.D (law), общественный консультант юридической фирмы Broslavsky & Weinman
Жалоба – не основание для увольнения
Международное право
В каких случаях суды признают действия работников правомерными и защищаемыми законом
04 Июня 2021
Русакомский Климент
Русакомский Климент
Управляющий партнер Юридической группы «Парадигма»
«Состязание» требований…
Арбитражное право и процесс
На что важно обратить внимание при обжаловании судебного акта, подтверждающего требования кредитора-конкурента
03 Июня 2021
Яндекс.Метрика